«На летчиках сейчас экономят...»

Этого ветерана воздухоплавания мы повстречали на Дне авиации, который пропел моторами самолетов в небе над Куркачами в минувшую субботу.
Подтянутый стройный мужчина в «гагаринской» летной фуражке не спеша осматривал авиатехнику, выставленную на поле аэродрома по случаю праздника.Сразу обращало внимание его отношение к самолету - он подходил к каждому образцу как к старому приятелю, с которым не виделся много лет. Пилот из былых времен чему-то улыбался и бережно похлопывал железного «приятеля» по крутобокому корпусу, о чем-то вспоминая. При знакомстве оказалось, что «гагаринец» Эдуард Боль не просто ветеран авиации, но еще и старейший член Центрального аэроклуба Республики Татарстан. - Я закончил аэроклуб в 1954 году, - рассказал корреспонденту «КВ» Эдуард Владиславович. - Мы были последними, кто летал на самолетах УТ-2. Это моноплан с открытой кабиной. От сильного ветра и холода закрывает лишь небольшой стеклянный козырек - летишь, будто ты на мотоцикле. А с парашютом прыгали уже с других самолетов - бипланов По-2. Именно этот самолет получил народное название «кукурузник», а потом это имя перешло к биплану Ан-2. Кстати, Ан-2 - прекрасный самолет. Короткий взлет, короткая посадочная полоса - можно использовать для любых задач, в любом месте, ему подойдет и обычное поле вместо аэродрома. Это самолет, который практически не умеет падать. Брось управление - он сам сядет!Но в нынешней России даже и такие самолеты падают один за другим почему-то... Да нет, дело не в износе техники. Просто бардак, отсутствие должного обслуживания и обучения персонала.А ведь мы по-прежнему можем выпускать самолеты, непревзойденные в мире по своим летным качествам. Возьмем для сравнения американский B-1. Очень дорогая машина и очень дорогое обслуживание - в США до сих идут споры, стоит выпускать ее или нет. Поэтому и сделан этот самолет в малом количестве. И обратимся к нашему Су-27: великолепная машина, где геометрия корпуса планера доведена до совершенства. Поэтому ему требуется лишь обновлять начинку, используя все новейшие разработки в электронике. Благодаря таланту конструкторов на базе этого «сухого» созданы Су-30 и выше. А ведь это по сути один и тот же самолет, только с другим более совершенным по технологиям наполнением в системе управления. А вот подготовка летчиков, на мой взгляд, нынче страдает. Экономят на авиабензине при обучении, зато потом не экономят жизни пассажиров из-за малого числа часов налетов и практики экипажа. Попробуй в наше время учебы во время полета «шарик не держи в центре» - тебя так отчихвостят! Это такой прибор, который показывает крен и скольжение: колбочка с жидкостью, а в центре плавает шарик. Вот этот шарик и должен быть всегда в центре, значит, самолет у тебя не юзит и полет проходит нормально. Песня даже была такая: «Ты шарика в центре не можешь держать, инструктор тобой недоволен». А сейчас порой летают как попало...Кстати, не знаю, как сейчас, но во время нашей учебы существовало жесткое правило. Только нас обучили и мы вылетели в первый раз, сразу после полета вызвали в канцелярию аэроклуба - распишитесь! В чем? А в том, что по окончании летной учебы мы обязуемся поступать только в училища ВВС. Вот таким образом вся моя жизнь и «встала на крыло» - после аэроклуба вначале окончил двухгодичную школу летчиков в Павлодаре, затем - Омское летное училище бомбардировочной авиации. Здесь мы летали на первых фронтовых реактивных бомбардировщиках Ил-28. А потом по призыву партии и правительства отправили на освоение новой техники - вертолетов. В войска тогда только поступили эти первые «вертушки» - Ми-1, потом уже пришел Ми-4, на котором мне довелось летать 10 лет, пока однажды не упал...Наше подразделение в те годы обеспечивало работу эскадрильи, занимавшейся аэрофотосъемкой в Восточной Сибири - в районе реки Лены. Летать приходилось низко над тайгой - не выше 100 - 150 метров, и в один из вылетов и произошло это падение, так получилось... Упали в тайгу, но, правда, все живы остались, весь экипаж - четыре человека. Бреющий полет и малая высота спасли нам тогда жизнь. Долго же пришлось брести по тайге, но все же вышли к населенному пункту. Нас тут же в госпиталь. После лечения ушел на гражданку - «приземлением» стала работа в качестве военпреда на КОМЗе, что в Дербышках. А любимое небо осталось навсегда со мной, стоит лишь выше поднять голову - и я уже дома...

КВ
Лента новостей