В ясный зимний день Анастасия Петровна и Амина Сагитовна, цветущие дамы пенсионного возраста, прогуливались во дворе по расчищенной от снега дорожке. Кудлатая Жучка, ничейная, но опекаемая местными жителями собачка, у стены дома что-то грызла. Амина Сагитовна присмотрелась:
- Гляди-ка, Настя, опять!
Подошли ближе, рассмотрели. Оказалось, Жучка трепала связку куриных лапок с коготками на красном шнурке. Амина покачала головой:
- Хорошо, что Елена Евгеньевна не видит, а то снова бы крик подняла.

Такой жутковатый венок появился однажды утром на голове снежной бабы, стоявшей около детской площадки. А рядом на свежем снегу обнаружились следы босых ног. Конечно, тот венок выкинули, но через неделю появился такой же, и это стало повторяться время от времени. Анастасия Петровна предположила, что это какие-то ночные игры-гаданья молодежи, а следы на снегу больше похожи на женские. Но кое-кого из обитательниц их дома таинственные венки и особенно следы босых ног вокруг снежной фигуры сильно напугали, а склонная к истерии соседка Елена Евгеньевна выкрикивала, задыхаясь:
- Сатанисты! Ритуалы сатанистские на детской площадке! Куда полиция смотрит?

Остальные дамы не высказывались столь радикально, но ситуация не нравилась никому. Кто-то заикнулся, что неплохо бы организовать ночное дежурство, чтобы поймать «сатанистов», а вероятнее, просто озорников, но желающих торчать ночью во дворе не нашлось. Участкового вызывать? А на что жаловаться - на венок из лапок, украшавший снежную бабу? 

Потом венок недели две не появлялся, и общественность слегка успокоилась, но вот опять... Интересно, как Жучка сумела достать этот венок с головы снеговика? И подруги отправились к детской площадке посмотреть что да как. Накануне выпал снежок, и картинка получилась наглядной. Видимо, Жучка долго кружила вокруг снежной бабы, пока исхитрилась сдернуть шнурок с лапками. Но цепочка человеческих следов не была совсем уж затоптанной. Анастасия Петровна надела очки и долго рассматривала отпечатки. Сказала задумчиво:
- А ведь не девчонка резвилась - косточки около большого пальца выступают.
А Амина Сагитовна разглядела еще одну странную деталь: на припорошенных снежком «плечах» бабы был рассыпан коричневый порошок. Действительно, похоже на какой-то обряд. Подруги поудивлялись, затем тщательно затоптали все следы - незачем еще больше пугать слабонервных. 

На следующий день Анастасии Петровне позвонила Оксана из второго подъезда и попросила забрать дочку из школы, потому что сама приболела. Подруги-пенсионерки нередко выполняли подобные поручения соседей - это был их небольшой приработок к пенсии. Девочку Анастасия Петровна привела домой, сдала матери с рук на руки. 

Оксана была сильно простужена, пожаловалась, что болит горло. Анастасия ворчливо заметила, что к тридцати годам, да еще и дочку воспитывая, пора бы быть рассудительней - не бегать босиком по снегу. Оксана ахнула, а потом простуженным голосом спросила, как она узнала про... Пожилая женщина кивнула на ее ноги в домашних шлепанцах:
- Приметные у тебя ступни: косточки выпирают, болят, наверное, когда долго на ногах. Давай выкладывай, что за дикарские танцы вокруг снеговика. Я разве что Амине расскажу, а больше никому.
Оксана раскололась:
- Галина, что работает в химчистке на той стороне улицы, гадает знакомым на картах, недорого. А по большой просьбе ворожит на проблемы личной жизни. А какая у меня проблема? Венец безбрачия! Дитем обзавелась, а мужа нет как нет! Галина в прошлом году на Святках взялась снимать венец безбрачия у Люськи из соседнего дома. Без гарантии, говорит, но попробовать можно. И на тебе - к весне Люська дельного мужика подцепила! Конечно, наши девки все к Галке толпой побежали. Она как учит? Сделай венок из куриных лапок, плюнь на него и в полночь подари снежной бабе: ей так и так свадьба не светит.
- А что за коричневый порошок?
- Так это горчица! Чтобы, значит, всю горечь ей, снежной бабе, а не тебе! И надо босиком обойти вокруг снеговика, чтобы вся боль да обиды там остались, со снегом растаяли!

Анастасия Петровна смотрела, как загорелись надеждой глаза у простуженной Оксаны, и язык не повернулся воззвать к ее здравому смыслу. 
На следующий день они с Аминой Сагитовной зашли в химчистку, штаб-квартиру Галины-ворожеи. Обычная женщина, на ведьму не похожа. За тридцать, коренастенькая, легкая в движениях, малость хитроглазая. Не отпиралась - ну да, хобби у нее такое: гадать да ворожить понемножку. Что плохого? Ведь женщины сами просят, да и ей лишняя копейка не помешает - сын растет, а алиментов от бывшего не дождешься. А что бабский переполох вышел - просто в округе других снеговиков не нашлось, все клиентки в этот двор и побежали. Оксана простыла, говорите? Жалко. Только надо, чтобы дамочка все сделала через страх, помучившись, чтобы впечатлилась. Потому - ночью, босиком. Тогда поверит, что полоса неудач кончилась, и безнадега отпустит ее. А безнадега - когда мечтает о новых отношениях, а в глубине души боится, что все обернется очередной обидой. Что и заметно по ней. Вот это и есть венок безбрачия. Если убрать, дамочка вроде как светлеет, уверенность в себе появляется, шансы на правильные отношения повышаются. 

Амина насмешливо хмыкнула:
- А что же ты сама себя так не заворожишь, чтобы приличного мужа найти?
Галина как-то хитровато усмехнулась:
- Мою всяку бяку куриной лапкой не разгребешь. Только вот однажды я себе слово дала: тем, что умею, стану людям помогать, а зла-лукавства никакого. И вокруг меня будто стало светлеть. А на свет-огонек гости захаживают. И похоже, один гость задержится надолго...