Сентябрь 2009 года. 17-летний Тимур Биктеев вместе с товарищем Максимом Ковтуном ехали в автобусе домой с занятий. Оба только поступили учиться в юридический институт МВД РТ, еще присягу не успели принять. Когда подъехали к остановке «Океан», увидели драку - крутой замес, как говорится, даже домкратом один размахивал. Дерущихся много, прохожие не вмешиваются, спешат по своим делам. Новоиспеченные студенты выскочили из автобуса и кинулись разнимать. Вызвали милицейский наряд, сдали всех драчунов, а тому, которому проломили голову, оказали первую помощь, вызвали скорую. Крепко досталось этому мужчине. 

- Когда стали разбираться с компанией, выяснилось, что пострадавший - таксист, - рассказывает Тимур. - Пятеро мужчин попросились к нему в машину, тот вначале согласился. Но когда они начали ругаться в салоне между собой, остановился и стал выгонять скандальных пассажиров. Те в ответ пустили в ход кулаки, домкрат, стали избивать водителя, забрали у него магнитолу, отобрали деньги.

Пострадавший спросил у ребят, где они учатся. На следующий день Тимура с Максимом вызвали к заместителю начальника курса. Пока шли в кабинет, голову ломали, что сделали не так, вроде бы после случившегося сразу доложили начальнику курса, ничего не скрыли. Оказалось, что водитель пришел лично поблагодарить. 

- Сказал, что мы спасли ему жизнь, ведь эти нападавшие хотели добить его. Вначале нас наградили Благодарственным письмом, затем министр МВД Рашид Нургалиев подписал приказ о награждении нас медалями «За доблестную службу», а министр МВД РТ Асгат Сафаров вручил награды на общем построении, сказав: «Ребята, прецедент редкий». Для меня эта первая серьезная награда, которую я получил в 17 лет, и самая значимая. 

В органы внутренних дел, в особенности в уголовный розыск, приходят служить либо по убеждению, либо по расчету. Последние чаще всего не задерживаются и уходят. Остаются только фанаты своего дела.

Тимур пришел служить в МВД по убеждению. Об этом говорит еще и тот факт, что, получив диплом о высшем образовании в КЮИ, поработав некоторое время в следствии, парень уволился, чтобы служить в армии.

- Попал в спецназ и до сих пор не жалею об этом, - говорит Тимур. - Армейская служба стала отличной школой, которая научила самодисциплине, выносливости и выдержке.

Убойный отдел, как известно, занимается самыми тяжкими преступлениями, убийствами. И каждый оперуполномоченный почти наверняка помнит свой первый выезд на труп. Тимур сейчас рассказывает об этом спокойно, как бы посмеиваясь над своей тогдашней неопытностью. 

- Я тогда проходил практику на третьем курсе в этом же отделении, где сейчас работаю, - вспоминает он. - Наставником был старший оперуполномоченный Александр Васильевич Михеев, который сейчас служит начальником отдела «Московский».

Отправляясь на выезд, он пошутил: «Ну что, сынок, в штаны не наделаешь?» А я тогда и сам не знал, как поведу себя. Не то чтобы волновался, но пока не прибыли на место преступления, мысленно готовил себя, что сейчас увижу труп. К моему удивлению, все прошло штатно, спокойно. Наверное, свою роль сыграла и рабочая обстановка, которая была там. Все специалисты делали то, что им полагается, спокойно, без суеты, и истерить повода не было. Был труп женщины, которая в пьяном виде поскользнулась и упала. При падении ударилась головой об острый предмет и погибла. На службе я не так давно, но довелось повидать немало. Для меня самые жестокие преступления - направленные против детей. Понятно, что у этих людей психика не в порядке. Но ненависти к ним у меня нет. Есть желание разобраться, понять, почему человек пошел на такое, почему поднял руку на ребенка.

И конечно же у каждого опера есть своя особо запомнившаяся история. И не обязательно это преступление, где много крови. Чаще остаются в памяти те дела, когда приходилось тягаться со злоумышленником не силой мышц, а интеллектом.

- Самое интересное для меня преступление, которое долго не могли раскрыть, - убийство женщины в Дербышках в октябре 2016 года, - продолжает Тимур. - Ее труп нашли в ближайшем лесу - злоумышленник жестоко избил свою жертву, она от полученных травм скончалась. Поначалу никакой информации по этому делу не было: кто мог совершить преступление, как она, семейная женщина, оказалась одна в безлюдном месте. Полтора года дело лежало без продвижения, никаких зацепок, хотя велись все следственные мероприятия, опросы свидетелей и прочее. На подозреваемого получилось выйти благодаря образцам ДНК, взятым на экспертизу. Так в нашу разработку попал случайный знакомый женщины, образцы ДНК которого совпали. На момент знакомства с жертвой он был еще гражданином Таджикистана. За время расследования убийства успел получить российское гражданство. Но радость, что установлен подозреваемый, была преждевременной - мужчина на допросах все отрицал.

Мол, я не убивал, к делу никакого отношения не имею и точка. Вы полиция, вы и доказывайте. Было это в мае 2017 года, и только в октябре 2018-го нам удалось собрать неоспоримые доказательства его вины. Полтора года шла совместная со следственным комитетом скрупулезная, титаническая работа с колоссальным объемом документов, были опрошены десятки свидетелей. Показания собирались по крупицам, ведь прошло много времени, важные для расследования детали люди успели забыть. Оказалось, что женщина случайно познакомилась с приезжим из ближнего зарубежья. Решили встретиться, но теплая компания не заладилась, произошел конфликт, и новый знакомый каким-то образом увел женщину в лес и жестоко избил. Когда он устал и бросил ее в лесу, женщина была еще жива и умерла после в мучениях. В мае 2019 года был суд, мужчина получил 9 лет лишения свободы. 

Все современные преступления требуют от оперативников и следователей особого подхода - чтобы раскрыть замысел преступника, приходится не раз проводить мозговую атаку, вступать с ним в интеллектуальную схватку.

- Для доказательной базы одного признания недостаточно, - говорит Тимур. - Нам нужно подтвердить его же показания. Это непросто - преступления разные, ситуации разные. Везде нужна голова, и основное оружие оперативника - это его мозги.
- Порой от ветеранов уголовного розыска можно услышать, мол, молодые сотрудники не те и не так работают. Что вы на это скажете?

- С большим уважением отношусь к старшим товарищам, наставникам, ветеранам МВД. Но времена меняются, и сейчас работа в уголовном розыске требует от оперативников больше интеллектуальной работы, мозговых атак. Меняются люди, технологии, преступления, и это сказывается на нашей работе. Уголовный розыск тоже меняется, не стоит на месте. Если раньше, в 90-х годах, преступники головой особо не думали, все чаще стреляли, то сейчас они ушли в интернет. Мошенники, аферисты и прочие преступные элементы эволюционируют, придумывают новые комбинации. Вся система министерства внутренних дел в целом и уголовный розыск в частности тоже не стоят на месте. Более того, мы обязаны на два шага опережать преступников, развиваться, совершенствоваться еще быстрее, двигаться вперед и не стоять на месте.