Но одиночество прекрасней…

«Тот, кого любишь ты, и тот, кто любит тебя, никогда не будут одним и тем же человеком» (Габриель Гарсиа Маркес).

На нее до сих пор оглядываются мужчины. Да и мои друзья, которые в первый раз знакомятся с мамой, удивленно переспрашивают у меня ее возраст. И потрясенно молчат после этого…

Каждая из моих девушек старалась завоевать ее расположение – пока никому это не удалось. И дело не в том, что моя мать – страшная гордячка, наоборот, она открытый и доброжелательный человек. Просто не терпит фальши, возникающей в общении с новой претенденткой на мое сердце. Да и я не потерял еще настолько голову, чтобы жениться.

А вот моя мама в моем возрасте была уже замужем. Оно и неудивительно – при ее-то красоте! Первый муж схватил ее буквально со школьной скамьи – ему, выпускнику военного училища, позарез нужно было обзавестись семьей. К тому же он, если и не знал, то предполагал, какая конкуренция ожидает его в недалеком будущем. Так и сложилось - в Германии, где дислоцировалась его военная часть, у мамы была репутация самой очаровательной «русской» татарки. Это признавали даже чопорные немцы, которые по долгу службы вынуждены были общаться с русскими. Естественно, супругу это не нравилось. Хотя почему «естественно»? Мне кажется, что мужчина должен лишь гордиться тем, что рядом такое сокровище. Это лишь повышает его самооценку, заставляет активнее жить.

Но, видимо, его собственнический инстинкт не давал ему спокойно переживать ее популярность – он словно назло стал ей изменять. В военном городке все становится известно очень быстро. Она в силу молодости не смогла ему этого простить. Когда они через полгода вернулись в Казань, она развелась и забыла о нем навсегда.

Ей предстояло заканчивать университет, одновременно работать в библиотеке и отмахиваться от назойливых ухажеров. Хотя от зеленоглазого Борьки она так просто не отвязалась. Он был соседом ее подруги, которого она случайно встретила на лестничной площадке. Почему-то ему она доверилась. Они стали встречаться – через год ей стало казаться, что роднее его никого у нее не было, а он вдруг женился… С ним произошла банальная история – пока она отрабатывала практику в загородном лагере, он начал встречаться с женщиной чуть старше его, о которой благополучно забыл, когда мама вернулась с практики. Эта посторонняя женщина объявилась с шестимесячным животом, и он как порядочный человек просто был вынужден на ней жениться…

Я зачат не от большой любви… Во всяком случае не взаимной. За моего отца, профессора кафедры, на которой она писала диплом, вышла скорее из отчаяния. Он высмотрел ее из толпы хорошеньких студенток и так согрел своим участием и заботой, что она разморозилась, оттаяла и… забеременела. Вдовец, имеющий взрослого сына, обрадовался неимоверно. Теперь по «залету» выходила замуж она. И им было наплевать на сплетни кафедральных сотрудников – отсутствие страсти они компенсировали бережным отношением друг к другу.

Я рос на счастье обоим – отец как всякий престарелый родитель баловал меня. Маме, следовательно, приходилось не давать мне спуску. Она не работала, постоянно была со мной. Рассказывала не только сказки, но и всякие жизненные истории. Летом мы жили на даче – у отца был крохотный домик в Зеленом Бору, в августе уезжали на море. Казалось, что счастье - это вполне конкретная штука.

После смерти отца все изменилось. Да и время подошло такое, когда про былые заслуги никто не вспоминал, а многие папины друзья, уйдя из науки, занялись бизнесом. Мама вынуждена была искать себе работу – возвратилась в библиотеку... Денег не хватало, а запросы у нас оставались прежними – из ушедшей жизни. Конечно, о море мы и не мечтали, но покупать дешевое душевных сил не хватало. Так же и с мужчинами – их много вилось вокруг мамы, но они все недотягивали до нее. Пока не появился Сергей. Красотой особой он не выделялся – разве что особой статью, свойственной, наверное, многим высоким мужчинам. Он завораживал беседой – с первых же минут становилось понятно, что этот человек не просто умен – мудр. С ним хотелось говорить, говорить. Его фразы звучали почти афористично, а выражение глаз и улыбка придавали образу законченный облик. Он мог стать родным даже мне – безапелляционному угловатому подростку. Конечно, у него же росло двое своих – он знал подход к детям.

Романы с женатыми мужчинами при своей бесперспективности приносят на самом деле женщине так много любви, которая и не снилась порой их женам. Так мама говорит. Думаю, что это в ней играет обида на то, что он все-таки ставил семью превыше всего. Но иначе не был бы героем ее романа. Их связь продолжалась почти четыре года. Пока мама не приняла мучительное решение расстаться с ним. Отрезала по живому. Смогла… С тех пор она одна и говорит, что одиночество – это та высота, к которой она стремилась всю жизнь. Все остальное – суета: мужчины и женщины друг для друга не созданы. А мне так хочется верить, что у моей красивой и молодой матери все еще переменится в жизни.

КВ
Лента новостей