ЖЕНЩИНЕ ВЫДАЛИ ВЫКИДЫШ: "Хорони его, где хочешь, сама!"

ЖЕНЩИНЕ ВЫДАЛИ ВЫКИДЫШ: "Хорони его, где хочешь, сама!"

- ...Они говорят - забирай его с собой! А куда я его заберу?! - размазывая слезы по лицу, говорила девушка, сидя в сумрачном больничном коридоре.

Он - это то, что осталось от несбывшихся надежд, от желанного счастья: ребенок, который не захотел появиться на этот свет как положено и покинул мамино чрево раньше времени. Словом, выкидыш. Это само по себе душевная травма для молодой женщины, а тут еще старшая медсестра сурово сказала: "Будешь выписываться - забирай ЕГО с собой". Вот Камилла и думает - куда забрать? Как ей дадут похоронить то, что и человеком-то не считается - не только умершим, но и родившимся?

Занимательная анатомия

И правда, куда девается то, что на врачебном языке именуют органическими и патологоанатомическими отходами: абортивный материал, детское место после родов, ампутированные конечности и удаленные органы? Ведь не кусок старой тряпки - плоть, некогда бывшая частью человека. И что же, вот так взять и выбросить на помойку? Впрочем, здесь имеет значение не только этический фактор - ведь при неправильном обращении органические отходы несут эпидемиологическую опасность, особенно если они были инфицированными. Это реальная угроза для здоровья людей и загрязнения окружающей среды вплоть до экологической катастрофы. Не случайно Всемирной организацией здравоохранения медицинские отходы включены в группу опасных и подлежат специальной утилизации. Вот тут-то - в утилизации - и суть проблемы.

- Сейчас существуют только общие правила обращения с медицинскими отходами, которые, как водится на Руси, часто не соблюдаются, - говорит профессор медицины, депутат Госдумы РФ Михаил Рокицкий, поднявший этот вопрос на заседании Думы. - Только в редких больницах отходы должным образом собираются и транспортируются.

Должным образом - это когда органические и анатомические отходы сначала дезинфицируют, а потом собирают в пластиковые пакеты и сдают на захоронение, а еще лучше - сжигают в специальных печах. Раньше лечебные учреждения Казани сдавали их в МУП "Ритуал" для захоронения в "братских могилах" на кладбищах в специально отведенных для этого местах или в ветеринарный институт, где имеется печь для сжигания биоотходов. Потом оказалось, что у этих учреждений нет лицензий на данный вид деятельности, и все остались не у дел. Отходы девать стало некуда...

- Проблемы начались уже в конце прошлого года, - говорит главный эпидемиолог управления здравоохранения г. Казани Гулюса Валишина. - Главврачи, которым по СанПину приходится отвечать за утилизацию медотходов, стали спрашивать - куда девать "органику"? Пока решили, что органические отходы будут храниться в холодильниках до решения проблемы...

Получается, что с конца прошлого года холодильные установки, не рассчитанные на столь экстремальные обстоятельства, в течение 5 месяцев ежедневно пополняются органическими отходами. По статистике, в Казани в целом медицинских отходов (то есть вместе со шприцами и биоотходами лабораторий - отдельной статистики по органическим отходам нет) образуется 328 тонн в год. Следовательно, порядка 28 тонн в месяц разделим на имеющееся в Казани количество роддомов и гинекологических отделений, больниц с хирургическими отделениями плюс институт травматологии... Не отсюда ли столь странная просьба к пациентке - забрать свое погибшее дитя?

- Вообще-то правилами это строго воспрещается - погибший плод весом до 500 граммов на руки для захоронения не выдается, - говорит Гулюса Валишина. - Конечно, некоторые главврачи роддомов спрашивали меня, когда возникла эта ситуация, нельзя ли им самим дезинфицировать и захоранивать на мусорном полигоне органический материал... Значит, желание избавляться от него разными способами, не предписанными порядком, у некоторых возникло. Но я категорически запретила это делать. Все должно быть согласно правилам.

Однако знакомый хирург, по понятным причинам пожелавший оставить свое имя в тайне, только рассмеялся:

- Вы думаете, "органика" не вывозится тайно в лес или в поле куда подальше? А может, на ближайшую свалку? Найти желающих сделать это за небольшую плату более чем достаточно. Честно говоря, я даже не знаю, что с этими отходами делается после того, как мы их отдаем... Но это куда проще, чем ждать, когда решится проблема.

А у нас на свалке глаз. А у вас?

Да, самое быстрое решение такой проблемы в подобных обстоятельствах - просто закопать ее поглубже. Или не очень. Вот и случается такое, что то на помойке возле больницы, то на свалке найдут фрагмент человеческого тела, не являющийся следствием криминала. Бомжи на этот счет могут рассказать много интересного. Например, один из них, вытряхнув пластиковый пакет, по всем признакам привезенный из лечебного учреждения, среди груды шприцев и окровавленных бинтов обнаружил человеческий глаз, а другой - довольно "свеженький" фрагмент стопы с большим пальцем.

Как следует из докладов чиновников из Минздрава, объемы финансирования не позволяют МЗ РТ полноценно заниматься проблемой термической утилизации медицинских отходов. Впрочем, для Казани свет в конце тоннеля наметился: для временного решения вопроса утилизации управлением здравоохранения заключен договор с набережночелнинским ООО "Экотехнология", имеющим лицензию на обработку опасных (к которым относятся и органические) отходов и оборудование для утилизации. Так что, возможно, скоро казанские ампутированные конечности и селезенки в авторефрижераторе будут разъезжать по республике. И если вам лично никогда не доводилось бывать в славном городе Набережные Челны, то вашему аппендиксу это вполне удастся. Но не станут ли в таком случае органические отходы "золотыми"?

- Дороговато, конечно, но на сегодняшний день это единственный выход, - ответила Гулюса Салиховна. - Разумеется, было бы лучше, если бы те организации в Казани, которые сегодня снабжают нас расходными материалами для дезинфекции и сбора биоотходов (дезсредства, пластиковые пакеты, тара и т.п.), имели еще и муфельные печи для сжигания отходов и лицензию на эту деятельность. Чтобы, так сказать, начав, доводить дело до конца.

- А если бы у нас был крематорий, это вообще было бы идеально, - считает главный специалист отдела надзора за состоянием среды обитания и условиями проживания ТУ Роспотребнадзора по РТ Галина Ермаченко. - Вопрос назрел еще 20 лет назад, когда на Самосыровском кладбище был заложен фундамент крематория. На этом дело и остановилось...

Что ж, крематорий в более чем миллионном городе, растущем как на дрожжах, вещь может быть не менее важная, чем метрополитен... Однако учитывая, что последний периодически садится на финансовую диету, думать о строительстве крематория в Казани в ближайшее время было бы крайне самонадеянно...

А Камилле повидавшие всякое в своей жизни соседки по палате посоветовали похоронить свое дитя (это для врачей он выкидыш) "где-нибудь в деревне".

 

Светлана ГОРДЕЕВА

КВ
Лента новостей