Десять копеек счастья
news_header_top_970_100

Десять копеек счастья

Шестидесятые годы прошлого столетия. Дом сталинской постройки, с парадными подъездами, запасным входом-выходом во двор, огромными лестничными площадками, высокими деревянными дверьми и четырехметровыми потолками в квартирах - в таком жил я с отцом, матерью и бабушкой на улице Восстания в большой однокомнатной квартире, которая впоследствии окажется лучше хрущевской двушки, что дали отцу на вертолетном заводе в самом конце 60-х.

С фасада дома - замечательный, с фонтаном посередине, сквер, от коего сегодня осталось то, что осталось, с тыла - детский садик, с торца - шумный ресторан “Маяк”, а чуть наискосок от него через дорогу - кинотеатр “Костер”.

- Мечта? - спросите вы.

- Вовсе нет, - отвечу я. Сходить в кино не было в те годы событием, как для меня, скажем, ныне. И позволить себе это мог любой пацан из нашего дома независимо от материального положения семьи, ибо посещение кинотеатра стоило утром и днем 10 копеек. В конце концов, такую сумму вполне можно было выиграть в пристенок или чику. Работающие бедные были, работающих нищих или пенсионеров - не было. Единственной преградой являлись так называемые вечерние сеансы, начинавшиеся с 18 или 19 часов и стоившие уже 25 копеек, куда лиц, не достигших 16 лет, просто не пускали. Это сейчас всем все до лампочки и десятилетнему мальчишке можно вполне спокойно пройти на “Эммануэль”, а тогда, при полном отсутствии даже малейшего намека на эротику, пройти на вечерние сеансы было практически невозможно: за этим строго следили и кассиры, и контролеры, проверяющие на входе у публики билеты.

Киношной порой было, конечно, лето.

Мы, компания из нашего дома человек до семи, не пропускали практически ни одного нового фильма. Вернее, нового по отношению к предыдущему. Шумные и взъерошенные, как только мы входили в фойе кинотеатра, то притихали, разговоры смолкали и, войдя в кинозал, небольшой, но уютный, с деревянными стульями, связанными между собой, и вовсе переходили на шепот. Мы знали, как себя вести в подобных местах. Потому что нас этому учили. Конечно, бывало (очень редко), что кто-нибудь из наиболее шустрых слишком громко смеялся или начинал вслух комментировать события, происходившие на экране. Тогда возле него мигом оказывалась материализовавшаяся невесть откуда дородная женщина и, беря его за ухо или за шиворот - в зависимости от собственного настроения, немедленно выводила вон из зала. Чтоб не мешал другим.

“Фантомас”...

Это явление настигло нас, когда мы были уже постарше.

Я помню огромные очереди у всех кинотеатров, где шел этот фильм. Не было такого мальчишки, который не посмотрел бы этот сериал (кажется, у нас прошли три серии) несколько раз, и не было в городе подъезда, где на стене не красовалась хотя бы буква F.

А “Операция “Ы”! А “Белое солнце пустыни”!! А “Кавказская пленница” или “Бриллиантовая рука”!!! Все это было смотрено-пересмотрено не единожды.

И если в следующем году эти фильмы покажут снова, я с удовольствием посмотрю их еще раз.