Страшнее, чем одинокая старость…

Больше всего на свете меня пугала одинокая старость. Всю жизнь я прожила одна - муж ушел, когда сыну было всего четыре месяца. Сына вырастила, у него семья, свои заботы. А я только на седьмом десятке лет решила наладить личную жизнь. Хотела найти человека, с которым можно было бы спокойно встретить старость. Но задача эта оказалась не из легких.

Конечно, понимала, что зрелым людям, прожившим жизнь на свой лад, сложно будет объединиться и подружиться. Но не предполагала, что это настолько сложно.

Андрея Семеновича я нашла по объявлению. Одинокий вдовец 65 лет хотел встретить добрую русскую женщину для создания семьи. Написала ему письмо. Мы встретились, погуляли в парке, рассказали друг другу о жизни. Он расспрашивал меня о здоровье, о том, что люблю есть и как провожу свободное время. Тогда я не догадывалась, что все эти безобидные на первый взгляд вопросы задавались неспроста.

Не могу сказать, что он был очарователен. Скорее приятным и интересным, с ним было спокойно. Я думала, что если человек умен, экономен, не пьет и не курит, то он идеальный спутник жизни. Меня страшило одиночество, и я была готова примириться со многими мужскими недостатками.

Но с первого же дня, когда мы стали жить вместе, Андрей Семенович поставил ряд жестких условий: я должна быть аккуратной, экономной, внимательной. Забота о своем здоровье – диета, зарядка – тоже было обязательным условием. И только потом я узнала почему. Потому что болеть дорого. Накладно для кошелька. Как оказалось, он считал каждую копейку, заставляя отчитываться за каждый потраченный рубль. Старость вкупе с жадностью превращает людей в скаредных маразматиков. Каждый день (!) снимал показания счетчиков. Если они были выше нормы, он со мной не разговаривал. Доходило до абсурда: не разрешал включать свет раньше определенного времени. Летом и зимой оно было разным. Я же привыкла, чтобы было светло. Однажды встала ночью – было плохо с сердцем, выпила лекарство, зашла в ванную. Забыла выключить свет. Что было утром, вы и представить не можете. Он устроил скандал.

Еще не позволял пользоваться стиральной машиной. В ней можно было стирать только постельное белье. Все остальное следовало стирать руками. Особенно рубашки, чтобы они не изнашивались раньше времени. Расход порошка тоже учитывался по граммам. И так во всем: начиная с туалетной бумаги и заканчивая одеждой и телефонными разговорами. Про одежду говорил так: «Мы люди старые, нам обновки ни к чему. Прохудились сапоги? Отнеси в ремонт!»

Однажды мои нервы сдали и я сказала ему все что о нем думаю. И ушла. Какими бы ужасными мне ни казались одиночество и старость, они все же лучше, чем жизнь с таким человеком.

Я вернулась в свой дом. Зажгла свет во всех комнатах, полчаса лежала в ванне и впустую лила воду, а потом три часа говорила по телефону. Наконец я свободна! Какое это счастье – быть хозяйкой своей жизни!

КВ
Лента новостей