Танки грязи не боятся

«Что за дурацкая система экономии электроэнергии? - Максим Петрович остановился у единственного на весь двор тускло горевшего фонаря.

Он знал, что на остальных столбах свет вспыхнет где-то через минуту, и тогда можно без помех пройти двором этого длинного многоэтажного здания. - Как на фронте - перебежками приходится двигаться».

- Что вы делаете? Отдайте сумку! Помогите! - от соседнего подъезда раздался крик женщины. Максим Петрович, не раздумывая, бросился туда. Его глазам нарисовалась привычная по детективным сериалам картина: воспользовавшись отключением во дворе фонарей, юноша (явно обкуренный или пьяный) пытался вырвать сумку из рук женщины.

- Ты что, щенок, вытворяешь! - ветеран схватил бандита за плечо и попытался оттащить в сторону. Тот, не говоря ни слова, отпустил сумку, ударил заступника в лицо. Максим Петрович в долгу не остался.

- Ветерана бьют! - закричала женщина. В это время на фонарных столбах вспыхнул свет. Нападавший резко надвинул на глаза капюшон куртки, метнулся в расположенный неподалеку школьный двор. Две секунды - и его как не бывало.

- Спасибо вам, дедушка! Если б не вы, осталась без ключей и без зарплаты. Ой, что это у вас на лице? Кровь?

- Да ерунда, царапина, - Максим Петрович провел пальцами по щеке - на них остался след крови. Наверное, перстнем зацепил, паразит.

- Пойдемте ко мне, я вам обработаю ранку. И не пытайтесь возражать, не хочу, чтобы из-за меня у вас были проблемы со здоровьем. Так нужно, поверьте медсестре со стажем.

- Действительно царапина. До 9 Мая заживет, - неловко пошутила хозяйка. - Скажите, а вам не страшно было вот так вот прибежать на крик, схватиться с молодым? А вдруг он был вооружен ножом? Не больно-то сейчас в подобных ситуациях мужики проявляют себя.

- Тот, который напал на вас, изначально трусил - смелые слабых не трогают. Этот в князи из грязи не выберется. А танки грязи не боятся.

- А вы танкист?

- Да, был когда-то. Два года войны захватил, пока в госпиталь с тяжелой контузией не попал. Представляете - за две недели до Победы! Потом всякого пришлось испробовать, помотало меня по Союзу. По-другому не получилось: на фронт ушел со школьной скамьи - профессии никакой. А некоторые проблемы со здоровьем после госпиталя тоже не позволяли определиться на работу по своему вкусу.

- А кем вы хотели стать?

- Моряком. Хотел Землю по воде обогнуть, да вот не пришлось. Я лет двадцать во Владивостоке прожил, все надеялся, что удастся попасть на корабль дальнего плавания, но не случилось. Потом женился, перебрались на родину жены в Казань.

Беседа продолжилась на кухне. Хозяйка Оксана налила Максиму Петровичу чая, достала вкусные пирожки собственной выпечки.

- Вот, дедушке в больницу приготовила. Да вы ешьте, ешьте, у меня есть еще. Кстати, мой дедушка тоже танкистом воевал.

- А на каком фронте?

- Я не знаю. Он не любит про войну особо рассказывать. Всей страшной правды, говорит, вам незачем знать, а остальное по телевизору увидите. У нас некоторые его военные фотографии сохранились, хотите посмотреть?

Оксана вышла и через минуту вернулась с ветхим фотоальбомом, какие были в моде на рубеже пятидесятых теперь уже прошлого века.

- Вот здесь он после окончания училища, здесь уже на фронте. А вот дедушкин экипаж. Фотография, правда, не очень хорошо сохранилась.

Гость пододвинул альбом к себе, достал из кармана пиджака очки.

- Дедушкин экипаж, говорите. А вот это случайно не дедушка?

- Да, а как вы догадались?

- Ну, вы же сказали, что после училища, значит, офицер. Остальные-то трое - сержант, рядовые. А что с дедушкой случилось, с чем в больницу попал?

- Ничего особенного, плановое обследование как ветерана войны, процедуры всякие. Он ведь тоже ранен был. Я завтра к нему иду, пойдемте со мной. Суббота все-таки, выходной.

- А у меня, Оксана, теперь в календаре только субботы и воскресенья. Что ж, если приглашаете, сходим. Может, с дедушкой каких-нибудь общих знакомых вспомним...

На следующий день встретились в назначенное время на остановке автобуса. Оксана была с тяжелым пакетом гостинцев, Максим Петрович - в парадном костюме с орденскими планками (как он пошутил - по поводу встречи с коллегой).

В палате, куда они подошли с визитом, оказалось немноголюдно - четыре койки были предназначены для уже немолодых участников самой страшной войны.

- Здравствуй, дедушка! Познакомься - это Максим Петрович Кожухов. Он вчера меня, можно сказать, от смерти спас. Знаешь, вечером прямо у подъезда бандит...

- Ну, здравствуй, Гриша! - Максим Петрович вышел из-за спины Оксаны.

- Откуда вы знаете моего дедушку?

- Отсюда, - Кожухов достал из кармана костюма пожелтевший снимок, на котором красовался экипаж Т-34.

- Вы взяли фотографию из нашего альбома! Зачем?

- Да, я взял фотографию из альбома. Только не из вашего, а из своего. Вот этот бравый сержантик справа от вашего дедушки - я.

- Максюта! Какими судьбами? - Григорий Иванович от нахлынувших чувств не мог стоять на ногах, присел на койку.

- Вот, понимаешь, пришло время должок тебе отдавать. Пришел доложиться, что задача с честью выполнена.

- Какой должок, Максим Петрович? - растерявшаяся Оксана непонимающе смотрела на ветеранов.

- А такой, дорогая Ксюша: твой дедушка, а мой командир экипажа старший лейтенант Кузнецов в апреле 45-го спас жизнь механику-водителю Кожухову.

И Максим Петрович рассказал историю. Когда во время наступления войск Второго Украинского фронта в Чехии их полк бросили в прорыв («Фашисты тогда дрались как напоследок», - перебил его с улыбкой Григорий Иванович), танк старшего лейтенанта Кузнецова подбили. Из всего экипажа в живых остались чудом уцелевший командир и сильно контуженый механик-водитель. Больше километра под шквальным огнем Кузнецов тащил на себе бесчувственного Максюту до своих позиций. Спас товарища, проявив геройство...

- Да ладно тебе, Максюта, «геройство», «геройство»! Ты, что ли, по-другому поступил бы, окажись все наоборот? Тогда время другое было, другие отношения. Не то что сегодня. Когда на Ксюху напали, она, поди, кричала, на помощь звала?

- Кричала, дедушка.

- И что, никто ее, кроме старого танкиста, не слышал? Ты ведь, Максюта, как на войне поступил - сам погибай, а товарища выручай.

В палату заглянула медсестра:

- Кузнецов, Ахмадеев, Мищук, - на процедуры!

- Максюта, не уходи. Подожди, я мигом!

- Ну куда я от тебя, Гриша. Мы же из одного экипажа...

КВ
Лента новостей