Сняли Нелли на панели
news_header_top_970_100

Сняли Нелли на панели

Неля разругалась с Радиком насмерть, причем на следующий день после бессонной ночи от вчерашнего разрыва в голове осталось только то, что возлюбленный назвал ее проституткой.

Ну, может, не впрямую назвал. И вообще, она сама начала. И уже не помнит, что ее вдруг рассердило. Ну, наговорила лишнего про то, что Радик мог бы и побольше зарабатывать, что все равно ему столько не заработать, сколько красавица Неля стоит. Да стоит ей только глазом моргнуть, как сбегутся состоятельные мачо, в очередь встанут, добиваясь ее руки и сердца.

- Так чего тебе нужно? Двух-ярусную квартиру, неподержанную иномарку? - допытывался Радик. - Что же ты тогда со мной время теряешь? Сама же говоришь, что на все это мне за всю жизнь не заработать.

- Сама заработаю! - продолжала кричать Неля. - Завтра же пойду на панель, раз ты так хочешь. И увидишь, через год у меня все это будет!

Но сегодня с утра она уже сомневалась, что ее обещание так легко будет выполнить. Она, конечно, знала, где в Казани собираются женщины, торгующие своей красотой. Но не пойдешь же вот так прямо на улицу Восстания, не встанешь с ними на обочине...

В аудитории Радик к ней не подошел. Все три пары смотрел в ее сторону, глаз не отводил, но и не собирался подходить первым - извиняться за вчерашнее. Неля уже не помнила, за что ему придется просить у нее прощения. Но гордость не позволяла подойти первой.

После лекций она поехала туда, куда ему вчера и обещала. Раз он не стал ее отговаривать, значит, совсем не любит. А раз не любит - найдутся другие, кто полюбит. И еще за это неплохо заплатит.

Ей самой не верилось, что это она сходит не на своей остановке, идет на незнакомую улицу и останавливается рядом с девицами известного поведения. Те презрительно окинули Нелю с головы до ног и отвернулись. Рядом с ними притормозил джип. Девицы всунули головы в опустившиеся стекла иномарки. Сделка заняла немного времени, пара прелестниц запрыгнула в машину и уехала. А на их месте тут же появились две другие их подружки.

Кто-то сзади вежливо тронул Нелю за локоть. Она взвизгнула от неожиданности. Рядом стоял прилично одетый парень.

- Ты работаешь?

- Что вам надо?

- На кого, спрашиваю, работаешь? - тот голоса не повышал, но угроза была очевидной. - Тут наша точка. Или ты новенькая? Наниматься пришла?

- А что, нельзя?

- Тогда поговорим в другом месте. Запомни, я Ник. У меня рядом съемная квартира. Только пойдем отдельно. Вот адрес, - парень сунул Неле в руку клочок бумаги. - Позвонишь два раза, позовешь меня и назовешь свое имя. Как тебя зовут? Только имей в виду, у нас не принято называть свои настоящие имена и фамилии.

- Рада, - выпалила Неля.

- Чему ты рада, дура? - недобро ухмыльнулся Ник. - Я тебя не на банкет приглашаю.

- Меня так зовут, - улыбнулась Неля в ответ. - Рада.

- Короче, хочешь работать - приходи. А вздумаешь сама клиентов снимать, мои девочки тебя без прически оставят, - закончил разговор Ник. Повернулся и ушел.

Неля не помнила, как оказалась у дверей квартиры, адрес которой остался в ее руке. Всю дорогу ей казалось, что у всех попадавшихся навстречу мужчин лицо Радика. В разговоре с сутенером она не случайно назвалась его именем, хотя вышло это непроизвольно. Неля два раза нажала на кнопку дверного звонка и произнесла, словно пароль:

- Мне к Нику. Я Рада.

- А уж я-то как рад! - ответил он, раскрывая настежь дверь. Заодно раскрылись и полы роскошного банного халата, в который Ник успел облачиться. - Заходи. У меня мало времени. Раздевайся.

Неля сняла плащ в прихожей. Но Ник и не думал приглашать ее в комнату.

- Я сказал, совсем раздевайся. Если нужно в ванную - она там.

- Что, вот так сразу?

- А ты думала, сначала тебе предложат рюмочку чая? - сутенер продолжал говорить в издевательской манере, хотя гадости произносил ровным будничным голосом. - Нет, радость моя, угощение потом, когда будем поздравлять тебя с первым клиентом. А сейчас мы должны договориться.

- Договариваться обязательно в голом виде?

- А ты думала, я предложу тебе самые выгодные условия прежде чем узнаю, на что ты готова в постели и на что вообще способна? - удивился Ник. - Откуда я знаю, какой у тебя опыт? Может, тебя еще сначала всему придется обучать. Тогда не я тебе, а ты мне еще должна будешь заплатить. Образование, как ты знаешь, стоит немалых денег.

- Да, у меня нет опыта, - призналась Неля. - Я думала, в вашем бизнесе его полное отсутствие ценится намного дороже.

- Так ты девственница? - огорченно воскликнул сутенер. - Тогда действительно я дорого могу за это поплатиться. На нары, радость моя, попасть из-за тебя совсем не хочется. Поэтому иди-ка ты домой, учи уроки. И слушайся маму с папой.

- Но мне нужны деньги! - заплакала Неля от унижения. - Что же мне делать?

- Не реви! - рявкнул Ник. - Еще соседи услышат, в агентство позвонят. Говорю же, это не моя хата, я ее снимаю под офис. Ладно, проходи. Но учти, у меня на тебя есть всего десять минут. Надеюсь, этого хватит тебе, чтобы решить.

Он в самом деле уложился в десять минут. Доходчиво и даже необидно объяснил, что больших денег на панели Неле поначалу не заработать. А стать высокооплачиваемой девочкой по вызову у нее нет никаких шансов. Таких дур, которые считают себя красавицами, в Казани пруд пруди, заниматься же их грязным делом профессионально способны единицы. Для того чтобы уметь красиво раздеваться, сначала нужно научиться хорошо одеваться. И к тому же уметь носить дорогие шмотки. Не говоря уже о других премудростях древнейшей профессии. Между тем среди богатых клиентов давно уже не осталось дураков, которые согласятся платить большие деньги необученной малолетке. Ник, так и быть, согласен начать обучение в долг, но потом долго придется тот долг отрабатывать...

Неля выскочила пулей из квартиры, прикрываясь ладонями от стыда, и пролетела вниз по лестнице навстречу поднимавшемуся в ту же квартиру клиенту. Он тоже дважды позвонил и пробурчал:

- Мне к Нику.

Она не видела и не узнала, что тем клиентом был... ее возлюбленный.

- Можешь радоваться, - сказал "Ник", впустив Радика и закрыв за ним дверь. - Как ты и предполагал, дело не дошло до раздевания. Разрыдалась и помчалась к своему любимому.

- Спасибо, Денис, - ответил Радик. - Надеюсь, ты не слишком сгущал краски.

- Будь спокоен, все было в пределах литературных языковых норм. Весь ваш филфак мне не сказал бы "фак".

 

Александр ВОРОНИН