Новогодняя искра

Вот уже пятнадцать лет прошло, но каждый раз в канун Нового года я по-особенному вздыхаю при приближении этой даты - 29 декабря… Колючие, облепленные снежинками цифры тают на языке и, шипя, превращаются в пузырьки шампанского…

Ко времени случившегося на службе новогоднего вечера (про корпоративы мы тогда и не слыхивали) я пережила не один бурный роман, побывала замужем и продолжала пользоваться успехом у представителей сильной половины человечества. Стоило мне появиться в какой-нибудь незнакомой тусовке, обязательно кто-то заводил популярную тогда песню про «ах, какую женщину».

- Вот, Юлька, ничего в тебе нет, - говорила мне одна из коллег постарше, - а глаз не оторвать. И чем только берешь?

Так что очередной раз искупаться в восхищенных взглядах кто ж откажется? Тем более и повод для отчаянного веселья имелся: женатый любовник, обещавший, что уж этот Новый год проведет со мной, вдруг объявился с рассказом о больной жене. Очередной крах моих надежд на счастливую семейную жизнь…

Барышни в нашем коллективе были в основном такие же симпатичные – генеральный, проводя экскурсию по учреждению для очередного высокопоставленного гостя, хвастался скорее нами, молодыми красотками с гибкими станами и умело накрашенными глазами. Чем же еще – не обоями же в цветочек или двумя компьютерами на пятьдесят человек?

Коллеги-мужчины тоже были недурны и молоды. И что немаловажно – умны. С одним из них, Олегом, я даже сидела в одном кабинете уже два года. Мы понимали друг друга с полувзгляда, обсуждая рабочие моменты, приходили к консенсусу сразу, оказалось, что даже любим одну и ту же литературу. Но как претендента на что-то серьезное я его не рассматривала. Не потому что коллега - просто он был моложе на четыре года. Это раз. А во-вторых, внешне далеко не Аполлон. Понятно, что и я не шварценеггеров искала, но эффект-то в мужчине должен быть – кудри там черные, глаза серые… В общем, дура была набитая в свои уже немалые двадцать шесть лет. То, что я Олегу нравлюсь, догадывалась, но ведь я нравилась тогда почти всем!

После обильных возлияний и дегустаций принесенных домашних запасов всех, как водится, потянуло на танцы. Вот уж когда можно было продемонстрировать и природную пластику движений, и высокий разрез на новом платье... Олег танцевал рядом – оказалось, что делает он это очень прилично, так, будто детство его прошло в каком-нибудь танцевальном кружке одного из городских дворцов культуры. Однако я знала: он не казанский - приехал даже не из райцентра, а из поселка в районе, находящемся на границе Татарстана. Дикий провинциал…

Выглядело естественным, что на «медляк» он пригласил меня, ведь я находилась рядом. Сколько таких танцев я перетанцевала! Одного взгляда на мужчину мне было достаточно, чтобы понять, как он будет двигаться, что говорить или наоборот молчать, что при этом чувствовать и какую цель имеет наше сближение.

Но Олег обнял меня, и всю мою спесь сдуло. Мне стало трудно дышать. Оказалось, что находиться в его руках – немыслимое счастье. Объясняйте это чем хотите: аурой, совместимостью или влечением, мне все равно. В одно мгновение я почувствовала, что он мой единственный человек.

Рядом кто-то зажег бенгальский огонь. «Искры бегут», - наконец выдохнула я. «Искры...» - повторил Олег.

Потом я сидела за столом и изредка взглядывала на него. Дивилась, почему раньше не замечала, как прекрасен этот человек. Провожались мы часа два – столько времени заняла наша пешая прогулка из Вахитовского в Кировский район, где я жила тогда у родителей.

На следующий день наваждение не прошло. Вскоре наш роман перестал быть служебным – контору ликвидировали. Наверное, к счастью, все-таки жена и муж не должны работать, по моему разумению, в одном коллективе.

Вот и опять подходит Новый год, и, развешивая вместе с дочкой шары на елке, я вновь вспоминаю, что обязана этому празднику очень многим. Старшего сына дома нет – уехал вместе с отцом в магазин за деликатесами. Думаю, что готовят нам сюрприз – ведь новогодняя ночь немыслима без волшебства. Это Олег мне до сих пор доказывает…

КВ
Лента новостей