Сейчас в этом стационаре живут 16 ребятишек до полутора лет. Именно живут, а не лечатся - так правильнее определить характер их пребывания в больнице. Ведь то, что ребенок от ВИЧ-инфицированной матери рождается непременно с этим же диагнозом, неправда. Внутриутробное заражение может произойти, а может и не произойти, и в процессе родов ребенок тоже заражается не всегда. И это даже если беременность и роды не контролируются медиками. А если эти процессы проходят под контролем врачей, которые проводят будущей матери специальную антивирусную терапию, риск рождения ребенка с ВИЧ-положительным диагнозом сокращается до минимума.

Так что не все дети, находящиеся в отделении стационара, имеют ВИЧ-положительный диагноз - только трое. Но и эти трое, хоть и получают специальную антивирусную терапию, ничем не болеют и от всех остальных детей не отличаются: все шестнадцать карапузиков одинаково любознательны и подвижны, так же очаровательны, как любой другой ребенок в этом возрасте.

- В нашем стационаре дети должны находиться до полутора лет - это окончательный срок установления диагноза, - говорит педиатр отделения Ирина Александровна. - Но по современным методикам наличие вируса в крови можно определить гораздо раньше: в шестимесячном возрасте. Поэтому находиться в стационаре так долго им не нужно. Это обычные дети, которым требуется не лечение, а общение со сверстниками, преподавателями - они должны расти и воспитываться в домах ребенка.

И правда, больница и детский дом - пусть даже казенный дом, совсем разные вещи. Любой ребенок должен гулять, играть с детьми и жить в более разнообразной обстановке, чем больница. Однако иную жизнь им стационар дать не может, да в рамках своей функции и не должен. Игрушки, молочное питание, памперсы, видеодвойку помогают приобрести спонсоры и главный врач Республиканского центра по профилактике и борьбе со СПИД Олег Романенко. Свою долю любви и заботы получают они и от персонала, а не любить детей невозможно: у каждого из врачей, санитарок, воспитателей здесь есть свой любимчик. Но больница есть больница - синдром, который приобретает ребенок в этом специфическом замкнутом мире, долго не проходит. Как говорит Ирина Александровна, «у наших детишек здесь развивается общая «болезнь» - «госпиталия». «Отрицательный» малыш после полутора лет отправится хотя бы в дом ребенка, а вот «положительных» туда брать не хотят, лишь двоих забрали наиболее сознательные директора (кстати, в Уфе ВИЧ-инфицированные дети живут в обычных детских домах на общих основаниях). И куда деваться этим детям, никто не знает.

«А родители?» - спросите вы. Увы, от этих детей мамы-папы отказались раз и навсегда. За всю историю существования стационара сюда не явился ни один раскаявшийся родитель. Хотя бы просто взглянуть на свое чадо, которое расплачивается сейчас за его грехи.

- Живут у нас сейчас трое ВИЧ-инфицированных малышей, и что будет с ними дальше - я не знаю, - грустно говорит Ирина Александровна. - Они растут, и их «госпиталия» усугубляется. Смогут ли они потом адаптироваться в обычных условиях? Ведь им предстоит жить так же, как другим! Современные методики лечения позволяют поддерживать жизнь носителей ВИЧ-инфекции в неактивной форме достаточно долго, а это значит, они вырастут, будут иметь семьи... И они должны расти так же, как все остальные дети, но сегодня такой возможности у них нет...

Светлана ГОРДЕЕВА.