Карточный король Казани

В первой половине 19-го века одной из наиболее крупных фигур в Казани, сделавших для города и населявших его людей множество замечательных благих деяний, был, несомненно, известный купец и промышленник Онисим Кириллович Месетников.

Коммерции советник, первой гильдии купец и почетный гражданин, кавалер трех золотых и одной серебряной медалей за заслуги перед государством и гражданами, Онисим Кириллович родился в 1789 году в деревеньке Мешавка, что стояла недалеко от Дальнего (Верхнего) Кабан-озера близ поселка Борисково, входящего ныне в городскую черту. Деревня сия выросла из бывшего починка - крохотного селения в два двора (собственно, мощный ныне поселок Борисково тоже когда-то был деревенькой в три двора), в коей жили и пахали землю крестьяне веры старообрядческой. Они не курили бесовского зелья - табака, не пили водку, и посему у них самих и у их потомства все было в порядке с телом и головой, а осмеянный ныне обычай целомудрия, согласно новейшим разработкам современных ученых, оказывается, постоянно «развивал и укреплял генетику потомства». Потому-то и народился на белый свет Онисим Кириллович здоровым телом, а главное - крепким духом.

Желание выбиться в люди посещает многих. Однако у кого-то при первых же неудачах опускаются руки и они становятся приверженцами доктрины «Всяк сверчок знай шесток»; кто-то в этом деле торопится и мельтешит, забывая о том, что «быстро только кошки родятся», иные весь свой век ждут золотую рыбку, говорящую щуку, неразменный рубль или тетушкино наследство, да так и помирают, оставляя после себя из недвижимого отцову развалюху, а из движимого только тараканов в доме да мышей в амбаре. И лишь единицы, поставив вышеозначенное желание целью, идут к ней медленно, но верно, не жалея труда и терпения. Онисим Кириллович был из таковых. Здоровая старообрядческая закваска и отголоски знаний природы жизни древнерусского жречества, сохраненные в веках старообрядцами, несомненно, помогали. Онисим не ждал, как иные, манны небесной и начинал с нуля. Мальчишкой он напросился к дальнему родственнику купцу Серебрякову в подручные, приехал в Казань и был «прислугой за все» в его лавке на знаменитом казанском толчке близ Петропавловского собора. По его собственным воспоминаниям, «когда другие приказчики в хомутинном ряду занимались игрою, я торгую, продам то хомут, то целую сбрую. Торгуя таким образом, я составил капитал и отошел от Серебрякова».

Казань первой половины 19-го века была весьма веселым и гостеприимным городом. «Жили в Казани шумно и привольно, - вспоминая о своих студенческих годах в нашем городе, писал известный и плодовитый писатель Боборыкин, - но по части высшей интеллигенции было скудно». Частые визиты, пикники, обеды и балы, о коих восторженно писал Э.Турнерелли в своей книге «Казань и ее обитатели», непременно заканчивались карточной игрой. Вист, бостон, баккара, банк, штосс и прочие карточные удовольствия имели место быть на каждом званом обеде, балу и иной пирушке поплоше, и расписать «пульку» было для казанской «интеллигенции» завсегда в радость. Сию слабость наших горожан, коей было подвержено, помимо дворянства, купеческое и мещанское сословия, Онисим Кириллович заприметил весьма быстро, а посему, сообразив скорее других, добился разрешения на монопольную торговлю картами в Казани и Нижнем Новгороде, получив на то из казны откуп и став единственным в нашем регионе «комиссионером карточной продажи».

Доход от продажи карт был немалый, но поскольку оставался Онисим Кириллович веры дониконианской и считал карточные игры бесовской мерзостью, то доход от продажи карточных колод шел почти целиком на благотворительные нужды. Его личными усилиями и средствами строились и содержались едва ли не все городские дома призрения, он принимал активное участие во вспомощенствовании бедным воспитанникам пансионов и училищ, принимал деятельное участие звонкой монетой в содержании богаделен для бедных, сирых и убогих. Вообще, по части благотворительности был Онисим Кириллович фигурой в городе в свое время весьма заметной и во многих благих начинаниях наипервейшей.

Следующим шагом Месетникова было решение стать промышленником. Сказано - сделано, и Онисим Кириллович приобретает в одном из уездов Казанской губернии стекольный завод, коий при нем, а затем и сыне Петре реорганизуется и работает как часы. Параллельно со стекольным производством заводит Месетников и винокурню в самом что ни на есть медвежьем углу губернии - Царевококшайском уезде, сплошь покрытом сосновыми лесами. Доходы Онисима Кирилловича растут, он становится уважаемым и известным человеком, получает статус коммерции советника и выходит в купцы первой гильдии, не забывая, однако, о благотворительной деятельности. Именно она наряду с деятельностью на благо Казани в бытность городским головой и принесет ему звание потомственного почетного гражданина, почти равного по правам со званием потомственного дворянина.

Когда в сентябре 1830 года в город пришла эпидемия холеры и, как писал Карл Фукс, «зараза в первом своем образовании была так сильна, что люди падали и коченели на улицах», первая же частная холерная больница была устроена именно купцом Месетниковым и только на его средства. Он в отличие от многих представлявших торгово-промышленную элиту Казани не сбежал из города, не спрятался от страшной напасти в Седми-озерной или Раифской пустынях, а оставался в охваченном эпидемией городе до самого ее окончания, являясь содержателем и попечителем устроенной им больницы.

В 1843 году Месетников выкупает у города пострадавший в пожаре 1842 года дом на Воскресенской улице за сумму, намного превышающую его стоимость, с условием, что деньги пойдут на устройство дома призрения.

Таковые условия ранее в отличие от времен нынешних соблюдались строго, местопребывание благотворительных сумм было абсолютно прозрачно для всех интересовавшихся, посему дом призрения вскоре возник на Черноозерской улице, а Онисим Кириллович стал его попечителем.

В 1847 году в Казани открывается Городской общественный банк, обеспечивавший коммерческие кредиты, и его директором становится Месетников, а в 1848 году Онисим Кириллович избирается городским головой. Он и умрет городским головой, ибо будет вторично - случай достаточно редкий для нашего города - избран мэром Казани в 1857 году. Умрет спокойно, как и подобает человеку, выполнившему свой долг перед Богом и людьми.

КВ
Лента новостей