«Санта-Барбара» по-казански. Высокие отношения

Ирину неожиданно пригласили на юбилей фирмы, в которой она проработала несколько лет. Она удивилась, обрадовалась, но потом напряглась: «А Сергей Петрович будет?».

- Как же без него! Шеф по-прежнему его боготворит и всем в пример ставит. А старичку-то, между прочим, скоро восемьдесят, - щебетала в трубку бывшая коллега. 

Ирина заколебалась, занервничала, уклончиво ответила: «Не знаю, смогу ли вырваться из своего цейтнота...». А потом поймала себя на мысли, что ей хотелось бы вернуться в то время. Оно виделось ей ярким, цветным и духовным. А сегодняшнее бытие - серым, однообразным и будничным. Кажется, она упустила тогда что-то очень важное. Может, как прежде, взять и написать Сергею Петровичу? Типа «простите за назойливость, но на меня вдруг нахлынули воспоминания...»

Когда Ирина устроилась мелким клерком на работу в ту фирму, ей исполнилось 42. А самой харизматичной личности коллектива, замдиректора Сергею Петровичу было уже под семьдесят. Впрочем, когда Ирина узнала о его возрасте, то искренне удивилась. Высокий, спортивный, с легкой проседью на висках и юношеским блеском в глазах мужчина, ее непосредственный начальник-наставник, выглядел моложе обрюзгших сверстников. Уважали его здесь все: от вечерней уборщицы тети Розы до шефа. Сергей Петрович был из числа тех людей, о которых говорят «ходячая энциклопедия». Он знал, кажется, все и вся. Его острый ум, блестящая память и неисчерпаемый интеллект просто потрясали. 

Но одновременно и побаивались. На собраниях коллектива, где анализировали итоги прошедшей недели, его выступления всегда отличались ироничностью, а порой даже желчностью. Когда Сергей Петрович, по обыкновению, вставал и начинал спич со своей коронной фразы: «А я категорически не согласен», многим становилось не по себе.

В тоже время к замдиректора шли за любым советом: от «Когда сажать чеснок?» до «Почему главная капелла в Ватикане называется Сикстинской?». Он знал все и на все имел свое, оригинальное, но верное и объективное мнение. А еще слыл знатоком классической музыки и живописи. В чем однажды убедилась Ирина, осмелившись подойти к эрудиту с личным вопросом. Ее сын поступил тогда в музыкальное училище в класс гитары и оказался перед выбором: кого из преподавателей выбрать? Начальник вопросу не удивился. Минуту подумав, назвал не только фамилию педагога, но и выдал всю его творческую биографию и послужной список.

- Вот кто у нас в Казани настоящий педагог и талантливый гитарист! К нему пусть юное дарование идет, - дал совет Сергей Петрович. - А потом не забудет меня на свой концерт пригласить.

Он, конечно, давным-давно о своей просьбе забыл. Но Ирина помнила. И когда перед выпуском сын исполнял на сцене училища выпускную программу, пригласила на выступление Сергея Петровича. «Он, конечно, вежливо откажется», - думала она. Но куратор согласился. И пришел вместе с Ириной в скромный ученический актовый зал, где собрались самые благодарные зрители - родители будущих музыкантов. Внимательно рассматривал на стене портреты знаменитых музыкантов и, рассказывая о каждом, как всегда, блистал эрудицией. Замер, когда на сцене появились молодые гитаристы. И искренне хвалил сына Ирины, заявив, что у ее мальчика, несомненно, талант и ему непременно нужно поступать в консерваторию.

Ну чье материнское сердце не растопят такие речи? С того ученического концерта и началась трогательная дружба начальника и подчиненной. В фирме переглядывались, когда Петрович, благоухающий мужским парфюмом, останавливался у рабочего места Ирины. И, галантно предложив ей руку, вел на обед в соседнее кафе. На корпоративах танцевал весь вечер только с ней. А потом торжественно при всем честном народе приглашал на концерт классической музыки. 

Так интересно Ирине никогда ни с кем не было! Возрастной эрудит неустанно обрушивал на нее потоки интереснейшей информации, заставляя рыться в книгах, слушать аудиозаписи и искать в интернете работы редких художников. С ним она словно перешла на другой, очень интересный уровень жизни. А как Петрович помогал Ирине в работе! Такого учителя, друга и покровителя не было ни у кого.          

Все разрушилось в один вечер. Тогда она, как обычно, вошла в кабинет Сергея Петровича с ежедневным отчетом. Он, по обыкновению, вдохновенно поведал ей о блестящем исполнении в Казани известного саксофониста и даже напел его сольную партию. А потом без предисловий вдруг схватил ее, такую маленькую и хрупкую, едва доходившую ему до плеча, едва не задушил в своих объятьях и принялся целовать... Неумело, неуклюже. Так Ирину пытался поцеловать в восьмом классе одноклассник, ее первая любовь... 

- Не надо, прошу вас, Сергей Петрович, - отбивалась Ирина от прилива страсти старого друга. - Так вы все испортите! Вы же... Вы старше моего отца! 

Она увидела, как разом упали его руки. Увидела старческие худые руки с обвисшей дряблой кожей. Странно, такое молодое лицо, стройная фигура, такой ум и такая кожа, пронзило ее. Нет, нет и нет! Сергей Петрович - это учитель, наставник, гуру, небожитель. Между ними никогда ничего не может быть!  

Уже на следующий день она поняла, как жестоко учитель обиделся. Все в ее жизни сразу резко поменялось. Сергей Петрович в одночасье превратился в подчеркнуто вежливого, строгого и требовательного начальника. Стал далеким, ироничным и всем в ее работе недовольным. На планерках он теперь не жалел стрел критики в адрес любимой сотрудницы и уже не приглашал ее обедать в соседнее кафе и на очередные концерты. Все изменилось... И если раньше Ирина летела на работу, то теперь ее туда просто ноги не несли. Она написала заявление об уходе. Когда Сергей Петрович ставил свою подпись о том, что не возражает, ни один мускул не дрогнул на его лице. 

...Ирина написала наставнику не об этом. А о том, что не забыла их трогательную дружбу, походы на обед, на концерты и художественные выставки, где он поправлял экскурсоводов и знал куда больше них. «Я поняла, что всегда буду помнить и ценить те уникальные минуты общения с вами, - признавалась она старому учителю. - Вы очень многому меня научили». Не написала она лишь об одном: если бы тогда не сбежала, возможно, ее жизнь сложилась совсем по-другому.  

Он ответил сразу: «Я тоже все хорошо помню, когда редко и случайно встречаю тебя. И тоже очень скучаю по нашим высоким отношениям. Ты непременно приходи на юбилей...».

 - Запиши меня. Я, кажется, смогу выкроить время и приду на вашу вечеринку, - сообщила Ирина бывшей коллеге. 

КВ
Лента новостей