Родительская любовь

Диляра была поздним и очень любимым ребенком. Девочка росла на радость родителям здоровой и жизнерадостной, однако с другими детьми контакт находила с трудом. А в детском садике неожиданно для всех подружилась только с одним ребенком.

Это был не по годам серьезный мальчик из семьи очень религиозных евреев, вся родня которых уже давно эмигрировала в Израиль. Родители Марика оставались в России только из-за бабушки, которая уже не перенесла бы столь дальнего пути.

Родители Марика приняли дружбу своего сына с девочкой. Тем более что Диля им нравилась - умная, серьезная, рассудительная. Постепенно Роза Моисеевна и Абрам Израилевич на вопросы друзей - таких же религиозных евреев, стали отвечать, что она им практически как дочь, так что чистота крови не пострадает. 

Марик и Диляра вместе пошли в школу и все десять лет сидели за одной партой. В подростковом возрасте, когда их сверстников охватила жажда любви и романтических отношений, родители Марка напряглись, но дети не давали повода для беспокойства.

- Девчонки все такие дуры! С ними поговорить не о чем - одни тряпки на уме, - убеждал их Марик. - А Диля - мой самый лучший друг: я ей все могу рассказать и она все поймет!

Роза Моисеевна и Абрам Израилевич успокоились: если друг, значит, никакие шуры-муры не предвидятся. Но на всякий случай они как образцовые еврейские мама и папа взяли решение вопроса о спутнице жизни для сына в свои руки. Марик уже учился в институте, шел на красный диплом, и перед ним открывались большие перспективы: преподаватели в один голос говорили о нем как о гениальном финансисте. А финансист, он и в Израиле финансист: бабушка Циля чувствовала себя все хуже и перспектива возвращения на Землю обетованную становилась все реальнее.

Конечно, хорошую еврейскую девочку для хорошего еврейского мальчика скоро нашли. В семье банкира Бранницкого росла единственная дочь Белла - умница-красавица, хозяйственная тихая девочка, гордость родителей. Семья Бранницких в полном составе часто приходила в синагогу, соблюдала все традиции - в общем, лучше не бывает. И Роза Моисеевна рьяно взялась за дело. Сначала Марик не придал значения участившимся визитам, совместным ужинам, культпоходам в театры и на концерты, но когда их все чаще стали оставлять с Беллой вдвоем, он устроил родителям допрос с пристрастием.

- Вы считаете, что я сам не в состоянии решить этот вопрос? Думаете, ваш сын ни на что не годен? - кипятился он. - Да, я всю жизнь дружу с одной девушкой, и вы сильно боитесь, что я этим могу попортить нашу кровь? Так вот что я вам скажу: чем упорнее вы толкаете меня к браку с Беллой, тем быстрее добьетесь обратного!

Роза Моисеевна при сыне признала свою ошибку, но саму затею не оставила, только стала действовать тоньше.

Диляра тоже училась вполне успешно, но только на инязе. В выборе будущей профессии друзья разошлись, однако в жизни это их сблизило еще больше. Он помогал ей штурмовать азы экономической теории, она ему - сражаться с артиклями и временами глаголов.

Но однажды девушка влюбилась. Влюбилась по уши, без оглядки. Первое большое чувство вихрем захватило ее, а Марик стал единственным другом, с которым она делилась своими волнениями, он же радовался и поддерживал ее. Роза Моисеевна конечно воспользовалась моментом.

- У Дилярочки есть мальчик - она уже на свидания бегает. А ты дома один сидишь! Сходи куда-нибудь, погуляй, развлекись, - твердила она. - В музее новая экспозиция, в оперном - Шаляпинский фестиваль. Пригласи Беллочку - не одному же тебе идти?! Мы с папой не можем оставить бабушку.

Так тихой сапой родители добились своего. Но за месяц до свадьбы Марк вдруг заявил:

- Свадьбу надо отменить.

- Почему? - мама схватилась за сердце.

- Я понял, что люблю Диляру. Любил всю жизнь, но не понимал, что это любовь. А сейчас, когда представил рядом другую, мне все стало ясно. Я не женюсь на Белле. Извинитесь перед Бранницкими, а если хотите, я сам им все объясню, но сделать такую ошибку не могу. Не хочу портить жизнь Белле.

Роза Моисеевна и Абрам Израилевич, едва придя в себя, стали лихорадочно соображать что делать. Об отмене свадьбы не могло идти и речи. Бессонная ночь завершилась звонком родителям Диляры, которые всегда были не в восторге от близкой дружбы их дочери с сыном ортодоксальных евреев. Разговор был долгий и тяжелый. В конце концов родители обеих сторон смогли найти решение.

Днем, когда сын вернулся из института, родители поджидали его со страшной новостью:

- Мы не хотели тебе говорить, думали, что между тобой и Дилярочкой не может быть ничего кроме дружбы, но если все так повернулось… Дело в том, что она... твоя сестра.

- Я вам не верю! Вы все придумали, чтобы не дать нам быть вместе! - закричал ошарашенный Марик.

- Спроси у Диляриной мамы. У твоего отца была с ней интрижка - ничего серьезного, всего одна встреча… Никто не знал, что все так получится...

- Это неправда!

- Хочешь, сделаем генетическую экспертизу?

- Хочу!

Результат не оставил сомнений: Диляра - дочь его отца.

Свадьбу однако пришлось отложить: бабушка Циля все-таки покинула этот свет. Сначала были похороны, потом оформление документов на выезд в Израиль и наконец свадьба, после которой Марк с Беллой и его родителями уезжали навсегда.

На торжестве Марк выглядел безучастным, как будто все это происходило не с ним. Когда обряд завершился и их повели к столу, в зал ворвалась Диляра.

- Стойте!

Гости изумленно остановились. Марик встрепенулся и поднял изумленные глаза на подругу.

- Марк! Результаты экспертизы - подделка. Наши родители все это придумали, чтобы нас разлучить. Они не хотели, чтобы мы…

- Чтобы мы семью создали, - закончил Марк. Он ни на секунду не усомнился в словах Диляры.

Марк долго молчал, а потом заговорил каким-то не своим, глухим голосом:

- Сейчас уже поздно - дело сделано. Я женат, завтра мы уезжаем. Я не знаю, как мы будем жить с этим, но нам придется...

- Как бы все ни повернулось, я желаю тебе счастья! И не сердись на родителей: они просто нас очень любят. Да и вряд ли я смогла бы жить в Израиле. Я же татарка. Так что… - Диляра не договорила, поцеловала его в щеку и ушла.

Сидя в самолете с женой и родителями, Марк думал о том, какой сильной и какой разрушительной может быть родительская любовь. И возможна ли победа в борьбе двух самых сильных человеческих чувств - любви родителей к ребенку и любви мужчины к женщине.

КВ
Лента новостей