Не стало и племени аксакалов в татарской литературе. Остались всего три-четыре стареющих писателя, которых можно называть аксакалами. Во времена коммунистов с мнением писателя считались. Теперь никто не спрашивает у писателей их мнения. Ломаются ценнейшие исторические памятники, сносятся дома, где проживали когда-то татарские мыслители, никто не спрашивает мнения у татарских деятелей искусства. На месте театра знаменитого сада "Эрмитаж", где до революции выдающиеся актеры, такие как Мутин, Болгарская, играли первые спектакли, построили, никого не спрашивая, два громадных здания. Дом выдающегося поэта Такташа с мемориальной доской, где он умер, снесли.

Будет ли четвертое возрождение татарской нации? Не знаю! Думаю, это возможно, в первую очередь, при непосредственной и активной помощи богатых татарских бизнесменов. К сожалению, наши предприниматели копят богатство ради собственного удовольствия. Они не воспитаны в лучших традициях ислама и татарского народа, где прямо указано, что человек состоятельный должен отдать сороковую часть своего накопления в пользу нации.

У нас была возможность четвертого возрождения в 90-е годы прошлого века, когда республика боролась за суверенитет. Но амбиции, граничащие с грубостью, недоброжелательность к партнерам и политико-юридическая неграмотность, борьба за лидерство погубили национальное движение. Хотя, может быть, народ найдет в себе еще силы для защиты своих интересов!

Пришла свобода вероисповедания и начали строить множество мечетей. Казалось бы, народ, соскучившись по религии отцов и дедов, будет валить в мечети. Люди искренне радовались, что началось возрождение ислама. Но не тут-то было! Ни старшее, ни среднее поколение в деревнях не хотят идти в мечеть молиться. В свободное время они предпочитают телевизор и выпивку. Они безнадежно потеряны для религии. Надо начинать с детей. Кроме того, грубое обращение, бестактные нравоучения полуграмотных мулл и абыстаев в городских мечетях отталкивают интеллигентов от прихода. Может быть, это временная болезнь роста?

Но есть опасения, что в будущем в татарских мечетях проповеди будут звучать на русском языке, потому что часть посланных в другие исламские республики шакирдов не владеют татарским языком. Они удалены и от изучения истории татарского народа, родного края. Они вернутся в Татарстан, владея араб-ским, русским языками, зная историю ислама, но вернутся "небельмесами" - без знания языка и истории татарского народа.

Что же нам делать, когда все идет к исчезновению?

Нация может состояться только при наличии пяти компонентов: семья, детский сад, школа, высшее учебное заведение, государственный язык и религия.

Возрождение религии у нас пока в зачаточном состоянии. Татарского государственного языка нет и в помине. Высших учебных заведений почти нет. Школы в плачевном состоянии. Остается семья. Вот за что должен ухватиться каждый татарин! Необходимо создать республику в собственной семье! А только потом требовать - не просить, а именно требовать изменений в системе образования татар, настойчиво требовать сделать татарский язык государственным не на бумаге, а в действии. Русским не надо бояться, что им будут преподавать татарский. Русские не хотят уезжать из Прибалтики и сопротивлялся, но коварная идея Вельзевула побеждала. И процветали посредственность, халтура, панегирики. Кстати, халтурщиком может быть только талантливый человек. Ведь неталантливый писака искренне хочет создать гениальное произведение, но это у него не получается.

Талантливый человек заранее знает, понимает, что создает переслащенное произведение, воспевающее политику "отца народов". Это и есть вынужденный халтурщик. К концу своей творческой жизни такая участь постигла и Такташа и Тинчурина. Последние пьесы Тинчурина написаны по заказу. Они так и умерли в рукописях. Их ставить невозможно. Тинчурин через силу писал эти уродливые произведения для того, чтобы спасти себя от красного террора, но эти панегирики не спасли - его расстреляли в тюрьме. Многие татар-ские писатели после революции вынуждены были писать халтуру. Но их гениальные произведения, не тронутые вульгарными идеями, будут жить вечно.

Самое страшное для писателя - это крах идеи, которой он служил. У всех у нас в памяти трагедия писателя Фадеева, имевшего почти все высшие награды сталинского режима. Он покончил жизнь самоубийством. И Такташ, покойный, пусть земля ему будет пухом, за семь лет до своей смерти вынужден был убить свой талант, написав стихотворение "Такташ умер" под давлением советских мракобесов. Но произведения первого периода творчества Такташа останутся в веках.

К великому сожалению, от многих татарских писателей, творивших в советское время, останутся горы макулатуры, за редкими исключениями. Это ли не трагедия, когда писатель собственными глазами наблюдает, как умирает его создание? Татарские писатели не писали в стол, как великие Платонов и Солженицын. Они думали, что сталинизм будет жить вечно.

Я думаю, что настоящие таланты, которых много в нашей многострадальной литературе, не обидятся на меня за эту публикацию. Я ведь писал не про них.

А Ибрагим Саляхов, до ареста - посредственный начинающий писатель, одной своей книгой сделался эдипом. Напуганный, перемолотый в сталинских лагерях, Ибрагим ага нашел в себе смелость написать о том, что было на самом деле, и спрятать рукопись до лучших времен. Это подвиг писателя. Ибрагим Саляхов - национальный герой. Написавшие толстые романы, получившие разные премии быстро забудутся. Такова трагедия халтурщиков. Но имя писателя Ибрагима Саляхова останется в веках.

А все-таки есть ли у татар-ского народа силы выйти из кризиса?

Слава Аллаху, есть еще силы, активно защищающие интересы татарского народа. Это - эдипы-депутаты. Таких мало, но это уже надежная сила. Есть еще созидающая мощь в Татарстане среди людей искусства и литературы. Они талантливы, но в общественной жизни пассивны. Мне кажется, необходимо создать такое общество, состоящее из талантливых писателей, художников, музыкантов и деятелей театра, которое активно сотрудничало бы и с Конгрессом татар, и с депутатским корпусом, и, конечно, с Президентом республики.

(Окончание следует.)