Это был рациональный и правильно организованный контроль, входивший в суть конкретных хозяйственных операций с точки зрения соразмерности и соответствия целей, средств и полученных результатов. В докладах ревизионных комиссий обращалось внимание на соответствие между цифрами отчета и записями в книгах бухгалтерии, на наличие оправдательных документов. Большинство замечаний в докладах касалось «канцелярского беспорядка» и плохого состояния счетоводства, признаваемого бессистемным.

После 1892 года ревизионные комиссии стали более постоянными. Так, в 1897 году их насчитывалось 13! Среди них исполнительные, созванные на 4 года (оценочная, санитарная, училищная, театральная), и подготовительные (техническая, юридическая, финансовая). Гласный (напомним, ныне депутат), желающий потрудиться для города, числился в нескольких комиссиях сразу.

Заседания городской думы могли назначаться как по усмотрению городского головы, так и по требованию губернатора, а также по желанию не менее 20% гласных, о котором сообщалось городскому голове. Решения думы признавались законными (за исключением некоторых случаев, когда обсуждались особо важные вопросы) при условии присутствия на заседании не менее одной трети гласных.

Закон 1892 года установил систему опеки, которую городские деятели восприняли с опаской. Дело в том, что основной задачей опеки было предоставление губернской администрации права решающего голоса во всех вопросах местного управления. Так, губернатор останавливал постановления думы в тех случаях, когда усматривал, что они не согласуются с законом или нарушают круг ведомства, пределы власти и порядок действий общественного управления (законность), или не соответствуют общим государственным пользам и нуждам, либо явно нарушают интересы местного населения... И правда, на городские управления из губернаторской канцелярии посыпался дождь «предложений» и «предписаний», на которые управленцам приходилось отвечать «представлениями» и «объяснениями».

С горечью и обидой писал городской голова С.В.Дьяченко о том, что создание системы опеки испортило закон, созданный императором Александром II: «Самостоятельная жизнь городов с введением теперешнего нового Городового положения всецело скована дискреционной властью губернатора, и Дума превращается в отделение губернского правления». Но опасения головы были напрасными: губернатор всегда в пределах законности шел навстречу городским властям, особенно когда речь шла о ходатайствах думы, направляемых в Петербург. Сыграли свою роль и дружеские отношения Дьяченко с губернатором Полторацким, что не могло не отразиться на характере взаимоотношений выборных органов с коронной администрацией. Анализируя заседания казанской думы, проходившие после введения закона 1892 года, историки пришли к выводу, что эта система не сковывала инициативу городской думы, а скорее, наоборот, стимулировала ее.

Примеры, когда губернатор сам подсказывал думе, какие проблемы городского благоустройства требуют неотложного внимания, были нередки. Контроль за расходованием городских средств не был объективно направлен на ограничение самостоятельности муниципалитетов, а являлся лишь средством к предотвращению злоупотреблений. Те замечания, которые делались по ведению финансовой отчетности, показывают, что администрацию интересовало больше то, правильно ли расходуются городские средства, а не то, насколько такие расходы целесообразны. Таким образом, особое внимание составляла формальная сторона составления городскими властями смет доходов и расходов.

 

Светлана ГОРДЕЕВА

(Материал подготовлен при содействии замдиректора Института истории им. Ш.Марджани АН РТ Рамиля Хайрутдинова и замдиректора АНО «Институт культурного наследия» Радика Салихова)