Домовой и голуба

Илья Семенович праздники не любил. Признавал и уважал только два события из длинной череды «красных дней календаря» - Новый год и День Победы.
Он даже отдельный девиз для них придумал - «начнем сначала»: 9 мая 1945 года измученная войной страна начала жить, словно заново родившись; 1 января почти каждый из нас устремляется в новое светлое будущее, ожидая свершения всех мечт и надежд…

А еще, отмечал про себя Илья Семенович, многие праздники отмечаются почему-то первого числа - 1 января, 1 апреля, 1 мая, 1 сентября… Даже детей придумали защищать 1 июня - будто одного дня для этой цели достаточно. Кстати, надо бы Оленьке позвонить, а то что-то давно вестей от дочки не было. Как они там, в своих Нидерландах?

Размышления пенсионера прервал звонок домофона.

- Кого это там несет? - недоуменно вопросил Илья Семенович и зашаркал в прихожую. В последние годы он по гостям не ходил и принимал только лиц при исполнении - газ, там, придут проверить, вентиляцию… За исключительную приверженность родным квадратным метрам соседи и прозвали его Домовой.

- Кто там? Кого надо? - сняв трубку домофона, спросил старик.

- Я… Мне бы Галину Ивановну.

- Нет здесь никакой Галины Ивановны и не было никогда! - Илья Семенович уже почти повесил трубку, как вдруг ему послышался неожиданный звук: там, у дверей подъезда, кто-то плакал.

- Эй, кто вы там, что случилось? - закричал в трубку пенсионер, но связь прервалась.

- Ладно, сейчас посмотрим, - Илья Семенович скорым шагом направился в кухню. Он жил на девятом этаже и потому всегда был в курсе происходящего во дворе. О, их двор - это отдельная песня! Территория перед соседними домами в последнее время была превращена в сказочный детский городок, а тут… Единственную недоломанную скамейку вечно оккупировали любители дешевого аптекарского спирта, пронзительно скрипучие качели развлекали молодежь ближе к полуночи, разбросанные по всей округе бутылки из-под пива и чего покрепче превращали ее в минные поля. Прямо-таки заповедник эпохи безвластья и безответственности…

- Ага, это, похоже, она, - Илья Семенович увидел, как на ту самую скамейку присела девушка с сумкой явно не для покупок. - Приехала, что ли, откуда? Печальная девочка…

Минуту спустя в зоне наблюдения Домового появились трое молодых людей. Они что-то говорили девушке, причем явно неприятное, поскольку она пыталась встать и уйти. Пареньки не давали ей этого сделать.

- Ах, шелупень местная, - сурово засопел Илья Семенович, обуваясь в «выходные» шлепанцы. Он спустился на лифте и уже выходил из подъезда, когда пацаны потащили свою жертву за гаражи.

- Эй, придурки, отпустите девчонку! Костик, мне что, с отцом твоим поговорить? - обратился старик к одному из троицы.

- Да это мы так, дядя Илья, шутим...

«Шутники» отпустили девушку и скучающей походкой удалились своим маршрутом.

- У тебя все в порядке? - спросил Илья Семенович, подойдя к девушке. Она молча помотала головой, а потом вдруг разрыдалась и прижалась к старику.

- Ну-ну, перестань, голуба, что ты так! Если случилось что - расскажи, может, помогу чем. Пойдем присядем, - приобняв девушку, Илья Семенович довел ее до скамейки. - Говори. Кстати, а кто такая Галина Ивановна?

- Это моя двоюродная сестра, - шмыгая носом, пояснила девушка. - У меня вот тут адрес. Правда, номер дома уже не разобрать. Я хожу по улице Декабристов и на всякий случай спрашиваю по домофону: а вдруг попаду?

Девушка протянула Домовому бумажку: номер квартиры был явно виден, а номер дома оказался на сгибе листа и наполовину стерся.

- А сестра-то тебе зачем, голуба? В гости приехала?

Этот вопрос Ильи Семеновича снова поверг его собеседницу в рыдания.

- Хватит плакать, голуба! Рассказывай толком. Кстати, как тебя зовут?

- Маруся.

- А меня Илья Семенович. Ну, Маруся, говори.

- Я не местная.

- Заметно…

- Я из района приехала, из деревни. Три месяца назад. У меня мама умерла, болела сильно. Мы с мамой вдвоем жили, все родные давно по городам разъехались. А на похороны собрались. Я-то ничего не понимала - переживала сильно. Сноха предложила: давай, мол, запишем избу на брата. Я и согласилась. Потом уехала в Казань за Мишкой. У нас с ним любовь была. А уже в городе узнала, что они наш дом продали. А Мишка меня бросил...

- Как это так?

- Ну… Вот и получилось, что возвращаться некуда. А мне бабка Нюша, тетка моя, на всякий случай написала на бумажке адрес своей дочери. Ну, двоюродной моей сестры Галины. Вот. Я сейчас ее ищу.

- У тебя хоть есть где переночевать?

- Нету-у, - девушка опять пустилась в слезы.

- Значит так, голуба. Бери свои пожитки и пошли ко мне.

- А я вас не стесню?..

Илья Семенович молча подхватил сумку девушки и двинулся к подъезду. Маруся потянулась за ним.

- Ну вот, располагайся. У меня двухкомнатная, ты будешь спать в малой комнате, а я вот здесь, на диванчике пристроюсь. А твою сестру двоюродную мы найдем, не зря же я в армии разведчиком служил! Что будешь кушать? У меня, правда, традиционная яичница…

- Ой, дядя Илья, а давайте я вам что-нибудь приготовлю!..

Маруся заглянула в холодильник, попросила Домового сходить в магазин за недостающими продуктами и устроила замечательный ужин. Давненько пенсионер не едал такой вкуснятины.

На следующий день Илья Семенович по-честному ударился в поиски сестры Маруси. Собственно, особых усилий прикладывать не пришлось, поскольку были известны фамилия-имя-отчество субъекта, приблизительный номер дома и номер квартиры.

- Здравствуйте! Галина Ивановна? Я к вам вот по какому вопросу…

После недолгих объяснений женщина вдруг пришла в неописуемую ярость:

- Да кто я ей? Сестра… А она об себе подумала? Что это она будет ко мне лезть, когда не одна?

- Как это - не одна?

- Да она от Мишки запузатила, а теперь я должна ее с ребенком привечать? Перетопчется! У меня самой муж и двое девчонок. Где еще ее расселять…

Домой Домовой пришел несколько придавленный определившимся фактом.

- Дядя Илья, а я вам сегодня блинчики испекла. Ну как, нашли мою сестру?

- Нашел... Только нет ее, уехали они с мужем на заработки в Сибирь, - неожиданно для себя соврал Илья Семенович.

- Как… А что же…

- А ничего же! Поживешь у меня.

- Дядя Илья, я не могу. Я должна вам сказать, что…

- Ничего не говори. Знаю. Никуда я тебя не отпущу. Некуда тебе идти. И незачем. Будешь жить у меня. Родишь - правильно. Лучше дочку. У меня ведь тоже дочь есть, Ольга. Да вот уехала она с мужем в Нидерланды, а я вот теперь один здесь. Домовым прозывают. Давай, голуба, я тебя увнучу… Нет, так не бывает, - удочерю. Ты как?

- Ой, дядя Илья… Папа...

КВ
Лента новостей