Музей на Шоссейной: нет пропавших солдат, есть еще не найденные

Есть в Казани музей, посвященный Великой Отечественной войне, - про него мало кто знает. А он хранит множество реликвий того страшного времени, о котором забывать нельзя.

Про региональную общественную молодежную организацию «Объединение «Отечество» РТ я прочитала в «Казанских ведомостях», а потом мне в руки попала изданная этой организацией книга об истории создания самолета Пе-2, выпускавшегося в Казани во время войны. Книга была подарена Центру детского технического творчества имени Чкалова, а там как раз проходили занятия нашего кружка пенсионеров - переплетчиков книг.

Краткий рассказ об этой организации, занимающейся поисковой работой погибших во время войны летчиков, и не только их, заинтересовал нас, рожденных после войны, чьи родители воевали и работали в тылу, внося свой вклад в общую победу. Тогда нам пообещали экскурсию в музей, созданный объединением «Отечество».

С чего начинался музей

В назначенный час мы подъехали к дому на Шоссейной улице, где находится управление Пенсионного фонда Кировского района. Недоуменно разглядываю крыльцо пятиэтажки и не нахожу таблички обещанного музея. «Вы к поисковикам? - слышу вопрос проходившей мимо женщины. - Это за домом».

Пока поднимаюсь на нужный третий этаж, разглядываю развешанные вдоль стен пробитые каски, гильзы от снарядов, стоящие на лестничных пролетах. Захожу, здороваюсь, наши уже все здесь. На стенах фотографии, под стеклом газеты. Впрочем, здесь мало что закрыто стеклом, все можно потрогать, подержать в руках.

Наш экскурсовод Анатолий Скорюков, на рубашке которого написано «Поисковое движение России», начинает свой рассказ: «Здесь все собрано региональной организацией «Отечество» на местах боевых действий».

Задача организации - поиск погибших воинов на местах боев и розыск их родственников. «Война не завершена, пока не будет похоронен ее последний солдат» - эти слова стали смыслом жизни для студенческого «Снежного десанта», который был когда-то в каждом вузе нашего города. История поисковых отрядов «Снежного десанта» насчитывает уже более полувека.

Поездки на места боев начались 40 лет назад, когда студенты занялись изучением боевого пути нашего земляка, поэта, героя Сопротивления Мусы Джалиля, военного корреспондента газеты 2-й ударной армии. Генерал Власов, сдавшийся в плен, покрыл позором не только себя, но и всех, кто до последней капли крови сражался с врагом в его армии. Кто утопал в болотах, продолжая стрелять, выпускал боевые газеты и даже в концлагере не был сломлен, верил в победу, зная, что впереди гильотина.

Движение «Снежный десант» охватило тогда огромное количество молодых, благодаря поисковикам воинов 2-й ударной перестали считать предателями. Но даже сегодня не все солдаты преданы земле. Труднодоступные болота Псковской, Ленинградской, Новгородской областей еще хранят сбитые врагом самолеты, останки летчиков и солдат. Значит, кто-то должен найти их.

Эту миссию взяли на себя повзрослевшие десантники и те, кого они привлекают в свои ряды. Музей на Шоссейной - это результат их поисков. География экспедиций - от Ленинградской области до Курильских островов на Дальнем Востоке, от Мурманска до Крыма.

Эти реликвии можно потрогать

Вот тяжелый водолазный костюм. Трудно представить в нем хрупкую девушку Нину Соколову из Череповца. Но она принимала участие в прокладке трубопровода по дну Ладожского озера в годы войны, чтобы снабжать топливом заводы Ленинграда, продолжавшие работать и выпускать оружие и во время блокады. Рабочих, стоявших круглые сутки за станками, старались поддержать, поэтому к пайке хлеба было добавлено 5 граммов сливочного масла. Вот карточки, на которые можно было получить эти 5 граммов. Весы, где взвешивали привезенные по Дороге жизни продукты, были снабжены специальными гирьками - их нельзя было подделать, чтобы получить больше положенного.

Но история знает не только ленинградских лаборантов и ученых, которые, голодая, не съели ни одного зернышка из коллекции зерновых культур. Наш экскурсовод рассказывает, как умирали повара, готовившие скудные обеды в столовых заводов и школ.

Над нами военно-морской флаг с черноморского катера. Во время тумана судно село на мель под Туапсе. На нем находились 6 рыбаков-призывников. Они еще не успели принять присягу, но бой приняли, хотя имели право не вступать в неравную схватку с врагом. Пять лет назад поисковики нашли их останки.

Вот жидкость во фляге, что найдена на острове Шумшу возле Камчатки, где обнаружены останки японских солдат. «В их флягах сохранилась вода», - показывает нам емкость с мутноватой жидкостью наш экскурсовод.

«А это оплавленный от вражеского огнемета кусок стены из подвала Брестской крепости, - продолжает он. - В это время там находились ее защитники. Их выжигали огнеметом, чтобы не сопротивлялись».

Нам разрешают взять в руки винтовку Мосина, легендарную трехлинейку. Какой тяжелой показалась нам она! А ведь кроме винтовки еще и патроны нес на себе солдат, фляжку, лопату, чтобы окопаться в любой момент. А если это был связист, то на плече рация, тоже не меньше 8 - 10 кг, и такая же катушка с проводом. Мы все это пробуем приподнять - как же такую тяжесть носили бегом, в жару и по глубокому снегу, падали в грязь, поднимались и снова шли вперед?!

Вот огромный веер из солдатских алюминиевых ложек, почти на всех нацарапано имя или фамилия - по этим буквам тоже находили тех, от кого остался только скелет. Много здесь и пряжек от ремней, а также котелков, лопат. «Болота хранят такие артефакты лучше, чем земля, - рассказывает поисковик. - Все, что сверху лежит, быстрее гниет, да и растащили их давно на металлолом».

Мы заходим в воссозданную землянку: полумрак, немецкая трофейная гармонь, вместо стульев чурбаки. Сюда приходили погреться с мороза и вздремнуть, если позволяла обстановка. Под стеклом фото Мусы Джалиля, буквы шрифтового набора из фронтовой типографии и последняя выпущенная боевая газета 1942 года, на каждой странице которой - о вере в победу.

Судьба и Родина - едины

На стенах фотографии. «Это те, кого мы нашли: вот вдова, 70 лет не знавшая, где погиб ее муж, склонилась над гробом с останками. Когда мы находим родных, указанных в медальоне бойца, это для нас самая лучшая находка, - рассказывает председатель совета РОМО «Объединение «Отечество» РТ Александр Коноплев (он тоже из студенческого «Снежного десанта»). - Живем на выигранные гранты. На них покупаем и оборудование для поиска, и билеты, чтобы доехать до места, и книги выпускаем. Вот за стеклом 9 томов книги «Имена из солдатских медальонов». Много лет ведем сбор и хранение результатов поисковых работ в стране, поэтому Всероссийский информационно-поисковый центр работает в Казани».

Нам показывают кусок обшивки от самолета Пе-2. «По документам якобы экипаж погиб при учебном бомбометании. Мы доказали вот по этим отверстиям на металле, что это след от пулемета и экипаж погиб в бою». Со стены на нас глядят с фотографий и те, кто долгое время для родных оставался без вести пропавшим. Нет пропавших солдат, считают поисковики, есть еще не найденные.

Энтузиастами объединения «Отечество» выпущены прекрасные издания: книга об экипажах военных самолетов, погибших на территории республики, книга «Крылья Татарстана» про 20 экипажей самолета Пе-2. И снова выигран грант на проект «Восстановить легенду - пикирующий бомбардировщик Пе-2». Оказалось, на всей территории России осталось всего два таких самолета - в Монино Московской области и в Свердловской области. А у нас в Казани такого нет, хотя самолет выпускался Казанским авиационным заводом и его главный конструктор Владимир Петляков похоронен у нас на Арском кладбище.

В многочисленных экспедициях поисковиками поднято из болот множество деталей от «Пешки». Есть два двигателя в хорошем состоянии, в мастерской организации мечтают собрать самолет.

Мы спустились из музея в специальные боксы. Холодно, помещение не отапливается, оно представляет собой мастерскую, есть тут слесарные инструменты и станки, купленные на гранты. На стеллажах детали самолетов - покореженный металл, пробитые пулями борта, разорванные фрагменты крыльев. И пока трудно представить, что это когда-нибудь станет целым самолетом. Предстоит огромная работа, которую фактически делают вслепую: чертежей самолета не сохранилось.

Поражает самоотверженность этих энтузиастов. Хочется поклониться им в пояс за ту бескорыстную работу, что они делают. Это внуки и правнуки победителей. Память об уходящем поколении, совершившем невозможное, дает им силы. И хочется верить, что восстанет из небытия самолет, сделавший так много для Великой Победы. И он станет памятником не только тем, кто сжимал его штурвал, но и тем, кто вел многолетний поиск погибших героев, утопая в холодных болотах, и из груды покореженного металла воссоздавая боевую машину.

КВ
Лента новостей