ТГАТ имени Г.Камала принял участие в Турции в V Международном фестивале государственных театров под эгидой Министерства культуры Турции и при финансовой поддержке фонда Сабанжи со спектаклем "Рыжеволосый насмешник и его черноволосая красавица".

Татарский и турецкий - хоть и "языки-братья", но недостаточно близки. Зрелищный спектакль, знакомый казанским - и не только - зрителям, наполненный звуком и светом, все же многое теряет, если сам текст непонятен.

Проблема была решена при помощи системы синхронного перевода. Сюжет, основанный на словесных баталиях, стал понятен и турецким зрителям, которые, может быть, не смогли оценить литературные изыски и красоту фраз и сравнений Наки Исанбета, но в отличие от казанского зрителя смогли оценить красоту и смысл замысла другого - режиссера Фарида Бикчантаева. Свет, падающий на сцену в виде кругов, в которых концентрируется действие спектакля, жернова, круглые подносы и в особенности вращательные движения "танцующих" пар и Жирэна (Рыжего) - намеки и знаки, философия которых понятна даже самому неискушенному в искусстве театра зрителю. Турецкому. И не всегда - нашему, родному. Главный герой - дервиш, чья философия внутренней свободы и толерантного отношения к другим близка к взглядам столь чтимого в Турции поэта и религиозного философа Мевланы, основателя суфийского ордена Мевлеви, известного европейцам под названием "вращающихся дервишей".

Конечно же, у Исанбета рыжеволосый насмешник - не Мевлана и даже не его последователь. Он философ. Он поэтичен и ироничен. Он ловок: жонглирует словами и их смыслом. Чтобы понять все это, турецкому зрителю достаточно было увидеть на сцене "танцующие" пары и Жирэна с его черноволосой красавицей в кругах света.

Зрительный зал государственного театра г. Адана рассчитан на 368 посадочных мест, но, к сожалению, "насладиться" синхронным переводом с татарского языка на турецкий смогли только 120 зрителей, по количеству наушников. Значит, оставшиеся могли и не удовлетвориться тем, что характер главного героя-дервиша "прочитан" ими с первых движений, ведь этого недостаточно для раскрытия смысла конфликта между Жирэном Чичэном и великим ханом.

Камаловцев с этим спектаклем очень ждали в Адане. Поездка и проживание полностью оплачивались приглашающей стороной, а встретили группу еще в Стамбуле. Организаторы приготовили часть декораций-конструкций спектакля, поскольку везти "родные" металлические сооружения рейсами Казань - Стамбул и Стамбул - Адана представлялось невозможным. Гостеприимство и профессионализм хозяев фестиваля все же не спасли Рыжего насмешника от участи жить в шалаше из пальмовых ветвей: в Турции нельзя безнаказанно рубить деревья, даже ветки, поэтому пришлось ограничиться пальмой, растущей в близлежащем парке. (Иллюзия рая?)

В цели и задачи фестиваля не входило выявление самых-самых: лучшего спектакля, режиссера, лучших исполнителей ролей, композитора, художника. Не было жюри, не было и лауреатов. Впрочем, неверно, жюри ведь было - зрители, которые в течение целого месяца, несмотря на происходящие в регионе горячие события, оценивали все спектакли, приветствуя по заслугам и своих театральных звезд, и актеров далекого только географически театра из Татарстана. Выиграли и победили все. А больше всех - все тот же зритель.

...Согласно легенде, Мевлана и Ходжа Насретдин были учениками одного учителя. Ходжа Насретдин и Жирэн Чичэн - главные герои пьес одного драматурга, Наки Исанбета. И "Ходжа Насретдин" - следующая постановка, которую скоро ждут в Турции.

Лейла ГАФФАРОВА,

Адана - Казань.