Простым россиянам и американцам делить нечего
news_header_top_970_100

Простым россиянам и американцам делить нечего

К такому выводу пришел казанский старшеклассник, прожив в Америке год по обмену.

Что мы, россияне, знаем о США, не считая стереотипов, которые потоками льются с телеэкрана, показывая американский народ необразованным и странным? Чему американских детей учат в школах? Правда ли, что у них все как в кино: сидит на задней парте какой-нибудь ученик и на вопрос «Сколько будет два плюс два?» отвечает: «Пять»? Неужели они действительно все еще считают русских коммунистами, представляющими угрозу для всего мира? Давайте разберемся. КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ. После трехкратного участия в программе обмена для старшеклассников мне наконец-то удалось поехать учиться на год в США. И вот уже 1 сентября прошлого года я отмечал не День знаний со своими одноклассниками, а находился в аэропорту Вашингтона с двумя чемоданами, ожидая самолета до Сан-Франциско.По приезде координатор моей программы определила меня в принимающую семью, где я жил на протяжении года, и уже 5 сентября начались занятия в школе. К слову, для всех остальных учеников занятия стартовали еще 14 августа. Просто в Северной Калифорнии объявили чрезвычайную ситуацию в связи со страшным лесным пожаром, уничтожившим тысячи гектаров национального парка Йосемити, который знаменит на весь мир своими стометровыми секвойями. И даже когда занятия возобновились, каждый день по школьному радио информировали о состоянии воздуха в округе. А однажды и вовсе запретили выходить из зданий во время ланча во избежание отравления дымом. На каждом доме, каждые 10 метров на дороге были плакаты с лозунгами типа «Спасибо вам, борцы с огнем!» К концу октября огонь был побежден, а потом и вовсе потушен. После чего народ начал сбор средств на восстановление реликтовых деревьев. Но вернемся к американской школе. Как же проходит там обычный день? Сначала меня оформили в двенадцатый класс, так называемый seniorclass (с англ. senior - «старший»), и я сам составил свое индивидуальное расписание на весь год, выбрав те предметы, которые действительно важны для меня. Одну из учениц школы попросили провести для меня экскурсию.ПЕРВОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ. Summerville High School находилась не в одном здании, а в нескольких разбросанных по небольшой территории постройках. Были там и здания офиса, кафетерия, кабинеты и спортзал. Придя на первый урок, на котором никто ничего не делал в буквальном смысле (это был просто урок, где ученики могли посидеть и порешать домашнее задание), я стал свидетелем интересного американского ритуала, что практикуется во многих школах. Ученики и учителя кладут руку на грудь, смотрят на флаг США и произносят клятву верности синхронно с диктором школьного радио. Первый раз я как-то отстраненно наблюдал за этим. А потом, что называется, влился в процесс и делал то же самое каждое утро, чтобы поддержать друзей-американцев. УРОКИ. Каждый урок в школе длился по полтора часа, всего их было четыре. Таким образом, школьный день начинался в 8, а заканчивался в 3 часа, немного дольше, чем в России. В моем расписании были искусство кино, американское право и экономика, семинар двенадцатиклассников (где нас всех готовили к выпускному, поступлению в колледж и вообще к взрослой жизни), искусство, английский язык, испанский язык и алгебра. Самыми сложными оказались экономика и американское право. Во-первых, Конституцию США я увидел впервые в жизни. Во-вторых, там было невообразимое количество политической и экономической терминологии, и, переводя некоторые термины на русский язык, я все равно не знал их значения. А в-третьих, нашим преподавателем был мистер Криштенсон, выпускник самого Оксфорда, который там же и преподавал много лет. После чего решил пойти работать в обычную школу, все еще сохранив свою оксфордскую манеру преподавания. Алгебра тоже давалась нелегко. У меня никогда не было таланта к математике, тем более на английском языке (на русском она и так словно иностранный язык). Со всеми же остальными предметами проблем не было. Испанский был начального уровня, английский язык давался легко, кино я люблю, искусство - там тоже все просто.УЧИТЕЛЯ оказались замечательными людьми! Что их отличает от российских преподавателей? Скажу одним словом - уважение. Уважение к ученику и своей работе. Вместо того чтобы на весь класс кричать «Все написали тест на пять, а Иванов, идиот, - на два!» американский учитель без лишних слов раздаст всем работы. А тому, кто получил плохую оценку, приложит небольшую записку: «Подойди ко мне как можно скорее, пожалуйста». Мне такая однажды тоже досталась за тест по английскому языку. Подойдя к мисс Уиллис, я спросил ее, в чем дело. Она спокойно объяснила, что именно я сделал не так в тесте и в чем мои основные проблемы, над которыми мне бы не мешало поработать. Самое удивительное - такое отношение мне очень понравилось. Я действительно все понял и следующий тест написал на четверку с плюсом (B+ по их шкале). Так было на каждом уроке - такая у них учительская политика в Америке. Думаю, многие хотели бы, чтобы в России было то же самое. УЧЕНИКИ. А что насчет учеников? Действительно ли они так глупы, как их показывают в не самых лучших американских комедиях? Все относительно. В моем классе были и те, у кого итоговая оценка по английскому языку оказывалась куда ниже моей (наверное, у половины класса). Кто-то не мог решить квадратное уравнение, будучи в двенадцатом классе. А кто-то и вовсе задавал просто удивительные вопросы типа: «А у вас в России есть солнце?» И я не выдумываю, действительно такой вопрос был! Но подождите хвататься за голову и выдавать избитую фразу Задорнова «Вот тупые». Нет, не тупые! Просто разные. Все, абсолютно все разные!ПРОЕКТЫ. По итогам выпускного класса каждый ученик должен сделать свой синьор-проект и представить его судьям. В конце года я смотрел и слушал презентации своих друзей. Клио, моя подруга, рассказывает о том, что она хочет стать шеф-поваром. В качестве проекта приготовила просто шикарный ужин (судя по фотографиям!) на 10 человек в настоящем итальянском ресторане. Вот Джейк Кулик (родители его, кстати, эмигранты с Украины), который для своего проекта помогал ветеранам Второй мировой и вьетнамской войны вспомнить молодость и отправил их на стрельбище. А вот Стэйси, она написала и издала книгу о своем отце, что болен раком уже несколько лет, и о людях, которым нужно бороться с этой ужасной болезнью. Затем был Тим, мальчик-аутист с дефектами речи. Ему разрешили выбрать что попроще, и он сделал презентацию о своем любимом мультфильме. Затем был я. Мой проект о том, как провел здесь год, как окунулся из одного мира в другой и каких разных людей повстречал на своем пути. ПРИЯТНЫЕ МЕЛОЧИ. Перед выпускным учительница испанского подарила мне учебник, чтобы я дальше продолжал изучать язык (что и делаю сейчас). Сотрудники школы спросили, все ли в порядке с моей семьей из-за событий на Украине и как далеко мы живем от этих горячих точек. А мистер Крюгер (учитель алгебры) просто не засчитал мне тест, который я завалил, чтобы не портить мою итоговую оценку. Это лишь приятные мелочи… За весь год люди вокруг делали просто невероятные вещи, которые заставили меня (и думаю, многих) изменить взгляд на мир и американцев. ГЛАВНЫЙ ВЫВОД. Что бы там ни происходило в мире политики, нам, простым русским, и им, простым американцам, делить нечего. Им есть чему поучиться у нас, а нам у них. Программы обмена помогают обеим сторонам условного конфликта сдружиться, узнать много нового о себе и прекратить пустые перепалки, основанные на глупых стереотипных мыслях времен холодной войны.Мой год по обмену закончился. Замечательные американские люди, окружавшие меня все это время, остались далеко за океаном. Но я не унываю, ведь у нас в стране тоже много хорошего. Одно слово «Родина» чего стоит…

news_right_column_240_400
news_bot_970_100