Стареть надо достойно

Говорят, что одно из самых больших испытаний для человека – это испытание деньгами. Мне об этом трудно судить, но всех без исключения касается, на мой взгляд, испытание возрастом.

Как достойно старели наши родители! Формально это отражалось в консервативной манере одеваться – трудно было встретить женщину зрелого возраста в мини или обтягивающем платье с декольте. И в этом был резон! Проступающие вены на ногах вызывают по меньшей мере чувство сожаления, какой бы прекрасной души ни был человек! У собеседника в лучшем случае останется впечатление, что у молодящейся женщины что-то не сложилось в личной жизни. В худшем… впрочем, вы сами догадаетесь.

Или вот нынешняя привычка красить седину у сильной половины человечества. Мы примем это у актера, но для человека будничной профессии она странновата. Искусственно «помолодевшие» волосы, порой обрамляющие лысину, вызывают ухмылки и смешки окружающих. Дорогие мужчины, оставьте все как есть: серебро в волосах вам очень к лицу – вас возраст только красит!

Ушла манера обращаться друг к другу по имени-отчеству. Сейчас подобное практикуется, пожалуй, только в школах или чиновничьей среде.

А ведь раньше это звучало традиционно в быту, даже среди людей непенсионного возраста.

А вместе с потерей внешнего достоинства мы приобрели и душевный инфантилизм. Десятки лет назад легкомыслие для зрелых людей считалось чуть ли не пороком. Сейчас это эдакий штрих к личности человека. Изменяет жене? Ну бабник он, а что поделаешь? Женщины сами льнут к нему. Проигрался в пух и прах? Так он ведь человек творческий… Сыну дали условно два года? Так ведь мама всю жизнь деньги зарабатывала – некогда было воспитанием заниматься. И так бесконечным потоком идут оправдания нашей безалаберности, невнимательности, поверхностности. Мы в тридцать еще мальчики, в сорок начинаем жить, в пятьдесят пробуем силы... Бах, и пенсия – на которую мы выходим стариками, так и не побывав в поре зрелости в собственных мыслях. Отсюда и диссонанс с внешними формами, которые упорно не желают соответствовать нашим представлениям о себе родимом. Самая большая трагедия жизни – тело стареет, а душа остается молодой, жалуемся мы друг другу. Не молодой – молодящейся: энергия для грандиозных переворотов уже отсутствует.

Понятно, что стремление оплакивать свой возраст больше характерно для женщин. Вот что писала Брижит Бардо, не расстающаяся после определенного возраста с темными очками в пол-лица: «Моря – это слезы женщин после тридцати пяти, тоскующих по своей молодости». Грустно и депрессивно.

Думаю, что все это касается только определенной категории женщин – тех, которые хотят верить в вечную молодость. Тех несчастных, которые были лишены в жизни единственного мужчины – того, который дает силы жить. И даже оборачиваясь на молодых красоток (что поделаешь, мужчины любят глазами), не снимает руку с плеча Единственной.

Мужчинам хуже и лучше одновременно – помимо женской заботы им показана профессиональная реализация. Нет ее - вот тогда мужчина и начинает тянуться к свежим девам, порой не вглядываясь в зеркало. И пребывает в полной уверенности, что он еще ого-го, обскачет молодых. Вот только волосы покрасит…

КВ
Лента новостей