Вечером 24 июня 1906 года некто мещанин Флеровский, проходя по Нижне-Федоровской улице, что ныне есть часть улицы Федосеевской, увидел следующую картину. Недалеко от берега Казанки сидел огромный пес непонятной породы ярко-рыжей масти, буквально светящийся в лучах закатного солнца. Против него на расстоянии примерно двух саженей (чуть более четырех метров) мордами к нему сидело десятка два здоровенных и явно бродячих псов, причем в три ряда. В первом ряду находились крупные особи, во втором - мельче, в третьем - еще менее. Сей псовый ареопаг сидел молча, как бы слушая рыжего мысленно. Когда Флеровский оказался в поле зрения псов, вожак повернул в его сторону голову. За ним последовали остальные. Как говорил впоследствии приставу Первой полицейской части Коробицыну сам Флеровский, псы смотрели на него так, что у него выступил холодный пот, а ноги сделались ватными. Все же у него хватило сил повернуться и ретироваться в ту сторону, откуда пришел.

- Спиной, - говорил Флеровский, - я чувствовал их смертельные взгляды.

Напуганный мещанин сообщил обо всем околодочному надзирателю, и тот ответил, что жителями Нижне-Федоровской улицы о скоплении собак он извещен и им лично сообщено об этом собаколовам.

Флеровский пошел домой (он жил на Касаткина), а утром в LКазанской хронике¦ LТелеграфа¦ вычитал, что Lобыватели Нижне-Федоровской улицы жалуются на небывалый наплыв бродячих собак, особенно недалеко от Конвойной команды¦, Lпроходить здесь так опасно, что обыватели обходят это место¦ и что Lсобаколовы выезжают только ловить комнатных собачек, выбежавших случайно на улицу¦.

И он решил еще раз наведаться на Нижне-Федоровскую. Дождавшись того же часа, в который он вчера был на сей улице, любознательный мещанин вновь пришел на то место, откуда наблюдал он вчера за странным псовым собранием.

- Я буквально застыл, пораженный, - взволнованно говорил господин Флеровский позже приставу. - Псов было уже более полусотни. Кажется, они сбежались со всего города. И опять рыжий вожак сидел поодаль, а вокруг него уже полукругом сидели остальные псы и... молчали.

Дальнейшие события были похожи на кошмарный сон. Вожак резко повернул в сторону Флеровского голову, и взгляды их встретились. Рыжий явно узнал его, оскалил пасть, зарычал и пошел на мещанина. За рыжим последовали остальные.

Флеровский вылетел из своего укрытия и побежал сломя голову, успев принять нужное направление в сторону полицейского участка на Воскресенской.

Когда он вбежал в участок, то был весь искусан, а одежда его представляла из себя сплошные лохмотья. Тут же были вызваны пристав и врач, который перевязал несчастного и ввел противостолбнячную инъекцию, после чего бедный мещанин начал говорить. Коробицын немедленно отрядил на Нижне-Федоровскую полицейскую команду с оружием, но никаких собак обнаружено не было. Путем опроса обывателей было выяснено, что Lсобаки количеством до полусотни, не сговариваясь, бросились в реку и поплыли в направлении правого берега Казанки, после чего скрылись из виду¦.

Сие событие отнесено полицией, а затем и газетчиками в разряд загадочных происшествий.

Леонид ДЕВЯТЫХ.