Обязательное изучение татарского языка в школе введено с 1990 года, а споры на эту тему не утихают. Чем порождены эти дискуссии? Если вникнуть в суть дела, то оказывается, что причина не в неприятии самого двуязычия, а в сопутствующих ему проблемах.

- Если в первые годы внедрения двуязычия в школах заявления-протесты от родителей как русско-, так и татароязычных детей были обычным явлением, то сейчас такой проблемы по большому счету не существует. Меняется время - меняется сознание людей. Теперь все понимают: это нужно. Другое дело, что проблемы в изучении языка есть, и их нельзя оставлять без внимания, - говорит Тамара ПАШКОВА, председатель постоянной комиссии по образованию и делам молодежи КСНД.

Ей ли не знать подноготную всех проблем среднего образования - 36 лет учительского стажа, 15 из которых она работает директором 78-й школы. В этой школе есть и просто татарские классы, и классы с углубленным изучением татарского языка, и так называемые классы с татарским языком воспитания (богатый выбор, которому многие школы могут только позавидовать). Уже два выпуска учеников освоили школьную программу с 1-го по 11-й класс на татарском языке, в этом году готовится третий.

- Но через 5 лет такого выпуска уже не будет, - говорит Тамара Викторовна. - Почему? По желанию тех же родителей. Ведь дети, осваивающие школьную программу на татарском языке, теперь с 10-го класса начинают изучать предметы, такие как физика, химия, алгебра и многие другие, на русском. Дело в том, что родители видят - не все вузы перестроились на новую языковую политику, а ведь большая часть детей ориентирована на поступление именно в высшие учебные заведения. Но не во всех них вступительные экзамены и предметы на татарском языке, например, это технические вузы, которым очень сложно из-за своей специфической терминологии перевести учебники на татарский, или то же программирование - как перевести его языки на татарский? И если педуниверситет организовал прием на татарском языке или, например, гуманитарные отделения КГУ - вступительные экзамены по литературе и языку, то КАИ просто не мог этого сделать, так как, скажем, тестирование, которое там обычно проводится в апреле, идет по вопросам, присланным из Москвы.

Таким образом, в татарских классах остаются в основном те, кто собирается поступать на факультеты татарской филологии, татарской журналистики или русско-татарское отделение педуниверситета - а много ли наберется таких детей в масштабах всей школы? К тому же, если родители ориентировали своих детей на эти специальности, они отдадут их скорее в специализированные гимназии, где имеется соответствующая языковая среда, а не в обычную школу, где 1500 учащихся и только 5 классов с татарским языком. Это уже вторая проблема: зачем вообще создавать в школах чисто татарские классы с несколькими учениками в каждом из них, если рядом есть татарские гимназии - у нас, например, рядом сразу две: 18-я, 16-я и еще 68-я татарско-русская школа. Родители, которые нацелены на очень серьезное изучение татарского языка, отдают детей туда, а нам приходится с большим трудом формировать такие классы у себя в школе, и эта проблема останется, пока дети не получат возможность продолжать свое образование на татарском языке...

Светлана ГОРДЕЕВА.