- Извини, я тут в пробке застрял немного! - протараторил запыхавшийся Вадим, садясь за кафешный столик напротив Артура.
Тот усмехнулся, но промолчал - с другом они были знакомы со школьной скамьи, Вадим в те годы умудрялся опаздывать на уроки, живя в соседнем доме. Так что ругать его за непунктуальность оставалось делом неблагодарным.
- Да все в порядке, - отмахнулся Артур вслух, откладывая книгу, которую читал, дожидаясь товарища последние полчаса. - Я тебя вовремя и не ждал.
- А ты на фига эту тяжесть таскаешь? - удивился Вадим. - Читал бы с планшета.
- Да мне с бумаги как-то ближе, - слегка смутился Артур.
- Экий вы, батенька, ретроград в свои неполные тридцать, - шутливо заметил друг. 
- Я всегда за прогресс, ты знаешь. Но это другое... Вес в руках, запах, темп другой у чтения, восприятие. Как с кем-то близким разговариваешь.
После небольшой паузы Артур задумчиво добавил:
- Да и есть одна история...
***
В студенческие годы Артуру повезло немного больше многих студентов. Сразу после зачисления его мама приехала из Альметьевска и, скептически осмотрев интерьер университетских общежитий, вынесла однозначный вердикт: ее любимое чадо здесь жить не будет. В тот момент парень не на шутку перепугался - студенческая жизнь со всеми ее разухабистыми радостями грозила обернуться жизнью под надзором тетки. Артур же, последние два года мечтавший сбежать из-под присмотра родителей, конечно, хотел другого. Впрочем, отделался он легким испугом. Маменька в то время серьезно поссорилась с сестрой, а значит, вход на ее жилплощадь Артуру был закрыт.

Пересмотрев немало вариантов, парню сняли комнату в двухкомнатной квартире, где по соседству с недавних пор жил такой же новоиспеченный студент Макс из Набережных Челнов. Ох, мама, мама, знала бы ты, как жил твой сын без родительского пригляда.

Свобода ударила парням в голову сразу и всерьез. На первые пары в университет они вставали от силы пару раз в месяц. А планирование бюджета можно было охарактеризовать одной фразой: «Какой обед, когда на культурно отдохнуть не хватает». И речь далеко не о музеях и выставках. 

Тем не менее с реалиями взрослой жизни ребятам пришлось столкнуться довольно скоро. Вначале озадачил хозяин квартиры. Нагрянул он рано утром в субботу и, спотыкаясь о пустые пластиковые бутылки, в доходчивых выражениях дал понять, что продолжать свой асоциальный образ жизни парни сумеют только в другом месте, а сюда найдутся другие жильцы. Решить вопрос Артур и Макс сумели, только клятвенно пообещав перевоспитаться. Ну и расставшись с остатками наличности.

А потом и первая сессия расставила все по своим местам. Аукнулись и поздние подъемы, и любовь к пенному. Артур кое-как сдал экзамены на тройки, а вот Макс остался студентом только благодаря своей маменьке. Та решила всерьез взяться за учебу сына, а заодно поставила в известность об образе жизни Артура его родителей.

Санкции не заставили себя ждать - денежное довольствие молодых балбесов было урезано до минимума. Да и сами ребята, испугавшись возвращения в родные пенаты, поняли, что пора и за ум браться. Учеба пошла на лад, а для того чтобы восполнить дыру, образовавшуюся в бюджете, парни стали поочередно дежурить ночью на близлежащей автостоянке.

На втором курсе жизнь друзей снова изменилась - в комнате Макса поселилась Настя, его девушка. Артур по первости такому повороту рад не был, все-таки не слишком удобно молодому парню соседствовать с посторонней барышней, пусть и проживая в разных комнатах. Опасения его оказались напрасны - девушка не позволяла себе провокационных вольностей да еще и оказалась прекрасной хозяйкой. К тому же Настя подрабатывала, не желая висеть на шее у кавалера, так что все были накормлены.

За это можно и треники надеть перед выходом на общую кухню.

А потом Макс снова стал выпивать. Артур в этом участие принимал редко, помнил о последствиях. Да и Настя алкоголизацию не одобряла, но повлиять на друга не могла. Хуже всего было, что Макс при этом ужасно ревновал свою пассию, а пьяный стал устраивать скандалы, правда, руки не распускал. Артур пытался вмешаться, но друг отвечал ему, мол, нечего лезть в личные отношения двух любящих сердец.

Со временем Макс перестал работать. Надо ли говорить, что в определенный момент это надоело Насте? А вот что удивило Артура, так это то, что со съемной квартиры съехал друг, а не его бывшая любовь. Парень даже хотел подыскать новое жилье, чтобы не создавать двусмысленной ситуации. Но Макс неожиданно его успокоил.

- Я специально ее с тобой оставляю, чтобы присматривал, - пояснил он. - Мы еще помиримся, вот увидишь!
Артур не стал возражать, учитывая, что с Настей они прекрасно уживались, а с отъездом Макса стали больше общаться. Об этом парень пожалел спустя месяц, когда понял, что у него появились чувства к соседке.

Все началось с того, что Настя дала почитать ему одну книгу. Артур, который привык читать что-нибудь в дороге с телефона, томик принял, но отложил его на полку, скачав электронную версию.
Возвращал он книгу с тяжелым сердцем. Уже несколько дней Артур подумывал о том, чтобы признаться в своей симпатии Насте, но его останавливала дружба с пусть непутевым, но товарищем. А тут еще как назло прочитанная история оказалась трогательной, рассказывающей о мучительных чувствах девушки. Спустя месяц Настя уехала.
***
- Так в чем мораль? - перебил Вадим. - Это же ты не про супругу рассказываешь? Вы же только года четыре назад сошлись?
- А могли бы еще на три года раньше, если бы не с телефона читал.
- Не понял, это здесь при чем?
- Вот и я тогда не понял. Я же решил, что она тогда про Макса намекала, чтобы я понял, как она переживает, чтобы помог.
- А как на самом деле?
- А на деле выяснилось, что я женских намеков не понимаю совершенно. Книжкой она мне пыталась показать, что я ей интересен. Ну и на тот случай, что я совсем тугой, вложила в книгу записку. А я же не открывал ее даже! Вот она и подумала, что я решил ее чувства проигнорировать...
- Вот это поворот!
- И я о том же. Мы спустя года три случайно встретились, за разговором все и выяснили. В итоге это не я ей, а она мне предложение делала. Сказала, что если бы ждала, пока я ее намеки пойму, состарилась бы... А книги я пристрастился читать только бумажные.