Семейная экономика
news_header_top_970_100

Семейная экономика

У себя на курсе Роман считался если уж не первым парнем на универской деревне, то все равно личностью заметной.

Жизнь снова наладилась лет через пять. Кроме своей основной работы Роман еще преподавал и консультировал, крутился на полную катушку. Пару раз ездил навестить дочку, возил подарки. Девочка росла крепенькая и шустрая, опекала двух младших братишек. Роман поневоле сравнивал ее с капризулей-племянницей, дочкой сестры. Бывшая жена, еще более расцветшая, поглядывала на него с сочувствием и пыталась познакомить с какой-то приятельницей. А дома, в сталинке, поселился еще один мужчина, сестрин гражданский муж. Подросшая племянница пофыркивала на отчима, но худо-бедно ладили. А потом и у Романа появилась спутница жизни, та самая злоязычная сокурсница. Видно, так замерзла на жизненных ветрах, что уже не захотелось слишком рассуждать - правильное ли тепло от него исходит. А Романа всегда привлекали сильные женщины. Вот поди ж ты - были знакомы еще студентами, даже целовались на какой-то вечеринке, но тогда не срослось, а на этот раз он влюбился всерьез. За эти годы она стала довольно успешной предпринимательницей. Роман принялся помогать ей, оставив другую работу, с головой ушел в дела, сотрудником их фирмы стал и муж его сестры. В доме появился подзабытый достаток, но потом разразился скандал. Оказалось, что зять изрядно подворовывал из доходов фирмы, и что гораздо хуже, запутывал дела, чтобы скрыть недостачу, вследствие чего теперь у владелицы крупные неприятности. И полетели клочки по закоулочкам… Когда пыль сражения осела, Роман подсчитал потери. И сестра, и он сам снова обрели холостяцкий статус. А еще он безработный… Пару месяцев пил, потом удалось взять себя в руки, нашел работу. Специалист он был хороший, это-то оставалось при нем.

Время шло. Мать умерла, племянница неожиданно выскочила замуж за иностранца и уехала жить к нему. Периодически какие-то дамы появлялись на его горизонте, но согласно тому старому пророчеству ни одна так и не задержалась рядом с ним надолго.

Уж не запрограммировали ли девчонки его в те давние времена? Сестра становилась все более сварливой, а Роман стал попивать регулярно, облысел, а потом начались проблемы со здоровьем, чем дальше, тем серьезней. Жить стало совсем скучно. Однажды приехала племянница навестить мать, звала ее жить к себе. Они решали вопрос - как поступить с родительским наследством, с этой запущенной, но все равно дорогой сталинкой в центре города, плюс еще и дача. Шушукаясь, поглядывали на него. Похоже, решили подождать чего-то, и племянница уехала. Роман понял, чего они ждут, и написал дочери, попросил приехать, а еще запретил себе даже думать о водке. Он видел дочку еще маленькой, и когда она появилась в квартире, красивая, похожая лицом на него самого в молодости, но так и пышущая крутой энергией - в точности как ее мать. Роман поразился сам себе - да как же он мог все эти годы не общаться с ней? И стало стыдно - он еще не стар, но так запустил себя… Чем он может быть интересен этой веселой современной особе? Во всяком случае, постарается быть полезным - чем сможет. Когда из своей комнаты выползла сестрица в затертом халате, девушка тряхнула головой и звучно, с южным говорком сказала: «Мама говорит - ты человек хороший, велела нам познакомиться получше и еще наказала никому тебя в обиду не давать. И не дам».