В прошлый четверг возле понтонного моста перевернулась резиновая лодка с рыбаками. Мужчина боролся с водоворотом, а мальчика лет семи течение отбросило к небольшой льдине, которая под тяжестью ребенка переворачивалась, накрывала его с головой, он выныривал, кричал и снова карабкался на поверхность коварной льдины.

Фаниль, знакомый водитель, проезжая по мосту, увидел эту картину и, лихорадочно соображая, как помочь бедолагам, автоматически по "мобильнику" вызвал "скорую", милицию и, оставив машину, схватил свой трос и начал бросать его мальчику. Крика он уже не слышал, но видел ужас ребенка. То ли у малыша пропал голос, то ли он был не слышен из-за воя автомобильных сирен, требовавших освободить дорогу. Фанилю пришлось отогнать машину к будке смотрителей моста и снова, уже с берега, он пытался поймать своим тросом обезумевшего мальчика. Он собственной кожей ощущал ледяную воду, силу водоворотов и отчаяние...

Он был один. Сотни машин проезжали мимо. Те, кто сидел в них, не могли не видеть утопающих. Но все проезжали, как будто не видели. И только услышав сирены службы спасения и скорой помощи, убедившись, что ребенок еще держится за льдину... он свернул свой трос, оказавшийся столь неприспособленным для такой ситуации, и отъехал в сторону.

Он понял, что теперь и мальчика, и его отца спасут профессионалы. И испугался, что его затаскают как свидетеля.

Рассказывая об этом происшествии вскоре после случившегося, еще не остыв от пережитого, он возмущался... собой, оттого что оказался таким неловким; отцом, взявшим малыша на рискованную рыбалку; тросом... Но я так и не услышала от него возмущения теми, кто не помог, и мало того, требовал освободить дорогу...

Что с нами происходит? Сегодня один из ста пришел на помощь ребенку. А завтра? Сколько сотен отвернется или зажмурится?

Может быть, мы не заметили, как превратились в виртуальное общество? И чужое страдание вроде картинки на мониторе, полезно лишь для тренировки чувств - до полного бесчувствия.

Светлана КОЛИНА.