Круче не было в Казани купеческого рода

Круче не было в Казани купеческого рода

У бабушки Суфии, правнучки великого Марджани и внучки известного в Казани просветителя, общественного деятеля и одного из лидеров движения национального возрождения татар Габдуллы Апанаева, есть шаджара рода в виде огромной родословной таблицы, которую она собирала много лет. Из нее видно, что в роду будущих Апанаевых, в семье уже вернувшегося ко Всевышнему кожевенника Амата было два сына, служивших русскому царю, и след этой ветви прослеживается до царствования на Руси первого из Романовых - Михаила Федоровича, то есть до середины 17-го века. Другой сын Амата Ханбулат и внук Айтулла ушли за Мешу-реку и поселились в ауле Янбулат волости Лаишевской. Там они выделывали кожи, торговали помалу и даже крестьянствовали. Развернулся в делах торговых Утяк, сын Айтуллы, а сын Утяка Ярмэк уже писался купцом. Не единожды ездил Ярмэк в Казань с товарами, обзавелся знакомствами и связями в делах купецких необходимыми, а вскоре, продав двор с лучшим в ауле домом, перебрался в Казань и поселился в Татарской слободе меж улочек Сафьян и Кунче, аккурат в ремесленной части слободы, о чем говорят и сами названия улиц.

Вскоре Ярмэк женился и народил сына, которого назвал Апанаем и от которого, собственно, и пошли Апанаевы. По весьма скудным сведениям, ибо все древние архивы и документы сгорели в страшном пожаре 1815 года, Апанай к 15 годам уже закончил медресе, а к годам 20-ти считался одним из самых образованных людей во всей мусульманской Казани.

В 1715 году у Апаная родился сын Исмагил. Уже в раннем детстве он отличался от своих сверстников тем, что был пытлив, самостоятелен и предприимчив. Когда в 1763 году вышел указ «Ея Императорскаго Величества Екатерины Алексеевны» о разрешении торговать татарам по всей империи, Исмагил одним из первых татарских купцов Казани установил связи с Нижним Новгородом, Самарой, Вяткой, Астраханью, Ростовом, Москвой и Санкт-Петербургом. Торговал он кожами, пушниной, шерстью и иным товаром, имеющим спрос, а посему приносящим прибыль.

После рождения сыновей, Мусы и Юсуфа, Исмагил выстроил на Захарьевской - ныне она именуется улицей Каюма Насыри - один из первых (если не самый первый) в Старо-Татарской слободе каменный дом о двух этажах (третий этаж надстроен уже в советские времена), который цел и поныне. А когда в 1782 году в Казани была учреждена Татарская ратуша, стал Исмагил Апанаев городским головой всех казанских татар: должность выборная, почетная и равная должности городского головы русской части города, то есть нынешней должности мэра.

Умер Исмагил Апанаевич Апанаев в 1794 году в возрасте 79 лет, умер тихо и спокойно, оставив дела торговые двум своим сыновьям, Мусе и Юсуфу.

Сыновья Исмагила явились родоначальниками двух больших ветвей дома Апанаевых. От Юсуфа, младшего сына Исмагила, а сам он был купцом второй гильдии, пошла купеческо-промышленная ветвь Апанаевых. Сын Юсуфа Исхак завел большой по тем временам мыловаренный завод в Плетенях по улице, естественно, Плетеневской и купил у одного из русских богатеев большой каменный дом по той же улице, в коем и поселился вместе с семьей. Исхак был весьма богат и часто жертвовал бедным - об этом упоминает Карл Фукс в своей книге «Казанские татары».

От Мусы же пошли купцы и потомственные почетные граждане города, поскольку ему за дела добрые - иначе говоря, благотворительные - первому из Апанаевых было присвоено звание почетного гражданина. Сам Муса владел двумя «юфтяными» заводами - так раньше звались кожевенные производства, один из которых производил до 13 тысяч кож в год и был самым крупным в Казани, и арендовал мыловаренный завод в тех же Плетенях. Ему же как старшему из сыновей досталась отцова лавка на Гостином дворе и перешел по наследству дом за номером 37 по нынешней Насыри.

Муса Апанаев - это была фигура не только масштабов Старо-Татарской слободы, но и Казани и всей Казанской губернии. Богатейший купец-промышленник, он был еще и крупнейшим в городе благотворителем, что, похоже, вообще было в крови всех Апанаевых. На средства Мусы содержалась Вторая приходская мечеть в городе, которая считалась самой лучшей и благополучной в Казани и которая совсем не случайно запечатлена на одной из древних литографий с наилучшими видами Казани. Посему звалась сия мечеть, да и доныне зовется Апанаевской, а адрес теперь она имеет следующий: улица Насыри, 27. Но это было еще не все. В первое десятилетие 19-го века выстроил Муса Исмагилов, сын Апанаев, в Ново-Татарской слободе мечеть на собственные средства в память своей безвременно ушедшей к Создателю дочери Зубайды. Мечеть, хотя и в весьма измененном с тех времен виде, стоит до сих пор. Адрес сей мечети, окрашенной в зеленый цвет, однако носящей наименование Розовая, - улица М.Гафури, 67.

А еще помогал Муса Апанаев бедным мусульманам деньгами и продуктами, особенно в дни празднования народных национальных праздников Рамазан и Курбан-байрам, и за все эти благотворительные дела получил он от города звание почетного гражданина, примерно равное праву на личное дворянство.

Умер Муса Апанаев в 1862 году на 65-м году жизни. На могильном камне Мусы была слегка неверно переведенная Фуксом с арабского следующая надпись: «Бог вечен и безсмертен! В тысяча двести сорок втором году в девятнадцатой месяца Раджаба (день), Муса сын Исмагила Апанаев на шестьдесятом году от рождения отправился от мира Тленнаго в вечный мир! Мы принадлежим Богу и к нему возвратимся».

Жертвовал бедным и младший брат Мусы Юсуф. Фукс в своей замечательной книге «Казанские татары в статистическом и этнографическом отношениях», вышедшей в Казани в 1844 году, описывает, как он однажды побывал в гостях у Юсуфа Исмагиловича. Случилось это аккурат на празднование Курбан-байрама, и Юсуф принес в жертву, что является обязательным для мусульман в этот праздник, «множество овец, несколько коров и одного верблюда», мясо коих было разослано наибеднейшим татарским семьям.

По линии Юсуфа самым деятельным в делах благотворительных был его правнук Мухаметбадретдин, гласный (то есть депутат) Городской думы и сотрудник трех ее комиссий, а также член попечительского совета казанских училищ и председатель благотворительной организации «Общество пособия бедным мусульманам».

Деньгами семья Апанаевых владела немалыми. С ними могли тягаться разве что потомственные граждане города, купцы и промышленники Юнусовы. А вот домовладельцев крупнее Апанаевых не было, похоже, во всей Казанской губернии, не говоря уж о самой Казани. И как бы ни пыжились нынешние власть и деньги имущие, какие дачи и хоромы о сорока комнат ни возводили бы себе, кичась персоною своею, а все далеконько им будет до купцов Апанаевых. А уж по делам добрым - и подавно.

 

Леонид ДЕВЯТЫХ

КВ
Лента новостей