Казанские семьи продолжают участвовать в проекте "Казанская родословная", проводимом редакцией газеты и Обществом любителей словесности "19 октября". А мы продолжаем публиковать их письма и складывать в особую папочку, которая, дай Бог, вырастет в объемистую книгу. Напоминаем условия проекта: объем письма не должен превышать двух страниц машинописного текста или двух страниц рукописного варианта. К письму желательно приложить 1 - 2 фотографии, которые впоследствии будут возвращены владельцам. Наиболее интересные письма, как обычно, мы опубликуем.

"Жаль, что из-за меня вы не будете спать...."

Моя прабабушка - Фокеева Валентина Федоровна. Она всю жизнь старалась быть нужной людям...

Жизнь моей прабабушки была связана с обувным объединением "Спартак".

В декабре 1915 года три казанских купца - Шабанов, Зобнин и Жулин, решили на правах пайщиков открыть фирму по производству обуви. Вскоре в Суконной слободе на улице Армянской (ныне ул. Спартаковская) акционеры купили двухэтажное складское помещение ликеро-водочного завода. Было завезено необходимое оборудование, и с нового года фабрика под названием "Поляр" начала работу. К вечеру 1 января 1916 года 260 пар солдатских сапог были готовы. За каждую пару хозяева фабрики получали по 1 рублю 20 копеек, а рабочие по 20 копеек. Барыши потекли баснословные, ведь шла Первая мировая война.

Наступил 1917 год. На фабрике работало к этому времени уже около четырехсот человек, и ежедневный выпуск сапог достиг почти тысячи пар. Поляровцы трудились по 13 - 14 часов в смену.

После Февральской революции каторжные условия труда на фабрике были отменены. Были созданы фабзавкомы, контрольная и конфликтная комиссии и коллегия по управлению фабрикой, куда вместе с хозяевами вошли и рабочие.

В 1920 году фабрика была национализирована, в 1922-м получила новое название "Спартак". А в 1936 году на комбинат пришла шестнадцатилетняя Валентина Куковягина, решившая стать рабочей-обувщицей, благо и жила недалеко - на исчезнувшей ныне с карт Казани улице Дегтярной! Вот как описывала свою трудовую деятельность сама Валентина Федоровна в газете "Спартаковец" в 1972 году:

"Это было тридцать с лишним лет назад. В то время при комбинате "Спартак" организовывалась школа молодых обувщиков. Как раз тогда я закончила семилетку. Передо мной стоял вопрос: какую выбрать профессию? Увидела рекламу: "Объявляется прием в ФЗУ, в группу раскройщиков". Слава о "Спартаке" в те годы росла с каждым днем. И я твердо решила стать обувщицей..."

И она ею стала. Перевыполняла, как и многие тогда, план, продолжала перенимать опыт у старых раскройщиц, у которых научилась терпению и аккуратности, что особо пригодилось в тяжелые годы Великой Отечественной войны. Работал на "Спартаке" и муж Валентины, уже не Куковягиной, а Фокеевой. Из раскройного цеха он ушел на войну рядовым, а вернулся старшим лейтенантом.

Несомненно, в каком-то смысле она была типичным представителем своего времени, которое мы - современная молодежь - вряд ли поймем. Она гордилась, что стала полноправным работником объединения "Спартак". Она умело управляла сложными обувными машинами, активно участвовала в общественной жизни: вступив в ряды коммунистической партии, неодно-кратно избиралась в состав парткома фабрики, была членом горкома и обкома КПСС.

С 1 января 1976 года прабабушка вышла на пенсию, проработав на "Спартаке" сорок лет, однако продолжала приходить в родное объединение, будь то субботник или праздник или просто передать молодежи свое мастерство. Ее дом был всегда открыт для родственников и друзей, и помню, когда она умерла, проститься с ней пришло очень много людей. Она жила для своей семьи, соседей и знакомых, товарищей по работе, никогда и ничего не требуя взамен. Никогда не хотела доставлять каких-либо неудобств никому. И даже когда она умирала, произнесла:

- Жалко, что вы из-за меня сегодня не будете спать...

Илья Кашин, лицей ?33, 11с класс.