«Одна она может уже и не справиться»: как мальчик из Казани живет с половиной сердца
news_header_top_970_100

«Одна она может уже и не справиться»: как мальчик из Казани живет с половиной сердца

У семилетнего Кирилла Кудрявцева из Казани врожденный порок сердца. Тяжелая болезнь зародилась у мальчика еще до его появления на свет. Говоря обывательским языком, у Кирилла не выросла половина сердца. Порок не позволяет ребенку нормально расти и развиваться.

«Однажды мне тут резали, вот тут прямо», – Кирилл показывает шрамы на теле. Следы своих пяти операций он воспринимает спокойно и даже как-то обыденно. Ну было и было, он привык. Мама Кирилла – Регина Кудрявцева  очень старается говорить спокойно, она буквально воркует с сыном, но все равно пару раз во время нашей беседы ее голос дрожит.  

Она поднимает свитер мальчика – под лопаткой еще один шрам, длиной как раз на половину спины совсем не крупного Кирюши. «Вот тут большой шрам есть у нас», – говорит она. И объясняет – там у ребенка искусственное сердце, оно нужно на время проведения операций, когда его собственное останавливают.

Маленький «сердечный» воин

Кирилл стал вторым ребенком в семье Регины и Дениса Кудрявцевых. По словам мамы, о тяжелом недуге ее еще нерожденного ребенка ей сообщили на 22-й неделе беременности при прохождении планового УЗИ.

«Были «добрые» люди, которые говорили мне: «Зачем тебе инвалид, который будет овощем? Будешь за ним ходить?» Тяжело объяснять ребенку, который спрашивает: «Мама, будет больно?», – говорит мама Кирилла.

Она, выслушав все рекомендации прервать беременность, все же решила рожать. Потому что, сколько жить ребенку, решать только Богу. А ее дело – бороться за сына и не думать о плохом. Регина о таком себе думать не разрешает. 

В свои 7 лет Кирилл пережил уже пять сложнейших операций.

Фото: © Регина Кудрявцева

Болезнь Кирилла родилась вместе с ним. Говоря медицинским языком – у него гипоплазия левых пороков сердца. Не развилась половина самого главного органа. Другая же не может выполнить все функции по перекачке крови в организме, качать кровь «в ноги» ей, перегруженной, трудно. Врожденный, смертельно опасный порок сердца мешает ребенку нормально расти и развиваться. Но есть шанс – в еще одной, коррекционной операции. 

На каждую из уже пяти перенесенных Кириллом операций семье приходилось собирать деньги через благотворительные фонды.

«Первая операция была 64 тыс. евро, вторая – 45 тыс., третья – тоже 45 тыс., четвертая – чуть более 50 тыс. евро», – рассказывает Регина.

Пятая, сложнейшая операция обошлась в 125 тыс. долларов. Регина Кудрявцева перечисляет все эти огромные суммы дрожащим голосом, а после и вовсе не может сдержать слез.

Операцию провели в клинике Бостона (Boston Children’s Hospital), длилась операция шесть часов. В Бостонской клинике работает тот, кто может подарить маленькому казанцу в буквальном смысле жизнь, – кардиохирург Педро дель Нидо. Про всемирно известного доктора говорят – чудотворец, спасший многих. 

Кириллу уже установили шунт, который должен помочь организму подготовиться к операции Фонтен. Сейчас его организм готов и клиника ждет его в ближайшие месяцы. Врачи утверждают, что медлить нельзя.

После пятой операции вес семилетнего Кирилла составлял всего 16,5 кг.

Фото: © Регина Кудрявцева

Но стоит эта последняя, очень важная операция 186 тыс. долларов – это более 11 млн рублей, сумма для семьи неподъемная.

Регина не говорит, как трудно ей, прошедшей вместе с Кириллом весь длинный и трудный путь, потому что это все «не так важно». Ее мальчик столько прошел, столько пережил, так стойко боролся, а последний шаг зависит в большей степени не от него.

«Суммы, конечно, шокирующие. Конечно, это громадная сумму для обычного человека. Ты понимаешь, что самому это всю жизнь работать не переработать. Не накопишь даже за всю жизнь», – говорит мама Кирилла, но тут же признается – надежду она не теряет.

Несмотря на свой недуг, Кирилл очень подвижен. Он интересуется всем вокруг, учится считать и писать. Особо увлечен робототехникой. Впрочем, заболевание диктует свои правила. Активные игры или бег приводят к одышке, у мальчика синеют губы. Да и весит Кирилл в семь лет 16 с половиной килограммов. Операция не сделает его полностью здоровым, после нее могут быть и последствия, само хирургическое вмешательство рискованно, рассказывает мама мальчика.

«Это не панацея. Но эта заключающая коррекционная операция даст возможность Кириллу просто жить дальше», – говорит Регина. 

«Сначала был вопрос: «За что мне это?»

Регина признается, что в начале, как и многие другие родители деток с тяжелыми болезнями, задавалась вопросом,  за что на долю семьи выпали такие испытания.

«Но потом я поняла, что этот вопрос ни о чем. Скорее вопрос: «Для чего мне это?», «Для чего мне это все дается?». Я считаю, что такие дети даются для того, чтобы посмотреть на жизнь по-другому, что-то поменять в своем сознании», – говорит Регина.

В этом году Кирилл пошел в первый класс. А скоро он отметит свой 8-й день рождения. Мальчик еще не определился, кем будет во взрослой жизни. Среди потенциальных профессий, к которым склоняется Кирилл – повар, пожарный, полицейский или врач.

«А почему ты хочешь, например, врачом быть?» – спрашивает мальчика мама.

«Спасать жизни, вдруг случайная болезнь будет», – не задумываясь ни на секунду отвечает Кирилл.

«Он уже сейчас хочет помогать другим людям, видя, как ему помогают. Я рассказываю ему постоянно об этом – «Смотри, как много людей хотят тебе помочь, чтобы ты жил», – у Регины Кудрявцевой вновь дрожит голос. 

Средства на операцию Кирилла Кудрявцева собирают благотворительные фонды, среди которых Фонд «Наши дети» и группа «Спасем жизнь Кириллу Кудрявцеву» во «ВКонтакте». 

Ценен каждый, даже самый скромный перевод, ведь помочь Кириллу собрать деньги на операцию могут даже 10 пожертвованных рублей.

Оказать помощь Кириллу можно также отправив SMS на номер 7545 со словом «Кирюша» и любой суммой пожертвования (например: Кирюша 300).

news_right_column_240_400
news_bot_970_100