Встреча

К столику подошел официант, спросил: что принести?

- Все самое лучшее, - ответил Андрей.

«Да, - подумала Лена, - совсем не изменился, по-прежнему любит жить на широкую ногу, и букетик, - она окинула взглядом занимавшие весь соседний стул богато оформленные розы, - обошелся, наверное, тысячи в три. Знает, чем тронуть женское сердце».

Они приехали в церковь, подошли к священнику.

- Вот, - кивнул на нее Андрей, - привез невесту, чтоб она у меня вся чистенькая была.

Очиститься Лене предстояло на соборовании - есть такой ритуал в православии, когда, считается, душа очищается от грехов. Андрей сам соблюдал многие каноны (не все!), регулярно жертвовал церкви. К активной религиозной жизни обещал приобщить и Лену. После посещения храма он преподнес ей такой огромный букет, что, возвращаясь к себе в квартиру, она не смогла с ним поместиться в лифте.

Андрей поднял бокал с рубиново-красным вином:

- Я хочу выпить за твои прекрасные глаза, которые пора-зили меня в самое сердце, как только я тебя увидел.

Лене же Андрей, наоборот, с первого взгляда не понравился. Ее познакомили с ним как со спонсором детского праздника для малоимущих семей. Лена как профессиональный тамада должна была провести его. «Бандит, замаливающий свои грехи благотворительностью», - определила она, окинув взглядом его кабинет, полный дорогих безделушек и государственных символов - флагов, гербов, портретов государственных лидеров и его самого: подстриженного под ноль, дорого, но безвкусно одетого. Потом... Как странно все же бывает: человек, вызвавший антипатию, при более пристальном взгляде вдруг начинает нравиться.

Рассчитаться за проделанную работу он пригласил в чайную комнату. Там был накрыт стол.

- Вы молодец, Лена, - сказал он ей, протягивая купюры, - дети были от вас в восторге. У меня предложение: давайте отметим успех!

Лена открыла рот, чтобы отказаться, сославшись на дела, но неожиданно согласилась: что-то теплое, щемящее родилось внутри и накрыло сладкой волной, наверное, это можно объяснить проснувшимся женским началом, истосковавшимся по сильному мужскому плечу.

«Ну и что с того, что от него попахивает криминалом?» - анализировала она, ложась спать и вспоминая события дня прошедшего: стол был изысканно накрыт, его хозяин мило развлекал гостью - пел под гитару, рассказывал анекдоты, даже исполнил для нее лезгинку и вообще вел себя как настоящий джигит; вызвал такси, по пути до ее дома заехали в цветочный ларек. Вскоре Лене представилась возможность вдохнуть и тот самый криминальный аромат: на крутом повороте из бардачка его шикарного авто прямо на ее колени вылетела тяжелая пистолетина. Водитель, не смутясь, убрал ее с Лениных колен обратно:

- Мой бизнес нравится многим после того, как я его раскрутил, с «пушками» сколько раз поджидали, приходилось отстреливаться, – пояснил он. Еще одно доказательство, что бизнес дался в прямом смысле потом и кровью. Лена заметила, что в его элитной квартире за кроватью, в ящике кухонного стола, на ванной полке лежали пистолеты и даже автомат. Но очень уж не вязались эти страшные вещи с его образом, в принципе ничем не примечательным: невысокого роста, с круглым добродушным лицом, чуть выпячивающимся над крепкими коротковатыми ногами животом и улыбкой, подкупающей своей открытостью и простотой. Он же, и она это чувствовала своим женским чутьем, был от нее без ума.

- Влюбился в тебя сразу, как ты тогда вошла ко мне, - признавался он, - но даже и помечтать о тебе не посмел: такая красавица, думал, мне не по зубам.

Так что роман закружил их, развившись до решения пожениться…

- Как дела дома? Как сын? - как бы невзначай, собеседник коснулся Лениной руки. - Он, помню, настоящим мужиком рос, не коммерсантом.

- Нормально, пошел работать, чтобы скопить на образование - так сам решил, - ответила Лена и подумала: «Ты бы его раньше вспомнил...»

Ваську - ему тогда было тринадцать лет, они часто брали с собой на пикники и просто в гости. Познакомиться с ее сыном Андрей захотел сам и влюбил в себя мальчишку настолько, что тот вскоре и слова не мог сказать без «как у дяди Андрея», «как дядя Андрей делает», «как дядя Андрей скажет». Поэтому исчезновение дяди Андрея накануне Пасхи, дня, в который было решено отправиться в гости к его маме, чтобы познакомить ее с будущей снохой, поразило и детскую душу. Мальчик каждый день бегал к офису, к дому пропавшего жениха и все твердил маме: «Дядя Андрей тебя любит, с ним просто что-то случилось». Позже он признался, что как-то раз, оставшись наедине с дядей Андреем, узнал от него тайну, мол, мама - единственное светлое пятно в его темной жизни, такой чистой, искренней любви, как к ней, он не испытывал еще ни к кому.

Но… пропал. Подруги наперебой советовали: позвони, мол, сама, пойди к нему в офис, разузнай, что случилось. Гордость не давала ей этого сделать - никогда в жизни она не бегала ни за одним мужчиной. А потом встретила знакомую, которая, как выяснилось, дружила с его секретаршей. Та-то и раскрыла карты. Действительно, Андрюшку щемили с бизнесом конкуренты, за которыми стояли какие-то авторитеты. Но он не сдавался. В конце концов предложили сделку: жениться на дочке авторитета и срастить капиталы - все останутся в выигрыше. И он женился, несмотря на то что был вдвое старше невесты!

- Я всегда любил только тебя, - пламя горящей свечи отразилось в его карих глазах. Она посмотрела в них: кажется, не врет... - Жена стерва, живем как соседи, ничего общего, даже постель. Прости меня за все и... давай начнем все сначала. Знаю, что вышла замуж, но разве может он, простой работяга, дать тебе то, что могу я, чего ты заслуживаешь?! Ты ж роскошная женщина, а я ради тебя теперь готов на все. Хочешь, завтра же разведусь!

Сколько раз она представляла себе эту встречу и это признание. Сколько бессонных ночей провела, сочиняя ему ответ, мол, полюбила его не за деньги, а за то, что почувствовала в нем настоящего мужчину, а он оказался настоящим... коммерсантом, торгующим чувствами! Как металась она по комнате после уничтожающего известия, пытаясь унять сердечную боль, сколько советов по возвращению любимого услышала тогда и от подруг, и от гадалок... И вот этот момент настал, сладкое торжество униженной, брошенной женщины, когда она скажет ему все что о нем думает и насладится полным отмщением:

- Знаешь, милый, мне пора. Спасибо за вечер, - поднимаясь, она улыбнулась: - Правда, он получился замечательным, я о таком давно мечтала.

Она действительно торопилась домой, туда, где ее ждал другой: не крутой и не богатый - ее работяга, но честный и надежный, тот, кто не променял бы ее ни на какие блага.

КВ
Лента новостей