=Чумазое личико, куртка с чужого плеча и протянутая маленькая ладошка... Знакомая картина, не правда ли? Такие вот «цветы жизни» сейчас в изобилии произрастают на наших улицах. По статистике их количество сопоставимо с данными 20-х годов прошлого столетия: почти две тысячи беспризорных и безнадзорных было выявлено в этом году в нашей республике.

Неблагополучная обстановка в семье считается одной из главнейших причин ранней криминализации детей и подростков.

Бегут на улицу не от хорошей жизни. Есть, правда, и те, кого влечет романтика. Для них любые, даже идеальные условия покажутся хоть и золотой, но клеткой.

С одиннадцатилетним Олежкой я познакомилась в Центре временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей. Сюда он попал за первое в своей жизни воровство. В Балтасях остались родители с двухлетней сестренкой и еще двумя маленькими братишками. Жили когда-то все вместе, но родители часто пили, и на Олега с Васей их лишили родительских прав. Живет он теперь со старшим братом в верхнеуслонском социальном приюте «Теремок».

Три года пролетели как в сказке, пока не случилась эта история. На дворе стояло лето, Олег отправился купаться на пляж. А на берегу машин полно, хозяева в прохладных водах Волги плещутся. Пара семейная из «Жигулей» вышла, а дверцу заднюю закрыть забыли. Залез он в салон, а там сумочка дамская на сиденье лежит. Кошелек с пятью сотками быстренько перекочевал в кармашек мальчишки. И все это под истошные вопли сигнализации. На то, как хозяева по берегу в панике бегали, он уже с пристани смотрел. Ворованные деньги все до копейки в компьютерном салоне потратил. В приюте, правда, тоже два компьютера есть, но поиграть всегда очередь.

Клянет себя Олег, что по глупости из рая в ад попал. По утрам в ЦВИНПе первая мысль: сколько «сидеть» осталось, скорее бы в приют да к брату.

Хотя и в «Теремке» Олегу не сиделось - несколько раз убегал. Дорогу домой с восьми лет знает: сначала до Казани на «омике» добраться, потом на электричке до Арска, а там сорок километров на попутном автобусе. Убегал лишь затем, чтобы с родителями повидаться. Мать теперь почти не пьет, но приехать к ним с малюткой все равно не может.

- С ребятами дружно живем, - говорит Олег. - Мальчишек и девчонок в приюте от трех лет до восемнадцати вместе со мной двадцать четыре. Всякое бывает, за друга, он младше меня, правда, заступаться иногда приходится. После школы и обеда роспись в журнале - ты свободен. И скорее к друзьям, что с родителями в поселке живут.

В будущем Олег хочет стать дальнобойщиком и мечтает попасть на московскую елку. А пока, тоскуя, смотрит сквозь тонкую занавеску на решетки за окнами.

Бывает, попадают в ЦВИНП ребята из благополучных семей по постановлению суда за правонарушения и преступления. Но в основном это те, кого милиция поймала на улице, обычно за кражи.

Хотя не все бродяжки на улицах преступники. У Саида, к примеру, пойманного на Булаке сотрудниками милиции во время очередного рейда, папа араб, и этим он несказанно гордится. Взглянешь на лицо мальчишки - и без комментариев все понятно. Стоит он, несчастный, червонец в руке сжимает. Отпустить к матери домой просит. Она с маленьким ребенком дома без хлеба сидит, а папа, как малыш на свет появился, ничего не объясняя русской дурочке, на родину уехал. Где он теперь?

Виктория ОСИНИНА.

СПРАВКА «КВ»

1900 неблагополучных семей выявлено только в этом году в РТ. 486 родителей лишены родительских прав. Всего же за восемь месяцев около 7 тысяч родителей привлечены к административной ответственности, в том числе 4900 - за злостное неисполнение обязанностей по воспитанию своих детей.

932 из выявленных в этом году безнадзорных вернули родителям и опекунам. 225 отправлены в детские дома и школы-интернаты, социальные приюты и социально-реабилитационные центры.

Из 193 беспризорников так или иначе пристроены оказались лишь 53.