Секретная командировка

У каждого воина-интернационалиста свой Афганистан. И у меня он тоже свой.

С 1980 года я был заместителем командира 57-й мотоманевренной группы по политчасти Краснознаменного Тихоокеанского пограничного округа. В начале июля 1982 года вызывают меня к руководству и объявляют, что я назначен руководителем группы по сопровождению сменного состава в район дислокации ограниченного контингента советских войск на территории Республики Афганистан.

Подготовка сменного состава

Поясню сразу, что такое сменный состав. Это военнослужащие, отобранные из состава вновь призванных, но отслужившие не менее года, которые должны были сменить в боевых порядках отслуживших свой срок военнослужащих. Мне порекомендовали о поездке в Афганистан никого не извещать, в том числе и близких. Для них это была моя очередная служебная командировка в среднюю полосу России.

В пункте сбора, в полевом учебном центре одной из воинских частей, набиралось 65 человек: 5 офицеров и 60 военнослужащих срочной службы. Нас, офицеров, познакомили со специально разработанной программой учебно-тренировочных занятий. В нее входили в основном тактические занятия, способы передвижения по горно-пересеченной местности с полной выкладкой, стрельба по движущимся целям из штатного вооружения и групповых, таких как РПК, ПКС, РГД-7, маскировка, окапывание, десантирование из боевых машин на ходу и вертолетов с трехметровой высоты, оказание медицинской помощи при ранениях.

После завершения курса наша окружная отборочная комиссия должна была решить, готов ли тот или иной солдат к службе в боевых условиях. Комиссия учитывала не только физические данные, состояние здоровья бойца, но и его морально-психологические качества.

Долгая дорога в Афганистан

Дорога в Афганистан была неблизкая: сначала поезд Тихоокеанская - Хабаровск. От Хабаровска перелет на Ил-76 в Читу. В Хабаровске и Чите к нам присоединились еще военнослужащие. Нас было уже около 200. Дальше летели вместе. Сделали дозаправку в Барнауле и наконец приземлились в аэропорту города Душанбе.

Колонной машин в сопровождении автомобиля военной автоинспекции с мигалкой нас завезли на территорию военного госпиталя. Там небольшой палаточный городок.

Через двое суток акклиматизации дали команду на сборы, рассадили по машинам и привезли на железнодорожный вокзал. Там уже ждали прицепные вагоны к пассажирскому составу. И мы помчали в южном направлении по обожженной солнцем пустыне. И вот в кромешной темноте ночи подают команду к высадке. Высадились. Далее совсем недолгий переезд на автомашинах с военными бортовыми номерами. Впереди при лунном свете засверкала гладь реки. Погрузились на паром. Сержант из группы сопровождения в непривычной для нас панамке проговорился, что это река Амударья. Переправились на другой берег, снова погрузились в автомашины и буквально через 10 минут приехали к палаточному городку полевого учебного центра одной из воинских частей Среднеазиатского пограничного округа. Кругом пустынно, темнели песчаные барханы, ботинки до шнурков увязали в песке.

На следующий день наших бойцов переодели в полевую форму цвета хаки, и вновь начались занятия по специальной подготовке. А после ужина офицеры проводили серьезную разъяснительную и воспитательную работу. Основной упор делался на объяснении политической обстановки на территории Афганистана, ознакомлении с национальными традициями и обычаями афганцев. Каждому бойцу выдали небольшой разговорник, который помещался во внутреннем кармане гимнастерки. Так прошла еще неделя.

Жизнь в гарнизоне

Наконец-то нашим ребятам выдают полный боекомплект, боевую экипировку. И мы в сопровождении двух БМП и штабного бронетранспортера пересекли государственную границу. Спереди, позади нас и слева сверкали снежные вершины гор. Справа вдоль дороги - скалистые склоны предгорий.

Несколько раз над нами пролетает тройка вертолетов сопровождения.

К полудню въехали в небольшой военный пограничный гарнизон, обнесенный забором из двух рядов колючей проволоки, местами огороженный бетонными плитами. Гарнизон стоял на возвышенности. Вдали, в низине, в предгорном равнинном плато - городок с дымящимися трубами кочегарок и небольших промышленных предприятий, местами утопающий в зелени садов, причудливых тутовников и остроконечных тополей.

Гарнизон - это несколько штабных вагончиков со встроенными антеннами связи и РЛС, с десяток палаток и землянок, покрытых маскировочными тентами. Бойцы объяснили, что землянки они вырыли и обустроили под жилье по своей инициативе, за счет своего личного времени, потому что в палатках ни летом, ни зимой жить практически невозможно. Хотя эти палатки и считались всесезонными, с печным отоплением и вентиляцией, даже со встроенным туалетом.

Гарнизон с четырех сторон, по периметру, был оборудован бетонными оборонительными сооружениями, в которых круглосуточно посменно дежурили пограничные наряды. Основное внимание уделялось наблюдению за подступами к гарнизону и стратегически важной двухполосной дорогой, ведущей к административному центру провинции, а от него - в центральное и юго-восточное направления, заселенные особо воинствующими моджахедами и полчищами бандформирований.

Личный состав нашей группы был занят повседневной службой, рейдами по проверке передвигающегося по дорогам транспорта, а также грузов, охраной газопровода и других стратегически важных местных объектов.

Оперативные работники в свою очередь занимались разъяснительной и просветительской деятельностью среди местного населения и дехкан (крестьян). Они рассказывали о значимости демократических преобразований в стране, враждебных целях и задачах бандформирований по расколу страны и ее дестабилизации.

Неоднократно по наводке местного населения оперативными группами совместно с царандоями (национальной полицией) были ликвидированы диверсионные группы, проникавшие на территорию провинции.

Главное - вернуться без потерь

Моя главная задача - доставить без потерь сменный состав военнослужащих к месту дислокации мотоманевренных групп и вывести ребят за пределы Афганистана.

Мне полного предназначенного предписанием срока поработать в боевых порядках не удалось. На следующий день после приезда, к вечеру, колонны машин для бойцов, возвращавшихся на Родину, уже были готовы к обратному маршу. Отправились ранним утром. День выдался относительно спокойный. Но к обеду задул сухой ветер-«афганец», и все вокруг запорошило песком. Пришлось сбавить скорость, ехать на малых оборотах. Вертолеты, сопровождавшие нас, заспешили на базу. И тут, буквально не доезжая 20 километров до линии границы, колонна подверглась обстрелу из гранатометов.

Били из ближайшего горного ущелья. Прогремели два взрыва. Первый снаряд угодил в головную БМП, не причинив ей существенного вреда. Второй же попал под днище замыкавшего «ЗИЛа-130». Через считанные минуты прогремел еще один взрыв - взорвался бензобак, и всю машину охватило пламенем. К счастью, к этому моменту мы успели сосредоточить бойцов по укрытиям, оказать некоторым необходимую медицинскую помощь. Что это было: преднамеренная засада моджахедов или действовал дух-одиночка из ближайшего кишлака? Это для нас осталось неведомым.

Далее продвигались в пешем порядке под прикрытием боевых машин, пока не вышли на равнинный участок местности. Тут по рации сообщили о вылете на подмогу двух «вертушек» в нашем направлении.

Это столкновение никто и в расчет не принял, так как обошлось без человеческих жертв. И по сводкам боевых действий оно так и не прошло. Тем не менее хочу отметить решительные, смелые действия в данной чрезвычайной обстановке по спасению сослуживцев старшего лейтенанта Сербегешева, сержантов Рябинина, Круглова, ефрейтора Иванова, рядовых Мухатьярова, Серегина и Махиню. Позже в Москве по итогам поездки мне был вручен высший почетный знак ЦК ВЛКСМ «Воинская доблесть».

Раэль АХМАДЕЕВ, ветеран пограничных войск РФ, доцент университета управления ТИСБИ

КВ
Лента новостей