«Простите меня, пожалуйста, но я не хочу больше жить»: чем может закончиться депрессия
news_header_top_970_100

«Простите меня, пожалуйста, но я не хочу больше жить»: чем может закончиться депрессия

От истории безразличия к жизни до советов психолога, как помочь человеку с расстройством. 

Депрессия. Это слово все чаще встречается в обиходе современного человека. Сегодня уже не стыдно говорить о ментальном здоровье и тем более заботиться о нем. По данным ВОЗ, за прошлый год в России 8 млн человек диагностировали депрессию. Наверняка, еще больше россиян не обращаются к специалисту, списывая свое состояние на усталость и стресс. Но чем опасно это расстройство и почему его нельзя игнорировать?

Журналист «КВ» обратилась с вопросами о депрессии к психологу Алие Мухутдиновой и пообщалась с девушкой, которой клинически поставили такой диагноз, чтобы выяснить, почему советы из разряда «возьми себя в руки» не помогают и чем может обернуться это психическое расстройство.

Что такое депрессия?

Депрессия — это не просто плохое настроение, а серьезное психическое расстройство, для которого свойственно стойкое уныние и потеря интереса к тому, что обычно доставляет удовольствие. 

Часто плохое настроение люди расценивают как депрессию. Но у здорового человека настроение ухудшается по объективным причинам, например, неудача на работе или ссора с близким человеком, спустя какое-то время грусть отступает и человек возвращается к привычной жизни. 

А вот если плохое настроение сопровождает человека в течение длительного времени, тогда уже можно говорить о наличии депрессии. К симптомам этого расстройства специалисты относят потерю интереса к тому, что раньше доставляло удовольствие, высокую тревожность, проблемы со сном и навязчивые мысли о смерти.

 

Фото: © kinopoisk.ru

С такими симптомами к врачу пришла и Марта — героиня этой истории. На середине нашего с ней разговора я пожалела, что обратилась к ней и «заставила» пережить все тревоги вновь. Девушка рассказывала о своем состоянии и плакала, разрываемая той болью, которую когда-то испытывала. 

Но на свои слезы сама Марта реагировала радостью, говорила о том, как же хорошо, что она плачет, потому что даже негативные эмоции для нее теперь дар.

Марте 25 лет, она красивая девушка, стройная и улыбчивая. Она с невероятной легкостью заводить новые знакомства и всегда найдет веселую компанию. Сейчас Марта живет в Москве и работает хореографом в пяти детских школах. Сложно догадаться, что когда-то внутри этого человека на протяжении пяти лет разворачивалась настоящая война с самим собой.

«Жить не хотелось от слова совсем» – история Марты

Депрессия появлялась постепенно. Во времена студенчества у меня случился нервный срыв из-за предательства любимого человека, с этого все и началось. Пришли панические атаки, а с ними и страх вообще всего, неуверенность в себе была бонусом. По началу было просто страшно делать те вещи, в которых у меня когда-то возникали панические атаки, допустим, куда-то идти. 

Потом стало хуже. Я просыпалась уже с тревогой, зная, что сегодня паническая атака обязательно случится. И она случалась — так работает психосоматика. Со временем атаки приобрели часовой формат, иногда они могли продолжаться два дня. В это время, ты не можешь ни есть, ни пить. Тебя контролирует твой страх, ты вообще собой не владеешь, просто существуешь и все, жить не хотелось от слова совсем.

 

Фото: © kinopoisk.ru

Самое коварное в этом состоянии, что у меня не было веры, что может быть по-другому, что все может наладиться. Так, за год я превратилась в человека в вакууме. Где бы я ни находилась — я не там, я не с этими людьми, я внутри своей головы. Сижу будто в огромной комнате и уговариваю себя не бояться.

Я помню, были у меня и дни, когда самочувствие было прекрасным, но это случалось раз в месяц. В такие моменты я просто ложилась на кровать, закрывала глаза и наслаждалась.

Со временем у меня пропал интерес ко всему. Я перестала себя уговаривать куда-то выйти, с кем-то разговаривать, куда-то поехать. Мысли, что всегда будет так или еще хуже, укоренились. Пропало любое желание жить. И мои панические атаки переросли в депрессию. 

Единственное время, когда мне было по-настоящему хорошо — это сон. Во сне ты не думаешь, ты ничего не чувствуешь. Поэтому я постоянно хотела спать и спала — ночью, днем, в любое свободное время, чтобы только не чувствовать тревогу. 

Болезненное безразличие и потеря друзей

Так я закончила вуз и начала работать детским хореографом. Однажды, мы поехали с детьми на конкурс в другой город. Мы проехали километров 50, и у меня началась паническая атака. Хочется выбежать, кричать, плакать. Это необъяснимо, это внутри тебя, и оно тебя убивает. Помню, я тогда позвонила родителям и сказала, что выйду сейчас на трассе и пусть они меня забирают. В таком состоянии можно бросить вообще все, важность не имеет никакого значения. 

Тогда я поняла, что самое страшное — это не физическая боль или предательство, самое страшное — это безразличие. Тебе плевать, что ты наденешь, что поешь, куда пойдешь, сорвешь дедлайны или нет. 

 

Фото: © kinopoisk.ru

Ты постоянно пытаешься зацепиться хоть за какую-то эмоцию, но плевать на все. Оттого ты напрочь теряешь смысл хоть в чем-то. Ты думаешь, даже если я буду на любимой работе, даже если я буду получить огромные деньги, даже если я буду суперзнаменитой, и что? А что дальше, а смысл-то какой?

От меня тогда отказались многие друзья. Если я всегда была человеком, который постоянно собирал компании, танцевал на вечеринках в центре танцпола и сглаживал все конфликты, то в состоянии депрессии я была бесполезная и тяжелая.

И даже в тот момент, когда я теряла друзей, я ничего не чувствовала. Мне это было неинтересно. Остались, конечно, близкие друзья, которые захотели разобраться что со мной. Сейчас я понимаю их ценность и значимость в моей жизни. Плюс все, что пережили мои родители, дает мне понять, как же они мне дороги.

«Просто съесть шоколадку или позаниматься сексом не получится»

Благодаря маме, кстати, я и пошла к специалисту. Помню, однажды написала родителям: «Простите меня, пожалуйста, но я не хочу больше жить». Тогда меня забрали домой. Была такая тревога, что я ночью спала с родителями. Понимаете, мне 23 года, а я сплю с мамой. 

Пару раз дома у меня были двухдневные панические атаки, и вот после одной из них, я пришла к маме, легла рядом и сказала: «Помоги мне». Помню, как мы лежали и плакали вдвоем, потому что ни одна из нас не знала, что делать, и тогда я сказала ей, что мне нужен врач. 

Она начала узнавать, искать и нашла специалиста, который мне помог. Ты же думаешь в момент депрессии, что ты один такой, один это испытываешь. А врач говорит: «Да, я знаю, что это такое», даже от этого легче становится. 

С психотерапевтом мы выяснили причину моей депрессии. В момент, когда меня предал любимый человек, все мои эмоции вылились в нервный срыв, с которого все началось. А обида, которую я затаила, сыграла со мной злую шутку в виде панических атак.

 

Фото: © kinopoisk.ru

Психолог или психотерапевт обязательно поможет, а советы «друзей» из разряда «возьми себя в руки» — нет. Дело ведь не в том, что ты не можешь взять себя в руки, депрессия — это болезнь. Взять себя в руки можно, когда ты расстроен или устал, а тут другое. Депрессия — это на уровне физиологии, в организме не вырабатывается серотонин [«гормон счастья»], поэтому съесть шоколадку, позаниматься сексом, посмотреть любимый фильм не поможет. Депрессию нужно лечить. 

Ну «собраться» самому, конечно, тоже нужно. Если пустить все на самотек, то из этого не выбраться. Мой врач выписал мне транквилизаторы [препараты, снимающие чувство тревоги], но при этом объяснил, что пить таблетки нет смысла, если ты над собой не работаешь.

«Мы не хотим, чтобы нас жалели, мы хотим одного — ничего этого не чувствовать»

Но действие транквилизаторов мне показалось недостаточным, а выписывать препараты посильнее врач отказывался. По его мнению, они были бы лишними, он верил, что я могу справиться сама. 

Тогда я нашла другого специалиста, в красках рассказала ему свои переживания и после первой же консультации получила рецепт на хорошие антидепрессанты. Больше на его сессии я не ходила, в плане консультаций он был для меня бесполезен. Тогда я наконец-то почувствовала, что все сошлось — хороший препарат и хорошие рекомендации моего первого врача.

После двух недель приема антидепрессантов я пришла к выводу, что нужно менять обстановку кардинально, чтобы больше ничего мне не напоминало о прошлом. Я запрыгнула в поезд и уехала в Москву. Начала обустраиваться в новом городе, искала работу, выполняла новые повседневные задачи, и это меня так сильно отвлекло, что я забыла, что со мной весь этот ужас происходил.

Сегодня я уже не пью антидепрессанты. Я поняла, что счастлива и больше не хочу возвращаться к таблеткам. У меня горят глаза, я начала жить. Я наконец-то услышала ту маленькую девочку внутри себя, которая все это время говорила, что хочет, но я делала то, что нужно. Общество ведь говорит «найди работу», «иди зарабатывай».

Пока я не могу сказать, закончилась у меня депрессия или нет. Но сейчас мне и дышится по-другому, и делать что-то хочется, и мысли чистые, свежие. Хочется обниматься, дарить добро.

 

Фото: © kinopoisk.ru

Наверное, я бы никогда не ценила так жизнь, если бы не моя депрессия. Все панические атаки были большим опытом для меня. Теперь когда я вижу, что дети у меня на занятии ругаются или, например, с одной из девочек никто не общается, я просто собираю всех ребят и начинаю с ними разговаривать. Объясняю им, что человеку нужен человек. Я считаю, это моя миссия, и я обязана на такие ситуации реагировать. 

Заметила, что замкнутым детям уделяю времени больше, чем другим. Я непроизвольно сравниваю их с собой тогда, в депрессии.

Как человек, сумевший выбраться из глубокой психологической ямы, дам вам один совет. Можете даже не воспринимать всерьез все, что я сказала выше. Но никогда, слышите, никогда не говорите людям с психическими расстройствами, фразы «Да тебе просто нравится страдать» или «Ты просто хочешь, чтобы тебя пожалели». Это неправда. Мы не хотим, чтобы нас жалели, мы хотим одного — ничего этого не чувствовать.

Можно ли диагностировать депрессия самому?

Из истории ясно, что нужно изначально быть внимательнее к своему ментальному здоровью. И не потому что это сегодня модно, а потому что депрессия может украсть годы и годы жизни, отравляя и убивая личность. Но не всегда подавленное состояние говорит о депрессии, поэтому стоит быть осторожнее с самодиагностикой и тем более с самолечением.

 

Фото: © kinopoisk.ru

Психолог Алия Мухутдинова уверяет, что пройти первичную диагностику можно и самостоятельно с помощью теста шкалы депрессии Бека или Занга. В основу этих тестов легли результаты клинических наблюдений, которые помогли выявить ключевые проявления депрессии. 

Однако каким бы ни был результат этих тестов, на его основании нельзя заниматься самолечением. Нужно обратиться к специалисту — психиатру или психотерапевту — чтобы врач поставил правильный диагноз и составил программу терапии.

«При легкой степени депрессии еще возможно исправить ситуацию только психотерапевтическими методами, но когда речь идет о тяжелой форме — то без таблеток не обойтись», — рассказывает Мухутдинова.

Что будет если...?

По словам врача, если человек игнорирует или скрывает свое депрессивное состояние от других, пытаясь жить как прежде, это может иметь самые тяжелые последствия: деградацию личности в профессиональном и семейном плане, появление склонности к алкоголю и наркотикам, появление суицидальных мыслей и попытки совершения самоубийства.

 

Фото: © kinopoisk.ru

Поддержать и, возможно, облегчить состояние человека в депрессии можно банальным участием в его жизни. Нужно просто не игнорировать его чувства, показав, что вы понимаете его проблемы и принимаете человека таким.

«Поддерживаете и поощряете желание человека делиться своими эмоциями и мыслями. Вместо абстрактных фраз предлагайте конкретные действия. Например, вместо «Позвони, если тебе что-то понадобится» лучше скажите — «Когда соберешься к врачу, позвони мне, я тебя отвезу», — наставляет психолог.