- Сергей Викторович, Игорь Акинфеев завершил карьеру в сборной России, как относитесь к его решению и какое будущее ждет вратарскую линию?
- Это взвешенное решение Игоря. Наверное, за 15 лет выступлений в составе клуба и сборной накопилась психологическая, физическая усталость. Он играет без пауз, тогда как многие футболисты во время игр сборной получают небольшую передышку.

За будущее сборной не переживаю, есть большая плеяда как молодых, так и опытных голкиперов. Дает свои плоды российская вратарская школа, появляются сильные тренеры.

- Где они работают?
- Большинство в клубах РПЛ, но есть интересные специалисты и в ФНЛ.

- Перед началом сезона вратарская линия «Рубина» сильно обновилась. Вам как тренеру вратарей это усложнило работу?
- Наоборот интересно, когда приходят новые футболисты. В «Рубине» всегда были высокие требования к вратарям, и на глаз определяешь, какие у новичка недочеты, что можно улучшить. И спустя какое-то время приятно смотреть на его прогресс. Усложнило ли это работу? Легче тренировать вратаря, которого знаешь много лет: ему известны требования. А с новичком нужно подбирать упражнения, повышающие определенные навыки. Но это очень интересно.

- С чем связан приход Егора Бабурина на правах аренды? Ведь в запасе есть молодой Тимур Акмурзин. Какой у него потенциал?
- Егора мы пригласили потому, что Сослан Джанаев получил травму, после которой ему предстояло длительное восстановление. На тот момент мы не могли оставаться с двумя вратарями. Да, Иван Коновалов поиграл в сербском чемпионате и Беларуси,

Тимур тоже перспективный, но у них мало опыта игры на столь высоком уровне. Считаю, что приглашение Егора было правильным. Мы не могли рисковать. Бывает, что и двух вратарей много, а бывает, и четырех мало. Вот в 2002 году была такая ситуация - в «Рубине» отыграли за сезон четыре вратаря.

Сибирские поля

- Вашим первым клубом стал кисловодский «Асмарал». По сути это пример первого частного клуба в постсоветской России. Были какие-то преимущества?
- Какой-то специфики не было. Но у бюджетных команд в то время деньги стабильно были, а частный инвестор платил только по мере их наличия. У иракского бизнесмена средства в какой-то момент закончились, и почти год мы сидели без денег. Питались раз в день, в долг. С приезжими ребятами жили на стадионе. Условия были хуже казарменных - панцирные кровати, матрасы без простыней, разбитые окна, туалет в соседнем крыле. При стадионе также был спортивный магазин. Его директор, видя отношение к нам руководства клуба, предложил по ночам работать охранниками. И ребята отправили меня как самого молодого. Ночевал в теплом помещении, кормили, еще и зарплату получал. А утром мы собирались с командой и ехали в столовую на Колоннаду.

- В Кисловодске вы даже провели 6 матчей в качестве полевого игрока. Как это случилось?
- Играть мы начинали неплохо, к нам даже пришло усиление в виде нескольких игроков московского «Асмарала». А как только закончились деньги, многие игроки ушли. В результате едва набиралось игроков на состав, так что ставили меня в полузащите, нападении. Однажды едва не забил Александру Филимонову - в пору его выступлений за «Факел».

- Какие впечатления остались от родного ставропольского «Динамо»?
- Вернувшись в Ставрополь, застал несколько игр в Высшей лиге, боролись за выживание. Помню, как в ближний угол пропустил гол от Дмитрия Аленичева в его дебютной игре за «Спартак». Но в итоге вылетели в Первую лигу.

- Что представляли собой реалии Первой лиги?
- Самое яркое воспоминание - футбольные поля. В марте прилетаем в Читу на игру первого тура, а там на поле пыльная подушка, сантиметров 15-20. Сплошная пыль, поверх нее разметка и больше ничего. И так почти во всех городах. Только на юге, где климат позволял, поля были хорошего уровня.

- Кто из тренеров вратарей сделал значительный вклад в ваше становление?
- В ДЮСШ первый тренер Михаил Викторович Аракелян, потом Вадим Борисович Соколов. Учили вратарским азам. Зимой тренировки проходили в зале на паркете, где кроме «квадратов» и игры в маленькие ворота сложно было что-то придумать. Благодаря такой подготовке я мог одинаково играть и правой ногой, и левой. Также многое дал Владимир Михайлович Малахов - поставил игру на выходах, и вратарскую школу. Тогда акцент был на физических нагрузках, а сейчас на тактике и иных аспектах. Но самую большую лепту в мое становление внес Виталий Витальевич Кафанов. Когда я только к нему пришел, у него было видение, отличающееся от других тренеров вратарей. Да, были нагрузки, но он заставлял вратаря начинать думать: «Почему в этом эпизоде ты сначала сделал так, а сейчас иначе?». Все вратари физически примерно одинаковые, вся проблема в голове. Вот чем отличается сильный вратарь? Умением думать! Только те вратари, кто может думать - достигают больших высот.

Памятная бронза

- Как случился переход в «Рубин»?
- Мне позвонил Александр Айбатов и сказал, что со мной хотят встретиться представители клуба. Встретился с Виталием Витальевичем, который сказал, что долго за мной наблюдает и хотел бы видеть меня в «Рубине». Затем, пообщавшись с Курбаном Бекиевичем, я уже принял решение о переходе.

- Помните, чем вас зацепил разговор с Бердыевым?
- Да. Я, Валерий Климов и Михаил Синев встретились с ним в кафе у стадиона «Торпедо». От него была такая сильная энергетика, что просто не объяснить. Курбан Бекиевич и тогда был немногословен, четко обозначил, что есть задача, и сказал, что мы ее решим.

- Годом позже команда сыграла в Кубке УЕФА. «Рапид» удивил уровнем?
- Не сильнее того же «Спартака», ЦСКА или «Локомотива». Уверенно выиграли первый матч, но провалили ответный… Это наша вина, может после первого матча сочли, что добились нужного результата. После 0:3 Курбан Бекиевич зашел в раздевалку и сказал: «Вас Бог наказал за такое отношение к игре в этом сезоне».

- После того сезона вы перешли в «Москву». Если сейчас вам предложили изменить это решение, остались бы в «Рубине»?
- Конечно бы остался. Но на тот момент были определенные обстоятельства, по которым ушел в «Москву».

- С задачей вы справились - команда в Премьер-лигу вышла, вместе с этим в «Рубин» приехало много легионеров. Как создавался микроклимат?
- Если футболист сильный, а у нас легионеры тогда были сильные, соответственно и интеллект у него выше. Вспомните, Рони, Новотны, Сибайя, позже Домингес - топовые игроки. Общий язык на поле с защитниками сразу нашел, они быстро выучили базовые фразы. Рони вообще за два месяца выучил русский язык!

- Сильно нервничали перед началом дебютного сезона?
- Мы не знали, насколько наш уровень соответствует Премьер-лиге. И первый матч проиграли 0:4, но если посмотреть запись, то пропускали такие нелепые голы, допускали детские ошибки. Зашли в раздевалку после той игры, и Курбан Бекиевич сказал: «Не переживать, все будет нормально». И мы выдали серию матчей без поражений. Потом раскрепостились и стали понимать, что мы конкурентоспособны в лиге. Все были заряжены, и Бог нас вознаградил за старания бронзовыми медалями.

- Спустя три года вы вернулись в Казань. Кто был инициатором?
- Мы постоянно были на связи с Виталием Витальевичем. Он предложил вернуться, но сказал, что клуб еще берет Сергея Рыжикова. И сразу предупредил, играть будет тот, кто сильнее на данный момент. Ведь Сергея тогда никто не знал, но опыт подсказал Виталию Витальевичу, кого надо брать. Он смотрит не только на уровень игры, но и на личные качества. Ему предлагали многих сильных вратарей, но если он знал, что человек испортит микроклимат во вратарском коллективе, то отказывался от его услуг.

- Лично для вас дороже бронза или золотые медали?
- Первый успех всегда оставляет больше впечатлений, поэтому лично для меня более памятна бронза. Знаю, как болельщики ждали выхода клуба в Премьер-лигу, и вот с ходу удалось взять медали.

- Чем занимались в паузу между «Рубином» и «Химками»?
- У меня сильно болели ноги - поперечное и продольное плоскостопие. Лечился у доктора-ортопеда Владимира Нечаева, который имеет опыт работы с олимпийской сборной России по марафону и спортивной ходьбе. Пролечился 4 месяца, вернулся к тренировкам с ветеранскими командами и решил возобновить карьеру. Созвонился с Александром Григоряном, которого знаю еще по «Асмаралу», и меня взяли на сборы с «Химками». А уже после сборов подписали контракт. Год отыграл, но потом получил травму коленного сустава. Сделав операцию, решил для себя, что пришло время закончить с профессиональным футболом. До окончания контракта оставалось полгода, но мы решили расторгнуть соглашение по обоюдному согласию.

- Сравните атмосферу в команде-2003 и «Рубине»-2008?
- Примерно одинаковая. В 2008-м прям с предсезонных сборов чувствовалась особая энергетика, огонь высекался на тренировках. Ведь пришли футболисты, которым было что доказывать.

- Какие самые большие премиальные вы получали в карьере?
- Давайте лучше расскажу не о самых больших, а о первых. На тот момент играл в «Динамо» в Высшей лиге. Матч на выезде против «Лады». Мы на последнем месте, они перед нами. И несколько команд «висело» кандидатами на вылет. Тогда за победу давали 2 очка, и нам три команды подвозят по 10 тысяч долларов. И игрокам основного состава после победы раздали по 1,5 тысячи долларов. Для 1994 года это были большие деньги. Я их отдал отцу, он купил слегка подержанные «Жигули».

Воспитание Эдуардо

- Придя в «молодежку» «Рубина» тренером вратарей, вы застали период, когда из основы в дубль были переведены многие игроки, тот же Карлос Эдуардо. Как Юрий Уткульбаев выстраивал с ними работу?
- Да, в тот период в дубле были Вакасо, Мавинга… Юрий Анварович сразу им дал понять, если они пришли дурака валять, то пусть бегают по кругу. «На вас смотрят молодые футболисты. Хотите работать - работайте. Я вам помогу вернуться в основу». Поначалу тот же Эдуардо работал спустя рукава, и он его отстранил. Разок бразилец побегал вокруг поля, подошел и извинился. После этого Карлос уже тренировался серьезно.

- Есть желание попробовать свои силы в роли главного тренера?
- Мне это неинтересно. Да, есть тренеры вратарей, которые переходят в статус главных. Но мне интереснее заниматься вратарями. Я слушаю теоретические, тактические установки, но думаю о том, как должен голкипер подстраиваться под ту или иную схему.

- В современном футболе видна тенденция, что вратари превращаются в последних защитников. Как вы относитесь к этим реалиям и прививаете ли голкиперам «Рубина» такой стиль игры?
- Эта тенденция не нова, идет со времен отмены паса назад вратарю. Да, голкиперы стали активнее играть ногами, но здесь многое зависит от философии главного тренера. Также многое зависит от конкретного соперника и от наличия соответствующих исполнителей. Защитники не боятся отыгрываться с вратарем, который может качественно отдать любую передачу. Мы регулярно дополнительно занимаемся с вратарями над повышением уровня игры ногами.

- Вне клубной базы о футболе вспоминаете?
- Конечно, это часть моей жизни. Будучи тренером, много времени провожу за просмотром футбольных матчей. Так что не дистанцируюсь от футбола даже дома. Супруга к этому относится с пониманием, с удовольствием посещает домашние матчи.

- Чем увлекаетесь в свободное время?
- Рыбалкой. Сейчас времени на хобби стало меньше, но раньше выходил на лодке на Волгу.

- Три ваших любимых места в Казани?
- Не могу назвать их конкретно. Город в целом любимое место. Мне и Авиастроительный район нравится, потому что, будучи футболистом, проводил здесь много времени. И старая Казань, и Квартал, и новые районы. Но сам живу за городом. На досуге люблю гулять - у нас рядом природа, Волга, лес.