Вместо бумажной елки я теперь наряжаю такую же, только с иголками из винила. Поворачивая ее то одной стороной, то другой, вешаю миниатюрный чайник и еще меньше по размеру заварочный, Деда Мороза, лошадку, огурцы, Снегурочку, шарики, сосульки, парашютиста с парашютом... Как всегда, фигурка парашютиста частенько слетает с крючка парашюта. На память о том времени, когда мы с подругой и своими сыновьями в 1986 году отмечали праздник вместе, остался сделанный подругой сувенир - бравый гусар в кивере. Больше 30 лет прошло, но гусар все так же несет свою новогоднюю вахту.

...Склеенными моей мамой 40 лет назад бумажными цепями сын бережно довершает процесс украшения натуральной елки. А я достаю самодельные пенопластовые игрушки - белый домик, Деда Мороза и Снегурочку. На ветках поближе к стволу вешаю рыбака в тулупе и валенках - он тоже пенопластовый, подкрашен гуашью, перед ногами у него лунка, из которой он тащит рыбу. Этим игрушкам уже больше 50 лет, и несмотря на хрупкость, я их бережно храню много лет. Почему? Потому что они напоминают мне о первом месте работы, дружном коллективе, веселых и увлеченных людях, с которыми я проработала 11 лет и у которых многому научилась. 

После неудачной попытки поступления в университет я была принята на работу в электролабораторию проектно-конструкторского бюро при заводе «Теплоконтроль». Первое впечатление от коллектива у меня, тогда семнадцатилетней девчонки, - взрослые дяди (такими показались мне коллеги, которым было от 23 до 38 лет) постоянно подшучивают друг над другом. Зато дело свое знают - на каждом столе осциллограф, паяльник, лабораторный трансформатор, панель с розетками. Их технические споры я воспринимала как забавные рассказы из семейной жизни триодов, диодов, резисторов и конденсаторов. Мы очень гордились, что наши коллеги ездили в командировку на подводные лодки в Северодвинск и на танковые полигоны, а наши приборы побывали в космосе, и электронное табло, показывавшее время и погоду, долго красовалось на Доме офицеров в центре города - теперь это Казанская Ратуша. За четыре месяца работы я научилась паять микросхемы, мотать на небольшом станке трансформаторы проводом, тоньше человеческого волоса, делать шнуры, чинить штепсели и розетки.

На носу Новый год, и к нам в лабораторию зачастили из других отделов - несут электрогирлянды с просьбой починить и подкрасить лампочки. Улучив свободную минуту или в обеденный перерыв наши коллеги все чаще скрываются в механической мастерской. Ближе к Новому году на рабочих столах вдруг появляются чудесные домики размером с обувную коробку с белой пенопластовой крышей, трубой и наличниками. Я ахаю от этого великолепия - стенки домиков из коричневого пластика похожи на деревянные, внутри каждого мигают лампочки: маленькая микросхема регулирует частоту мигания. Это наши молодые отцы старались для своих первенцев. Естественно, я тоже загораюсь желанием сделать себе такой домик. В мастерской из фанеры выпиливаю стенки будущего домика, мне помогают просверлить станком окна и нарезать пенопласт с помощью нихромовой нити, которая накаляется и режет пенопласт как нож масло, издавая при этом не очень приятный запах. Чуть зазеваешься - и будет прожог или испортится фигурка! Так появляется на свет ледяной домик, а еще Дед Мороз, Снегурочка, елочки, олени, рыбачок возле лунки, раскрашенные после нарезки гуашью. Даже наш строгий начальник в тот год вырезал из пенопласта Бабу-ягу и чертика, к Бабе-яге я потом приделала метлу, и с тех пор они ежегодно несут свою двухнедельную вахту у меня дома под елкой, напоминая о веселых и умелых товарищах.

В преддверии Нового года я снова задумываю очередной домик из пенопласта. На подоконнике выстраивается уже целая улица из таких домиков. Традиция продолжается...