Война - это адский труд, считает полковник Вакил Фатихов
news_header_top_970_100

Война - это адский труд, считает полковник Вакил Фатихов

С кадровым военным Вакилом Гилемхановичем Фатиховым «КВ» встретились 15 февраля, в день годовщины вывода советских войск из Афганистана.

В администрации Ново-Савиновского района Казани он работает председателем совета ветеранов. В свои 65 лет активно трудится: ездит по городам и районам нашей республики, проводит мероприятия, посвященные Великой Отечественной войне, хлопочет за ветеранов. Полковник в отставке Вакил Фатихов участвовал в военных действиях в Афганистане, видел смерть сослуживцев и сход лавин, едва не погиб сам, дважды был участником ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС.
«Чем запомнился Афганистан?» - спросила я. Ответ последовал скромный: «Не мы герои, ветераны Великой Отечественной войны... Вот они - да». Собеседник дал понять, что хотел бы рассказать обо всем в своей жизни, но только не о событиях Афганской войны.

Выбор

Вакил Гилемханович родился в деревне Баскань Мамадышского района, там же прошло его детство. Подъем в 6 утра, мальчик сразу же включал радио. Слушал гимн Советского Союза и новости. В 7.15 по радио передавали утреннюю гимнастику, которую Вакил обязательно делал 15 минут. В 7.30 начиналась программа «Земля и люди», значит, пора в школу. Более полувека прошло с тех пор, но расписание программы передач советского радио в памяти у моего героя до сих пор. Каждый день по дороге в школу он проходил пять километров. Времена детства ветеран вспоминает с улыбкой: «После бурана снег по пояс, а нам, деревенским мальчишкам, все нипочем! Шли по следам, проложенным санями». Из школьных лет особенно запомнились уроки физкультуры. Раньше они проходили иначе: начинались с военного построения, спортивной и строевой стойки. Именно на этих занятиях Вакил понял, что свяжет свою жизнь с армией.

От Саратова до Чехословакии

В 17 лет Вакил Гилемханович решил поступить в военное училище. Первым делом пошел в мамадышский военкомат. Там добровольцу были рады - направили в Саратовское военно-химическое училище. Курсанты жили тогда в казармах и до начала учебного года работали. «Целый месяц строили один несчастный бордюр длиной в 60 - 70 метров по заданию начальника инженерной службы. Сегодня возводим, завтра убираем», - вспоминает мой герой.

Учеба в военном училище была наполнена счастливыми моментами. Будущих офицеров строем водили в кино и театр. Стипендию они получали в размере 8 рублей 30 копеек. Одни на эти деньги покупали сигареты «Прима», а другие - банку сгущенки и печенье «Заря». На мой вопрос о том, как кормили в то время курсантов, Вакил Гилемханович пошутил: «На завтрак - капуста без воды, на обед - капуста с водой, на ужин - вода без капусты». В 20 лет он окончил военное училище в звании лейтенанта и был направлен в Центральную группу войск в Чехословакию. Попал в прославленную Иркутско-Пинскую дивизию, которую возглавлял в годы Гражданской войны командир Блюхер.

Зыкина в солдатском клубе

В Чехословакии Вакил Гилемханович был командиром взвода радиационно-химической разведки. В его подчинении находились двенадцать солдат, в распоряжении были три бронированные разведывательные машины. Именно здесь произошло его становление как офицера: реальный взвод, рота, танковый полк, войска полного состава, первые настоящие выстрелы и знаменитое учение «Щит» в 1972 году.

- Солдаты, хоть и были по возрасту старше меня, слушались, - вспоминает Вакил Гилемханович. - Сейчас все говорят про дедовщину и всякие армейские беспорядки. Я служил во многих частях, но нигде не сталкивался с унизительными приказами. Понимал, что не нужно возмущаться, когда опытный военный учит молодого, а в процессе может даже болваном назвать.

Вспомнил ветеран и о солдатских клубах. В Чехословакии в них выступала известная советская певица Людмила Зыкина. Солдаты любили ее песни и ждали ее приезда. «Она приезжала к нам в полк, ела солдатскую кашу в столовой. Рассказывала, как работала на заводе токарем: не доставала до станка и вставала на ящик. А главное, она вдохновляла нас», - вспоминает Вакил Гилемханович.

Чем запомнился Афганистан

- Знали офицеры и солдаты, куда едут?
- Все получилось спонтанно. Я, как и все солдаты, просто выполнял задание. Это не сравнить с патриотизмом во время Второй мировой войны. Но мы так же служили своей стране. А на войне сами боевые действия подталкивают вперед. В начале июня 1981 года я вернулся из отпуска. Была пятница. Пошел в управление дивизии сдавать отпускные и проездные билеты, а мне протягивают телефонограмму. В ней написано, что в понедельник в 9 утра я должен быть в Ленинграде в штабе военного округа для последующей отправки в Афганистан. Одни военные пытались найти причины не ехать, другие сдавали партийные билеты. Но я четко знал, что поеду. Попрощался с сослуживцами. А о том, что еду в Афганистан, рассказал только жене.

Уже в понедельник Вакил Гилемханович вместе с солдатами приземлился в Ташкенте. Направили на пересыльный пункт. Потом 300 солдат посадили в военно-транспортный самолет Ил-76 и направили в Кабул. Вакила Гилемхановича распределили в Шиндандскую дивизию, командиром которой был легендарный военачальник Борис Громов. Вакил Фатихов стал участником нескольких военных операций в Афганистане. Но узнал, что такое война, в 1982 году на перевале Саланг:

- В меня в течение нескольких секунд стреляли из пулемета. Спас камень. В тот момент вся жизнь промелькнула перед глазами, я вспомнил подвиг Александра Матросова. Еще пару секунд обстрела, и я готов был выскочить и умереть. Как будто земля выталкивала...

Никогда не забудет военный и другую трагедию: «В Шинданде проинструктировали наши колонны, сказали ребятам не останавливаться и не выходить из машин. Но один солдат нарушил инструкцию: увидел в пути растущие на полях арбузы, решил выскочить, быстро сорвать и вернуться. Но только он вышел, как раздались выстрелы. Парень погиб из-за недисциплинированности».

На мой вопрос о том, боялся ли он врага, Вакил Гилемханович ответил, что страха  не было. Наоборот, даже задор - выдворить противника и разобраться с ним. Враг был хорошо обучен, отлично знал местность: где прятаться, где напасть на колонну, откуда вести огонь. А для наших солдат это была незнакомая горная и пустынная территория. К тому же противник не имел отчетливого лица. Тяжело было отличить, кто враг, а кто нет. Помогали данные разведки.

В Афганистане моей герой впервые увидел лавины, сошедшие с горы Гиндукуш. Стихия смыла 240-тонный железобетонный мост и унесла 23 жизни. Одних придавило на посту, других снег прижал к потолку. Вакил Гилемханович вздыхает: «Это страшная вещь... Еще один наш солдат, спортивный такой, как услышал гул от схода, побежал. Босиком бежал впереди лавины. Ему повезло: он пробежал за русло реки и остался за поворотом. Но я его больше не видел. Говорили, сошел с ума».

После войны

Каждые два года в наших войсках производили замену офицеров. В 1983 году Вакил Гилемханович вернулся из Афганистана домой. Но войну помнил еще долго: каждую ночь продолжал обстреливать врагов, видел оторванные руки и ноги. Но времени на адаптацию не было. Поступил в Военную академию химзащиты в Москве. А уже в 1986 поехал ликвидировать последствия аварии на Чернобыльской АЭС.

В свинцовых фартуках и респираторах военные убирали зараженный грунт, а очищенные участки заливали щебнем и бетоном. Через два года вернулись обратно для рекультивации так называемого рыжего леса. Хвойный лес протяженностью 20 км между атомной станцией и городом Припятью выгорел, а ели и сосны от облучения стали рыжими. Деревья были выкорчеваны и засыпаны грунтом, лес превратился в пустыню, по которой летал радиоактивный песок. Вакил Гилемханович вместе с солдатами засеивал лес семенами.

Чернобыль не прошел бесследно... Многих ликвидаторов давно нет в живых. Но Вакил Гилемханович не жалеет ни о своем участии в Афганской войне, ни о Чернобыле. Он с оптимизмом смотрит на современную молодежь и говорит, что герои были во времена Великой Отечественной, Афганской войн, антитеррористической операции в Чечне, они есть и сейчас.

Афганская война была нужна

- Нужна ли была война в Афганистане?
- Война - это адский труд, который требует сверхчеловеческих усилий. По уровню тяжести ее ничем не измерить. В Афганистане мы потеряли немало бойцов. Но на тот момент ввод наших войск был необходим. Война - это продолжение политики. Если бы мы тогда не вошли в братскую страну, это сделала бы Америка. Она была готова разместить там свои ракеты. В этом случае любая точка Советского Союза, стратегически важные объекты оказались бы у американцев как на ладони. Мы защищали свои интересы.

Но нельзя сравнивать события тех лет с современными, считает кадровый военный. Присоединение Крыма - не война, а исправление ошибок недальновидных политиков.

Вакил Гилемханович постоянно встречается с участниками Афганской войны. Судьба у всех сложилась по-разному. Многие сумели адаптироваться, счастливы в семье, любят свою работу. Но некоторые спились, имеют проблемы с жильем, кто-то до сих пор не получил положенную квартиру. Но о них помнят, уверен Вакил Фатихов. Также материально помогают вдовам и матерям погибших солдат.

Сам же Вакил Гилемханович ощущает себя абсолютно счастливым человеком. Он добился всего, чего хотел: добросовестно служил Отечеству 35 лет, живет с любимой женой, вырастил двух дочерей, воспитывает 8-летнюю внучку. А еще он считает: «Татарину жизнь дана один раз, и он должен прожить ее в Казани».