Наиль Магдеев: Где не растет хлеб, должен подняться лес
news_header_top_970_100

Наиль Магдеев: Где не растет хлеб, должен подняться лес

Накануне Дня работников леса, который будет отмечаться в это воскресенье, гостем «КВ» стал министр лесного хозяйства РТ Наиль Магдеев.

Представляем гостяНаиль Магдеев родился 12 октября 1959 года в городе Бугульме. В 1982 году закончил Ленинградскую лесотехническую академию им. Кирова. Работал инженером-механиком в лесном хозяйстве, нефтяной отрасли, занимал руководящие должности, был депутатом Госсовета РТ. С 1996-го по 2010 год руководил Бугульминским муниципальным районом, был мэром города Бугульмы. С 22 апреля 2010 года - министр лесного хозяйства РТ. Женат, имеет двоих детей и внука. 
О лесных инновациях- Инновационные технологии прочно вошли во все сферы нашей жизни. А в лесном хозяйстве?- Для многих это покажется странным. Кажется, лес, он и есть лес, растет годами, десятилетиями и столетиями. Но и в лесное хозяйство не просто можно - нужно внедрять новые технологии. Для нормального роста лесов необходимы четыре составляющие: охранять, выращивать, вовремя рубить и перерабатывать. Вопрос охраны лесов остро встал перед нами после горячего и горящего лета-2010, когда в Татарстане было отмечено 99 пожаров на площади 168 гектаров. Много это или мало? Для нашей республики при ее 1 млн 277 тыс. гектаров лесных угодий с 17 процентами лесистости, считаю, много. Поэтому первая задача, которую мы перед собой поставили, - это сохранность лесного фонда. Благодаря настойчивости Президента РТ Рустама Минниханова наше министерство попало в федеральную программу. В отличие от многих регионов страны мы смогли получить серьезные деньги на оснащение пожарно-технических станций 3-го типа. По сути это пожарная станция, которая специализируется на тушении лесных пожаров.
О пожарах- Когда горит лес, это страшно... - Не сравнить с пожарами в жилых массивах. Здесь своя сложность. Попробуй проехать по бездорожью в лесной чаще с восемью тоннами воды! Особая техника, особые технологии. Сейчас в Татарстане четыре подобные станции: в Пригородном лесничестве под Казанью, в Лениногорске, Сабах и Кайбицах. Это серьезное дело, стоящее серьезных денег, - почти 240 млн рублей. Но тем самым мы смогли обезопасить татарстанские леса от крупных пожаров. Результат не заставил себя ждать. В 2011-м, 2012 году мы единственные в Приволжском округе не допустили лесных пожаров. Ни одного случая! Уверяю вас, из четырнадцати регионов округа в прошлом году все горели. По нулям были Татарстан и Чувашия. Увы, у наших соседей в сентябре этого года отмечался крупный очаг возгорания, так что только в Татарстане огонь не тронул леса.- Почему леса горят даже в благополучной Европе?- Глобальное потепление, мобильность и безответственность населения - почти у каждого есть авто. Довольно распространенным стало и такое природное явление, как сухие грозы: 30 - 35% пожаров происходят из-за них. И не только в Европе, но и у нас, в Восточной и Западной Сибири, на Дальнем Востоке.
О питомниках- Правда ли, что в России дефицит посадочного материала? - Увы, реформы в лесном хозяйстве не прошли без следа - многие регионы потеряли лесосеменную базу, питомники. В отличие от других регионов Татарстан более консервативен. У нас постарались сохранить лесопитомники, но до недавнего времени посадочный материал тоже был в дефиците. В 2011 году в России должны были построить шесть лесосеменных станций по специальной федеральной программе. Построили лишь одну - в Татарстане. Из шести участников программы обязательство выполнила только наша республика. В лесной столице Татарстана Сабах появился суперсовременный, самый крупный селекционный семеноводческий центр не только в России, но и в Европе производительностью 12 млн саженцев в год! Здесь внедрены самые последние, наисвежайшие технологические европейские и мировые разработки. Саженцы высаживаются в кассетах, почти как у бабушек рассада помидоров в горшочках, только гораздо масштабнее и качественнее, на промышленной основе. Выживаемость посадочного материала в селекционном центре 98%, тогда как в открытых питомниках - 60 - 70. Высаживать продукцию центра планируем в неудобных местах: крутосклоны, овраги. Там, где не растет хлеб, должен подняться лес. 
- Но ведь построить - одно... - Надо еще грамотно эксплуатировать! Молодые люди за короткий срок прошли обучающие курсы в Швеции. Там, к слову, были приятно удивлены, что сабинские парни так быстро освоили новую технику и хорошо отработали шведскую практику. Более того, заграничные специалисты, которые занимаются техническим сопровождением проекта в Сабах, не припомнят, чтобы уже в первый год рабочие центра смогли добиться результатов - рассада хорошо растет. Сабинцы с этой задачей справились. Поэтому когда спрашивают: где мол, эта модернизация, я всегда приглашаю в Сабы, в семеноводческий комплекс.
О вырубках- Татарстанцы заметили, что лес стали рубить по-другому... - Мы решили, негоже в XXI веке вырубать лес по старинке, с пилой, даже если она на бензине. Поэтому закупили современную мощную лесозаготовительную технику - восемь харвестеров и столько же форвадеров. Первые машины сами пилят, валят, разделывают деревья, убирают сучки; вторые на себя грузят и сами же вывозят. В Финляндии подобной техникой управляют даже девушки. Кабины полностью герметичные, теплые, музыка, микроклимат, два компьютера, управляешь джойстиком. В Сабах открыли учебный центр, обучили 48 пилотов, как мы их называем. Они сегодня работают в нескольких лесничествах республики. У этих машинок большая производительность. За сутки один харвестер заготавливает столько, сколько комплексная бригада за полтора месяца, - 200 кубометров!
- Куда идут заготовки?- Хорошим спросом пользуется деловой лес. Но в связи с определенными природно-климатическими условиями в Татарстане такого нет, и это проблема. В свое время по указу Петра Первого вырубили большое количество строевого леса. В 1800 году в Казанской губернии его было почти 3,5 млн гектаров - это 51 процент лесистости. Сейчас лишь 1 млн 277 тыс. - минус 2 млн гектаров - всего 17 процентов. Леса ушли на строительство Российского флота, Адмиралтейской слободы. Более доступного строительного материала не было, тем более что транспортировать легко - по воде плотами. Строили мосты, дома, фермы, клубы, больницы... Вся Казань, можно сказать, была деревянной. Поэтому рубили сколько хотели и говорили: хватит всем! Но оказывается, через сто лет лес может остаться только на полотнах Ивана Шишкина. Сейчас в Татарстане 59 процентов леса - это липа, береза, осина, которые на строительство не годятся. И всего лишь 16 процентов строевого леса - хвойные породы на севере республики: в Сабах, Кукморе. Ставится задача не только вовремя рубить, но и перерабатывать низкосортную древесину. Для чего нужны новые деревоперерабатывающие технологии. Опять-таки благодаря настойчивости Рустама Минниханова в республику пригласили крупную турецкую компанию по производству ДСП и МДФ, из которых выпускается паркет, мебель и тому подобное. В особой экономической зоне «Алабуга» начали строить завод, он должен в 2013 году выдать первую продукцию. Здесь будут перерабатывать мягколистную низкосортную древесину, добавлять в определенных пропорциях хвойные породы и выпускать мебельные плиты.
- А зачем вырубать, если лесов мало?- Чтобы леса были чистыми, деревья здоровыми, необходимо ежегодно убирать созревший лес. А на место вырубленных деревьев сажать новые. Только тогда будет нормальный прирост лесных угодий.
- Зашумят ли в Татарстане дубравы?- В свое время в Заволжье, в районе села Кайбицы, были хорошие дубравы, корабельные рощи, строевой лес. Дубовый паркет выпускался у нас. В некоторых залах Зимнего дворца в Санкт-Петербурге полы выстланы им - это исторически достоверный факт. Но, как и другой лес, почти все дубы вырубили. Возрождением дубрав озадачились не только в России, но и в Татарстане. Не без помощи нашего президента и благодаря федеральной программе в 2013 году у нас начнется строительство научно-производственного центра и селекционного центра по выращиванию дубрав. Мы не увидим, какими большими они станут, но ведь кто-то на них будет любоваться, использовать. 
О реставрации- Лесники стали участниками проекта по восстановлению Старо-Татарской слободы. Можно узнать подробности?- Работа для наших лесников необычная, творческая, но ответственная. По чертежам, которые предоставили реставраторы (никакой самодеятельности, вплоть до цветовой гаммы!), сделали все что необходимо. В этом году на реставрации восемь объектов. Практически на всех идет активная работа. Наружное строительство за лето завершили. За внутреннюю отделку возьмемся в холодное время. Это дом Галиаскара Камала на улице Нариманова, дом Шигабутдина Марджани, дом купцов Исанбаевых на улице Каюма Насыри, 33. Чувствуете, адреса знаю, как свой родной (смеется). Они мне во сне снятся!
- Вы там часто бываете?- Каждую среду на выездных планерках. Ругаемся, нервы мотаем друг другу (улыбается). Но процесс идет, результат всем нравится. Для нас реставрация деревянных зданий - дело новое. Даже представить себе не могли, что лесничим это под силу. Вначале они испугались, а потом взялись - и стало получаться. Утерянные элементы восстановили. Старинные резные окна отреставрировали, отшлифовали. Кое-где поставили новые дома вместо сгоревших - так называемые средовые объекты, которые воссоздают неповторимую среду Старо-Татарской слободы. Планируем к концу года готовые объекты сдать в эксплуатацию.
О личном - Как воспитываете внука?- Как настоящий дедушка (улыбается). Амиру 26 сентября исполнится 7 лет, он в первом классе учится, живет в Москве. Но несмотря на юный возраст, довольно часто бывает со мной в рабочих поездках. Чем занимается дед, прекрасно знает и серьезно относится к лесным делам. Как-то позвонил, чтобы сообщить, что у них в Подмосковье горит лес. «Бабай, - говорит, - ты скажи своим товарищам, что надо скорее тушить, пока не сгорели все деревья». Так что воспитываю своим примером.
О деревьях и медведях  - Самый лесистый и малолесистый районы Татарстана?- Нурлатский район с его 44% и Дрожжановский. Там всего 2%. 
- Самые распространенные виды деревьев?- Береза, осина, липа, сосна. А самое редкое - кедр. Экзот плохо приживается.
- Есть ли в Татарстане леса как на картинах Шишкина?- Конечно, под Елабугой в национальном парке «Нижняя Кама», в Волжско-Камском заповеднике в районе Раифы. 
- А медведи в наших лесах есть?- Есть, на севере республики. И волки, и кабаны, и лосей достаточно.
- Как вести себя при встрече с лосем?- Дружелюбно улыбаться, и он спокойно уйдет своей дорогой.
- Ваш любимый лес?- Березовый, смешанный.

Кстати Профессия лесовода отличается тем, что полные результаты своего труда он увидит не скоро, может, и никогда.