«Прощание славянки»

Звуки его тромбона еще помнят многие казанцы, залы, площади и улицы нашего древнего города.
Олег Тонких родился в начале войны. Отца ему увидеть не довелось - погиб на фронте. Все тяготы послевоенных лет легли на плечи худенького мальчишки - помогать матери (вдове, оставшейся с тремя детьми) носить воду, колоть дрова, топить печь, присматривать за младшими.В десять лет судьба привела его во Дворец пионеров, что был тогда на Большой Красной. Прекрасный педагог Юрий Фокин научил играть на духовых инструментах, привил любовь к музыке - дал путевку в жизнь.Уже через год Олег стал горнистом в пионерлагере в Набережных Морквашах, где играл он с утра до вечера для всей дружины:«Вставай, вставай! Штанишки надевай!»«Бери ложку, бери хлеб, собирайся на об-е-ед!»«Спать, спать, по палатам, пионерам и вож-а-а-тым!»Горнисту полагалось бесплатно жить три смены в лагере - для семьи без отца это было хорошим подспорьем. Желание (и необходимость) как можно быстрее начать взрослую жизнь привело 15-летнего Олега в военный оркестр Казанского авиационно-технического училища. Вид у него был бравый, на зависть сверстникам: специально пошитая военная форма с портупеей, в фуражке и в петлицах блестела золотом лира! Хотя будни военного музыканта были нелегкими - многочасовые репетиции, строевая подготовка, разводы и марш колонн курсантов - так называемый «слон». Службу Олег сочетал с учебой - закончил вечернюю школу, музыкальное училище, консерваторию. Со временем стал помощником дирижера.Для молодых музыкантов Тонких был наставником и другом. Бывало, приведет домой солдатика и просит:- Мам, покорми его чем-нибудь вкусненьким.Помимо основной работы в училище, Олег с удовольствием играл на новогодних елках, а летом на танцах в парке Горького, подрабатывал в цирке, в оперном театре. Его даже приглашали на подмену в Государственный симфонический оркестр РТ - к самому Натану Рахлину!Потом он женился и уехал за границу - в южную группу советских войск. В Венгрии выросли красавица дочь и сын, тоже ставший военным музыкантом.В последние годы жизни Олег играл на Арском кладбище - один или в компании коллег. На погосте среди могил звучал тромбон, его печальный баритон помогал людям пережить горе, утрату близких....Когда прощались с самим Олегом, зазвучал не гимн России, не траурный марш Шопена, а знаменитое «Прощание славянки» Агапкина - так принято у музыкантов. В большом дворе обычных девятиэтажек грянул военный оркестр, а в толпе случайных прохожих и жильцов окрестных домов раздались возгласы:- Кого хоронят? Генерала поди?!- Нет, - ответил я им, - простого прапорщика - военного музыканта... Юрий СЕРГЕЕВ
КВ
Лента новостей