Писательница Вера Хамидуллина: Вредные детские книги могут привести в секту

Как отличить хорошую книгу от плохой? Что хотят читать современные дети? Чему учит новая детская литература? Почему книгу для ребенка должен прочитать взрослый?

Об этом и многом другом рассказала гостья редакции «Казанских ведомостей» — детская писательница Вера Хамидуллина.

Представляем гостя

Вера Петровна Хамидуллина — председатель комиссии детской литературы Союза российских писателей, заслуженный деятель искусств РТ, автор более двадцати сборников поэзии, прозы, научно-популярной и детской литературы. Художественно-поэтический альбом «В поисках Шамбалы», изданный Верой Хамидуллиной в соавторстве с художником Никасом Сафроновым, получил Гран-при на Третьем Берлинском Международном литературном конкурсе «Лучшая книга года 2012». В течение последних трех лет перевела более 250 стихов и сказок 28 детских поэтов и писателей Татарстана. В 2012 году В. П. Хамидуллина стала руководителем, издателем и переводчиком Билингвального детского литературного проекта «Современные авторы — детям». Цель проекта — познакомить юных читателей с лучшими образцами детской литературы современности и стимулировать изучение родного языка не только в Татарстане, но и в национальных центрах за его пределами.

Путь писателя

— Вы помните, как впервые проявили интерес к чтению?

— У меня был очень хороший учитель. Моя бабушка была из старообрядцев, которые зимой переписывали книги, а весной развозили их по скитам. Я была жутко непослушной, а бабушка читала мне вслух независимо от того, слушаю я ее или нет. Как только она прерывала чтение, я моментально спрашивала: «А дальше?» А однажды бабушка сказала, что устала читать, и предложила мне почитать самой. В итоге она научила меня читать в три с половиной года.

— Каких авторов вам читали?

— Читали, например, Модзалевского, до сих пор помню его стишок «Дети, в школу собирайтесь». В целом, бабушка читала мне всех классических детских авторов. Когда я пошла в школу, учительница во время урока попросила класс прочитать какое-нибудь стихотворение. Моим любимым стихотворением было «В воскресный день с сестрой моей мы вышли со двора» Сергея Михалкова. Радостно его протарабанив, я получила, увы, двойку. А вообще, моей памяти на стихи до сих пор удивляются многие коллеги.

— В вашей семье были традиции, связанные с чтением?

— В нашем доме всегда была хорошая библиотека. Моя мама работала главным бухгалтером в военкомате, ей удавалось получать по распределению шикарные книги. Папа обладал энциклопедическими знаниями. Еще я всегда дружила с библиотекарями. В районной библиотеке каждые две недели мыла полы, за что мне давали на дом практически любые книги.

— Кто еще повлиял на ваш литературный вкус?

— Я училась в спортивном интернате. Есть такое распространенное мнение, будто спортсмены немного недоразвиты интеллектуально. Так вот, в интернате работала дежурная воспитательница, которой я всегда поражалась. Она музицировала каждые выходные, а однажды надиктовала воспитанницам список книг, которые, по ее мнению, должен в течении жизни прочитать каждый образованный человек. Список был большим, но все книги из него я прочитала.

— Расскажите о своем литературном дебюте?

— Свое первое стихотворение я написала в третьем классе, когда мы переехали с Северного Урала в Горьковскую область. Родители решились на переезд из-за моих постоянных болезней, врач порекомендовал смену климата. На новом месте у меня не было друзей, началась депрессия. Неподалеку от дома росла ива, на которую я забиралась каждый вечер. Ей и было посвящено мое первое стихотворение как единственному другу.:

Друг мой, ива придорожная,

Приходи ко мне домой.

Угощу тебя я чаем с медом,

Вафли дам, а ты мне спой.


Спой мне, ива, про метелей злых,

Что кружили над тобой.

И про летний знай безжалостный,

Ты, пожалуйста мне спой.


Вечерами полутемными

Ты стояла надо мной.

Так напой мне, ива, песни летние,

Те, что слышали с тобой.

— Показывали кому-нибудь свои ранние стихи?

— В интернате моим тренером был член Союза писателей Евгений Данилович Мощенко, ему на тот момент уже было 68 лет, а мне 13. После тренировок мы вместе садились и читали друг другу то, что написали. Знаете, это были по-настоящему партнерские, дружеские отношения, несмотря на разницу в возрасте. Мне это очень помогло. Впрочем, в то время ничего из написанного мной не было опубликовано. Моя первая книга была издана, когда мне было 44 года.

— Как это произошло?

— Мы с мужем смотрели телепередачу в праздник 8 Марта, в которой женщина читала какие-то жуткие стихи, а потом сообщила, что у нее скоро выйдет сборник. Тогда муж заметил, что у меня много стихов, они намного лучше услышанных, и предложил попытаться их издать. Я согласилась, но для сборника за месяц написала больше 100 новых стихотворений. Осуществить мечту помог набережночелнинский писатель Вахит Имамов, который дал первую положительную оценку моему творчеству.

— Как вы справляетесь с критикой?

— Помогает спортивное воспитание, нацеленное на постоянное достижение результатов, привычка спокойно относиться к похвале или критике. Сегодня я выдам лучший результат, а завтра буду не в форме или просто кто-то окажется лучше. Это нормально. Зато я знаю, что, потренировавшись, я снова покажу лучшее, на что способна.

— Какими видами спорта вы занимались?

— Бегом на средние дистанции, в интернате могла пробегать кроссы по 20 километров. В пединституте занялась хоккеем на траве.

— Спортивное прошлое отразилось на творчестве?

— Я участвую в подготовке энциклопедии для школьников. Идея принадлежит известному детскому писателю, организатору Всероссийского фестиваля детской книги, биофизику и доктору физико-математических наук Юрию Нечипоренко. Тема моей книги — мы и мышцы. Современные дети не вполне понимают, что свое тело нельзя подвергать постоянным стрессам: голодовкам, изнурительным тренировкам. Через научно-популярную литературу на примерах и занимательных фактах мы с коллегами стремимся донести информацию, накопленную поколениями, о нашем мире и человеке в нем.

Что читают современные дети

— Часто приходится слышать мнение, что современные дети стали меньше читать. Вы согласны с этим утверждением?

— Пожалуй, да. А если точнее, то они читают очень выборочно. Нагрузка на современных детей значительно выше, чем раньше, им приходится много читать по разным предметам. При этом доступной информации стало больше. Им проще знакомиться с произведениями по так называемому краткому содержанию. Доходит до смешного. Помню, как прочитала в одном из таких опусов, предназначенном школьникам, трактовку гоголевского «Ревизора»: «Человек приехал в город N и, зайдя в трактир, спросил, кто в городе занимает руководящую должность». Переходя на короткие и отрывочные сведения, ребенок, прежде всего, теряет красоту русской речи, ее образность. Убогий словарный запас современного поколения — результат убогого чтения. В школьных программах много тестов, но мало сочинений. Косноязычие — результат потребления сокращенной информации.

— Нынешние дети читают классических авторов?

— Пару лет назад Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям обратилось ко мне с запросом провести в Татарстане анкетирование на предмет интереса к чтению и выявления тематики читаемых книг. Было опрошено приблизительно 500 детей разного возраста — посетителей библиотек Казани, Набережных Челнов, Менделеевска, Нижнекамска, Лаишево. Выяснилось, что до 4-го класса 80 процентов детей читают в основном российских авторов. После этого картина меняется диаметрально — перекос идет в сторону иностранных авторов. Из татарских авторов они назвали только три имени: Габдулла Тукай, Абдулла Алиш и Роберт Миннуллин.

— В чем, по-вашему, кроется причина такой тенденции?

— Это очень грустно, но неудивительно. Во время проведения анкетирования я была приглашена в Казанский университет выступить с докладом о детской литературе. Воспользовавшись случаем, опросила по этой же теме студентов-филологов, которые в будущем будут заниматься с детьми, пропагандировать, кого и зачем читать. Результат оказался тем же, что и у детей. Татарских авторов смогли назвать только четверо из 20 студентов. Причем к уже названным добавился только Муса Джалиль. Как говорится, рыба гниет с головы. Если учитель не знает писателей, то откуда их знать его ученикам?

— Но ребенка все же возможно заинтересовать чтением?

— Интересная литература все-таки может заинтересовать ребенка. Моим внукам 10 и 11 лет. Они с удовольствием читают, учат стихи.

— Чем отличаются современные дети? Каковы их литературные вкусы?

— Современная детская литература должна быть познавательной. Нынешнее поколение детей нужно увлечь чем-то необычным, интересным: воздухоплавание, шифры, динозавры и многое другое. Конечно, взрослым очевидно, что такое новое — это давно забытое старое, но переложенное на хороший, доступный ребенку литературный язык. Интересно, что у детей пользуются популярностью книги авторов-ученых. Еще хочу заметить, что современные дети значительно менее наивны, чем были мы в их возрасте. Они понимают юмор, подтексты.

Чем отличается хорошая детская книга

— Что отличает хорошую детскую книгу от плохой?

— Отличать хорошую книгу от плохой, прежде всего, должны научиться родители. Детскую книгу им необходимо прочитать хотя бы по диагонали. Учитывая специфику современного книгоиздания, любой автор, имея деньги, может издать почти любую книжку. Мы с этим сталкиваемся постоянно. Как правило, это книги крайне сомнительного содержания, написанные в очень менторском тоне или содержащие сомнительные педагогические посылы.

— Приведете пример?

— Однажды я столкнулась с одной книжкой, автором которой был экономист, правительственный чиновник. Мне стало страшно, что она попадет в руки детям. Рассказчик делится историями из своего детства, пришедшегося на голодные военные годы.

— И что здесь могло быть крамольного?

— Понимаете, есть поступок, а есть проступок. Любой проступок, если вы его даете на страницах детской книги, должен подводить к неким моральным заключениям, а после сподвигнуть на поступок. Так вот, в одном из рассказов главный герой замечает, как мать прячет кусок хлеба. Мальчик съедает хлеб, а потом терзается страхом от того, что мать догадается, кто это сделал. И все! Мальчик не осознает своей вины, не просит прощения, он просто боится. Чему учит это произведение? Тому, что, если тебя не поймают, то можно украсть даже последний хлеб у родных. Такой рассказ был далеко не единственным в этом сборнике. Автор не понимал сути моих претензий, ему казалось, что, он рассказывает детям правду о голоде в военные годы.

— И часто вы встречаете вредные детские книги?

— Случается. Одна секта издала книгу для привлечения новых членов в свои ряды. В предисловии говорится, что это произведение о первой любви, теплых и нежных отношениях. И правда, начало у книги оказалось хорошим, добрым. А на двадцатой странице мы наблюдаем очень грязную, натуралистичную постельную сцену. Дальше идет теологическая зарисовка о том, как забеременевшую девочку спасает вера. В чем тут суть? Эта книга — методическая разработка. Начало рассчитано на родителей, которые редко читают детские книги дальше первых страниц. Подросток, дочитав до сексуальной сцены, проявляет интерес и дочитывает книгу до конца, ожидая повторения чего-то подобного. А дальше он пойдет на сайт секты.

— Есть ли специальные требования для детских изданий?

— Да, детская книга должна соответствовать определенным требованиям. Например, тексты для дошкольников должны быть напечатаны простым и удобным шрифтом, без ненужных красивостей. Текст не должен располагаться на рисунке. А главное, должно быть расставлено ударение, это очень важно при обучении чтению.

О книгоиздании и проблемах чтения в стране

— В чем, по вашему, проблема привлечения детского внимания к чтению?

— Современное книгоиздание ограничивает ребенку доступ к хорошим книгам. Достаточно открыть любое издание и посмотреть его тираж: тысяча экземпляров, редко больше. Московские издательства берутся печатать только известных авторов. Это маркетинговая политика. Книга должна продаваться, а тираж должен быть небольшим, чтобы быстро вернуть потраченные деньги С 2012 года я занимаюсь изданием серии книг «Современные авторы — детям». За это время у нас вышло более 50 книг. Когда я пришла в литературу, у меня сработала спортивная, командная установка. Не должны татарские и русские авторы стоять по разные стороны литературной баррикады. Так мы стали издавать билингвальные издания, ставшие общей площадкой, объединившей лучших детских авторов.Для меня как руководителя было важно найти хорошие, добрые, педагогически грамотные тексты. Перевод должен был быть не только точным, но и сохранять размер стихов. Раньше эти книги покупались библиотеками, но вскоре на это перестало поступать федеральное финансирование. При содействии депутата Госсовета Разиля Валеева мы обратились в Министерство образования и науки РТ с предложением ввести серию наших книг в программу по развитию языков в республики. В ответ нам пришло письмо с одобрением и сообщением, что серия «САДИК» включена в программу поддержки и развития языков Татарстана на 2014–2024 гг., но дальше дело так и не пошло. Тогда мы обратились в Министерство культуры РТ, где нам объяснили, что наши издания предназначены для индивидуального пользования, а это слишком дорого.

— Что можно сделать для того, чтобы изменить ситуацию?

— Библиотеки должны сопровождать человека на протяжении всей жизни, начиная с детского сада. Если книга находится в шаговой доступности, рано или поздно детская рука к ней потянется. Несомненно, библиотеки в дошкольных учреждениях — вопрос недалекого будущего. И хочется надеяться, что их комплектование будет проходить в республике повсеместно, при этом получит государственную поддержку. Также хочу заметить, что на сегодняшний день ряд образовательных программ в республике составляются с прицелом на казанских детей. Вспомните «Культурный дневник первоклассника», предлагающий посетить ряд музеев и театров. Столичные дети оказываются в более выгодном положении, ведь большинство музеев и театров находятся в Казани. Бесплатных контрамарок для детей из районов нет, а ведь их родителям еще нужно потратиться на дорогу. Да, есть хорошие музеи и в других татарстанских городах, но их меньше, и они менее разноплановы. Соответственно, такие проекты должны предполагать наличие контрамарок для бесплатного посещения школьниками предложенных культурных учреждений.

— Какие крупные события, посвященные чтению, происходят в стране?

— Фестиваль детской книги в Российской государственной детской библиотеке, в Москве. Мы участвуем в нем с первого года. Это фестиваль, участие в котором принимают все крупные издательства, занимающиеся выпуском книг для детей и юношества. Ежедневно на нем проходит до 30 встреч с авторами, учеными, психологами. Также в ходе фестиваля проводят круглые столы, посвященные актуальным проблемам продвижения детской литературы, а также развития и поддержания интереса ребенка к чтению. В этом году центральной темой стала научно-популярная литература для детей, фантастика. В частности, обсуждалось творчество Кира Булычева и внимания к нему со стороны современного юного читателя.

— Как еще можно помочь детям проявить интерес к детям?

— у нас в стране отсутствует общественный институт, занимающийся обучением родителей будущих школьников. Ребенок, оказавшись в школе, испытывает колоссальный стресс. Родители должны знать базовые методики, которые помогут развить у ребенка тягу к чтению и учебе, понять, какие этапы они должны пройти вместе с ним. Фактически, необходимы пособия для подготовки ребенка к школе, причем они могут бить билингвальными.

Билингвальность и детские писатели

— Каких детских авторов вы бы посоветовали?

— Говоря о классической детской литературе, чаще вспоминают иностранных авторов. Почему же не российских? Многие наши замечательные детские писатели малоизвестны, причем совершенно незаслуженно. Например, немногие знакомы с творчеством великолепного сказочника, жившего в Казани в начале прошлого века, Николая Петровича Вагнера. Этого ученого-зоолога, работавшего в Казанском университете и писавшего сказки для детей, его современники называли русским Андерсеном. Творчество Вагнера созвучно с Бажовым. В сюжетах сплетение бытового и волшебного: когда человек живет в обычных обстоятельствах, но вдруг с ним приключаются невероятные события с элементами настоящего колдовства. Это всегда интересно детям.

— Что скажете о современных татарстанских авторах?

— Лучшим детским писателем Казани я считаю Бориса Вайнера. Еще хочу заметить, что Набережные Челны в последнее время превратились в маленькую детскую литературную Мекку. У нас живет Сания Шавалеева, лауреат премии Кира Булычева. Елена Степанова — учительница начальных классов и постоянный автор «Мурзилки», в этом году она стала призером международного литературного конкурса «Детское время». Другой известный автор, живущий в Набережных Челнах — Анна Снежина. На подъеме детская литература на татарском языке. Целый ряд талантливых авторов работают, создавая произведения в лучших традициях Габдуллы Тукая и Абдуллы Алиша.

— Вы занимаетесь изданием и переводом детской литературы. Обучать ребенка в билингвально среде — это хорошо?

— Первое слово, которое ребенок слышит в своей жизни, произносится на его родном языке. Безусловно, тексты на родном языке он воспринимает точнее, четче и глубже. Но билингвальность — это замечательно. Во-первых, формируются разнообразные речевые клише, которые помогут изучению иностранных языков в будущем. Через родной язык мы познаем другие языки, другую культуру. Культура чтения билингвальных книг приводит к культуре общения, что особенно важно в нашей многонациональной республике.

КВ
Лента новостей