На слет приехали пограничники с разных концов страны: из республик Марий Эл, Удмуртии, Калмыкии, Башкортостана, Самарской области, Пермского края и других регионов РФ. Всего более 200 человек, которых объединяет светло-зеленая фуражка. Некоторые пограничники не виделись десятилетиями и горячо обнимались при встрече с сослуживцами по заставе. Они вспоминали годы службы, а порой и драматичные страницы из жизни в погранзоне.

- Это объединяет нас как ветеранов пограничной службы. Хочется, чтобы мы не терялись, ведь с 2006 года срочники не призываются в ряды погранвойск, - заметил председатель РОО участников боевых действий пограничной службы и пограничников запаса РТ и города Казани Альберт Сулейманов.


Председатель президиума Союза общественных деятелей Республики Татарстан, руководитель Исполкома
Российского Союза Боевых Искусств по Республике Татарстан - Александр Александрович Даренков вручил
председателю РОО участников боевых действий пограничной службы и пограничников запаса РТ и города Казани
Альберту Сулейманову медаль «За заслуги перед Обществом 2 степени».

Представители общественных организаций из разных регионов на импровизированном плацу презентовали свою работу на местах: встречи, уход за памятниками, пропаганду патриотизма среди подрастающего поколения. Так, в Казани на базе лицея №149 под руководством учителя ОБЖ Габдыльманика Хайруллина функционирует профильный класс пограничной направленности.

Программа слета подразумевала и соревнования по военно-прикладным видам спорта. В личном зачете пограничники проводили сборку-разборку автомата, снаряжали рожок магазина патронами, метали ножи в деревянный щит и вели стрельбу по мишени. В командном зачете участникам предстояло собрать АК-74, снарядить магазин патронами, преодолеть путь по параллельно натянутым веревкам, отстреляться по условному противнику-мишени и произвести метание ножей. Лучшим по итогам соревнований вручили почетные грамоты и подарки.

А в перерывах мы пообщались с некоторыми пограничниками, которые рассказали яркие эпизоды из своей жизни в светло-зеленой тельняшке.
Владимир Колесников, годы службы 1991 - 1993, проходил службу в Пянджском погранотряде:

- На нашей заставе границу между Таджикистаном и Афганистаном разделяла река Амударья. Климат очень жаркий, а песок буквально белый от соли. Проходишь 20 километров, и камуфляж теряет свой цвет. Но и некоторые послабления у нас были - не заставляли в кирзовых сапогах ходить. Офицеры понимали, что в них по песку при плюс 45 градусах нереально идти - ноги просто сгорят. Местное население воспринимало нас мирно. Скажу больше, они на нас полагались, потому что если бы российских пограничников вывели, а такое развитие событий могло быть в то время, то моджахеды взяли бы Таджикистан под свой контроль.

Наша задача - охрана государственной границы, и мы стремились не допустить ее бесконтрольного нарушения. Пограничники воспитываются так: мы никогда не делаем первый выстрел и не бьем на поражение. Но в Таджикистан тогда массово шли караваны с героином. Опираясь на данные разведки, мы устраивали засады. Из-за нехватки бойцов на заставе я, будучи рядовым, был старшим группы, хотя это должность для старшины. Как хороший стрелок стал старшим стрелком-снайпером.

Обучение было простое: дали СВД, цинк с патронами и отправили на стрельбище. Чему-то научился.

Нас с духами разделяла Амударья шириной 300 метров, но с бурным течением. Однако для караванщиков переплыть ее с грузом - привычное дело. Но бывало и так, что родственники жили по разные стороны границы и бегали друг к другу в гости. Например, ловили чабана: у него с собой ни оружия, ни наркотиков. Он просто пошел в гости к родне!

Запомнился случай, когда нас втроем ночью отправили в составе разведывательно-поисковой группы. Идем, ничего необычного. И вдруг слышим впереди хруст, думаем: кабан или камышовый кот? Разделились, и тут раз - автоматная очередь. За ней еще одна - и все стихло. Бойца нашего не вижу, но и голос подавать боюсь. Решил потихоньку ползти вперед по камышам. Добрался до рядового Коржа, отправились искать другого. А тьма кромешная! В итоге нашли, у парня три ранения: в ногу, плечо и живот.

Корж на себе потащил парня, а я по следам крови добрался до его автомата - он расстрелял весь боекомплект и раненым начал ползти обратно...

Тут же после инцидента приехал офицер из особого отдела, взял с меня объяснительную за допущение потери боевой единицы. Я получил два наряда вне очереди за то, что не предусмотрел возможности появления противника. Офицер мне сказал, что солдат скончался в госпитале. Но спустя 25 лет я случайно узнал, что он жив и здоров. Сейчас с ним общаемся.
Айрат Нисафутдинов, годы службы 1987 - 1989, проходил службу в Афганистане:

- Мы располагались в провинции Бадахшан, это горы Памир. Зелени кругом никакой, высокогорье, первое время не хватало кислорода. Жили в небольших блиндажах, из камней сложили баню, был арык. Мы прикрывали три ущелья, но караваны моджахедов шли и по высокогорью. Там место, где рядом несколько границ: СССР, Пакистана, Индии и Китая. Оттуда переправляли оружие, а нам нужно было перекрыть эти пути.

Вокруг нас кишлаки, и их жители между собой иногда конфликтовали. Как начинают стрелять - мы их успокаиваем. Вызывали старост и предупреждали: «Если пуля пролетит, то сами наведем порядок» - и сразу наступала тишина. Бывало, что в банный день перекрывали нам арык, потом очередь из автомата дашь в сторону кишлака - и вода появляется.

Из Афганистана мы вышли 15 февраля в 14 часов. Прикрывали вывод 40-й армии, после чего сами пересекли границу СССР.