Главный врач РКБ Рафаэль Шавалиев: С коронавирусной инфекцией нам предстоит жить еще долго

Что изменилось в системе здравоохранения с приходом COVID-19? С какими вызовами столкнулось врачебное сообщество? Кто выздоравливает быстрее? Стоит ли бояться новой вакцины и карантина? Что изменится в подходах к лечению коронавирусной инфекции?

Об этом «КВ» побеседовали с Рафаэлем Шавалиевым, главным врачом Республиканской клинической больницы Татарстана, на базе которой развернут и все еще работает временный инфекционный госпиталь. 

Никто из врачей не отказался

- Рафаэль Фирнаялович, что показал опыт работы татарстанского и российского здравоохранения во время пандемии? 

- Для многих из нас опыт, когда мы столкнулись с пандемией, был первым в жизни. В том числе для врачей, организаторов здравоохранения. Первые дни и мои коллеги, и я в оперативном режиме перенимали опыт китайских, американских врачей. Усиленно изучали литературу, ориентировались в сложившейся ситуации с колес, находили технологии, которые можно применить мгновенно. Круглосуточно держали связь с московскими коллегами, которые по темпам развития пандемии опережали нас на две-три недели. 

В свою очередь государство приложило много усилий, чтобы ограничить распространение вируса. Врачи - лишь участники процесса, стратегия принадлежала Президенту РТ Рустаму Минниханову. Мы успели модернизировать всю первичную сеть и были наиболее готовыми среди всех российских регионов к вызову. Изначально РКБ не планировалось задействовать в борьбе с COVID-19. Но видя ситуацию с коронавирусом, в частности в Москве, руководство Министерства здравоохранения РТ приняло решение сделать РКБ головным госпиталем в системе борьбы с новой инфекцией. Буквально за неделю нам удалось трансформироваться, обучиться, дооснаститься. Центр травматологии РКБ идеально подошел: подбирали здание так, чтоб оно было автономным, с наличием лаборатории, рентгена, компьютерного томографа. Там работают травматологи, ортопеды, реаниматологи. К слову, никто из них не отказался перейти в режим ковидного госпиталя.

- Могли и отказаться?

- Мы всем дали выбор, никто не сказал «нет». Например, команду детских травматологов из Центра травматологии РКБ временно перевели в ДРКБ. Заведующий детской ортопедией Руслан Фаритович Хасанов сам изъявил желание остаться в госпитале, будучи уверенным - его команда справится без него. Сейчас он на передовой, практически круглосуточно. А он ведь еще и детский специалист! Я сам тоже долгое время работал в детской клинике, у нас несколько другая тактика, мы стараемся найти особый подход не только к пациенту, но и наладить отношения с родственниками. А этот аспект оказался очень важным. В любой семье, где возникает эта проблема, стараются вместе пройти как можно быстрее этот путь. 

- Вы не сказали о сложностях. С чем столкнулись или можем столкнуться в будущем?

- Сложности психологического характера. Мы работаем в неопределенности: никто не знает, когда все это закончится. Каждый день ожидаешь, что будет меньше обращений, фактов заражения коронавирусной инфекцией. Но пока мы говорим лишь о стабилизации ситуации. Когда эпидемия пойдет на спад, зависит от многих факторов. Контагиозность (заразность) у вируса по-прежнему достаточно высокая. Еще момент: инфекционная патология чем-то напоминает травматологию. Каждый раз мы принимаем пациента, который винит себя во всем, с глубокой депрессией: почему я туда поехал? зачем сделал так? То есть очень много психосоматики. Причем особенность коронавируса такова, что он повреждает центральную нервную систему. Задача врачей, психологов, родственников - найти ключ к человеку, чтобы его поддержать. Что касается изменений в будущем - инфекция просто так не проходит, бывают последствия в виде поражения легких, фиброзов, остаточные явления в грудной клетке до нескольких недель. И это требует трансформации здравоохранения, разворачивания после эпидемии отделений по реабилитации пульмонологического профиля, открытия санаториев с таким профилем. 

Страх заразиться или желание вылечиться?

- Ваша объективная оценка: как отразится на здоровье граждан временный запрет на плановые госпитализации? 

- Что касается оказания неотложной и экстренной помощи, мы по-прежнему функционируем круглосуточно. Например, в начале июля в ковидном госпитале РКБ находилось 260 человек, а на лечении с другого рода патологиями - 480. Да, были некоторые ограничения по плановым госпитализациям, но наш кол-центр работал бесперебойно: если состояние пациента могло ухудшиться, человек получал помощь оперативно. На данный момент мы возобновили работу Консультативной поликлиники РКБ и оказываем все виды высокотехнологичной медицинской помощи. 

- Пациентка, поступившая в перинатальный центр РКБ с коронавирусом и родившая двух малышей с пневмонией, - наверно, самый сложный случай в период пандемии? Или были еще более нестандартные истории? 

- Их достаточно. Несколько десятков родов таких было. Но что удивительно, природа настолько защищает потомство, что организм беременной выдерживает даже такие нагрузки, а сам коронавирус не проходит через плацентарный барьер. Поэтому в подавляющем числе случаев дети рождаются без COVID-19. 

- Каков процент поражения легких в самых сложных случаях?

- Встречались и такие - как говорят в народе, живого места нет. Чем выше вирусная нагрузка, тем больше зона поражения. Но сложность определяется многими факторами: состояние иммунной системы, наличие ожирения, диабета, сердечно-сосудистых патологий, начало заболевания и старт лечения. С точки зрения сложности течения, есть два типа реакции организма на вирусную инфекцию - очень высокий и очень низкий иммунный статус. Они дают две картины течения коронавируса. В первом случае организм выделяет иммунный ответ больше необходимого и лишние иммунные клетки консолидируются в легких. Тогда нам приходится применять иммуномодуляторы. Особенность коронавируса в том, что повреждается центральная нервная система, а это потеря обоняния, вкуса, часто люди не могут членораздельно ответить. Поэтому у нас мультидисциплинарная система работы. Каждый пациент при поступлении в госпиталь проходит полную диагностику и консилиум. 

Победим ли?

- Насколько, на ваш взгляд, вероятно в будущем внедрение принудительной вакцинации от коронавируса? Будет ли она безопасна? 

- Должна! Именно такая задача ставится перед разработчиками. Если нет, то это какой-то эксперимент, а не вакцина. Мы ведь хотим, чтобы она защитила население от новых вирусных вызовов. Всегда найдутся люди, которые думают не так, как большинство. Пять процентов населения, по статистике, игнорирует любые профилактические меры. Но они важны. Другое дело, подход должен быть индивидуальный. 

- Ваш взгляд: что изменится в методах борьбы с вирусом в ближайшее время? 

- Все стали вирусологами, и нам это нравится. Население по-другому относится к своему здоровью. Вы удивитесь, но еще в тот же период прошлого года инфекционные отделения республики были переполнены больными с кишечными инфекциями, а в этом сезоне их мало. Люди стали чаще мыть руки, обрабатывать их антисептиками. Все, что нас не убивает, делает сильнее. Благодарен населению за его ответственную позицию. Но заболеть может абсолютно любой. 

- Ваш прогноз: как готовиться к следующей пандемии? Стоит ли ждать еще одного карантина? 

- Все мы каждый день меняемся. Что ждет завтра, трудно прогнозировать. Могу лишь сказать, что коронавирус никуда не денется. Нам надо научиться жить с ним, всесторонне изучать. Скажу больше: наступил век вирусов, и это нельзя не принимать во внимание. Поэтому надо научиться беречь себя и близких. Исключить поведенческие риски, разъяснять и давать правильные установки своим детям. Родители должны четко и понятно говорить о существующих проблемах. Понимать, что в любой момент каждый может оказаться в зоне риска. 

- Что нужно поменять в здравоохранении, чтобы выходить с наименьшими потерями из чрезвычайных ситуаций? 

- Вкладывать в людей. Мы набрали опыт, много клинических результатов. Теперь время использовать их во благо, анализировать, находить новые решения, модернизировать систему. А система - это не только стены и оборудование, а в первую очередь люди, специалисты. 

«Адаптация» - так называется общероссийский журналистский проект, в котором принимает участие и редакция газеты «Казанские ведомости». Цель проекта - осмыслить происходящие в связи с пандемией коронавирусной инфекции перемены, подготовиться к будущим реалиям, а по возможности и предсказать их. Организаторы проекта - Союз журналистов России по инициативе Санкт-Петербургского отделения СЖ РФ.

Журналисты заглянут в наше будущее вместе с авторитетными в обществе персонами: учеными, деятелями культуры и искусства, политиками, с теми, кого знает и кому доверяет аудитория.

КВ
Лента новостей