Представляем гостя

Ильдар Ханов родился в 1940 году в поселке Старое Аракчино. Учился в Казанском художественном училище. В 1968 году закончил в Москве Суриковский институт. В том же году был принят в Союз художников СССР, заслуженный деятель искусств РТ. В 2010 году стал лауреатом Госпремии имени Г.Тукая. Автор более 70 скульптурных и монументально-декоративных произведений, большинство из которых украшают улицы Набережных Челнов. Был знаком и дружен со Святославом Рерихом, Владимиром Высоцким, Сикейросом и другими известными людьми.

Жизнь после смерти

- Во время войны, в 1943 году, от голода умерли два моих брата. И я умер тоже. Мне тогда было три года. Момент умирания до сих пор помню во всех деталях. Прилетели ангелы, взяли меня за руки, потом раздался хлопок - и открылось ярко-голубое небо. Там я увидел много детей и троих взрослых, которые показали настоящий рай и сказали, что мне пора возвращаться. Потом я услышал голоса людей: «Сегодня хоронить его не будем. Подождем до завтра, когда родители приедут». Когда вернулись мама с папой, я очнулся. Оказалось, я ожил на третий день. Отец обменял солдатские ботинки на козье молоко. Им меня и отпоили. Открыв глаза, я увидел совсем другой мир. У меня появился особый дар. Я сказал маме, что у нее родится еще один сын. Вскоре у меня действительно появился брат. У соседей пропала корова, я сказал, где она, и ее нашли именно там. В школе меня ни разу не вызывали к доске. Я внушал учителю, чтобы меня не вызывали.

- Эти способности помогают вам в жизни?

- Бабушка всегда говорила: «Непросто тебе будет жить с таким даром…» Еще в детстве понял, что злоупотреблять этими возможностями нельзя. Но если бы у меня не было таких способностей, я не смог бы собрать и сплотить вокруг себя людей, которые помогали реализовывать мои проекты. Например, производство и установка скульптуры «Родина-мать» стали настоящей ударной комсомольской стройкой. Памятник открыли в Набережных Челнах 9 мая 1975 года. Он сразу стал достопримечательностью города.

- Ваши скульптуры не вписывались в рамки советского искусства...

- Да, было непонимание и со стороны художников. Но архитекторы оказались более прогрессивными, им удалось отстоять скульптуру. Мне повезло, что Набережные Челны - молодой город, руководство которого поддерживало мои идеи.

- А в Казани таких людей не нашлось?

- Казань – город с глубокими традициями. Здесь все новое и авангардное воспринимают непросто. После окончания института я приехал с проектом реконструкции Казанского кремля. Мне тогда было 28 лет. Предложил возродить на территории кремля мечеть Кул Шариф. В здании, где размещался Казанский гарнизон, открыть Академию художеств, консерваторию. А на стенах кремля в рельефах показать историю татарского народа. Многие из этих идей сегодня воплощены. У меня было сотни эскизов оформления не только кремля, но и речного порта, аэропорта. В обкоме партии, где обсуждался проект, мне сказали, чтобы сегодня же меня в Казани не было. А главного архитектора города грозились уволить. Я вернулся в Москву. Рерих предложил вместе с ним строить храм в Индии. Но мне хотелось возвести храм на своей родине – в Старом Аракчино.

У Ильдара Ханова особый дар  появился  уже в детстве

Обыкновенное чудо

- Когда вы начали строить храм, предполагали, что такое вообще возможно?

- Во время одной медитации я услышал голос: «Встань в 5 утра, зайди в сарай, там найдешь лопату и пять ломов. Будешь вокруг дома копать фундамент для храма». Я отвечаю: «Но у меня же нет ни денег, ни стройматериалов». - «Копай!» Это было 12 апреля 1994 года. В то утро я вышел и начал копать. Мимо проезжал бизнесмен Равиль Фатыхов, с которым мы познакомились на моей выставке: «Что копаешь?» Когда узнал, что собираюсь возводить храм, спросил: «А почему без меня?» Через полчаса он прислал бригаду рабочих, и мы вместе за лето возвели зал Будды. Однажды ночью услышал какой-то шум. Вышел – у дома выгружены три машины кирпича. Кто их привез – неизвестно. Потом пришли с новоаракчинского завода ЖБИ: «Работы у нас нет, народ спивается, можно люди здесь поработают?» На заводе я провел несколько оздоровительных сеансов. В течение трех дней работники перестали пить, курить, завод заработал. Многие стали помогать строить храм. А из ЖБИ в знак благодарности привезли нам машину цемента. Бабушки из Верхнего Услона пришли пешком через Волгу, принесли картошку: «У вас рабочие живут, их кормить надо…» Благодаря помощи людей за три года мы всем миром подняли здание. Спасибо всем огромное! Можно воспринимать это как чудо. Думаю, просто люди истосковались по желанию творить добро.

За всю жизнь я не получил ни одного гонорара за свои работы. Все скульптуры возводились абсолютно бескорыстно. Сегодня я – пенсионер с пенсией чуть больше 3 тысяч рублей. Единственный мой гонорар – это Тукаевская премия. На все те деньги я закупил стройматериалы.

- А когда закончится строительство храма?

- Думаю, при моей жизни не закончится. Сейчас строю синагогу, мечеть и зал, посвященный Матери Терезе.

- Несколько лет назад в вашем доме случился пожар, в нем погибли все ваши работы. Чудом уцелел только автопортрет. В жизни ничего случайного не бывает...

- У меня музеи просили картины на выставки. Бизнесмены, коллекционеры предлагали хорошие деньги за работы, но я отказывался. И вдруг – пожар. Он стал символом того, что один этап моей жизни закончился. Пришло время нового периода. Начинать все с нового листа интересно. Сейчас, может быть, выхожу на новый уровень своего творчества.

Президентом станет женщина

- Вы строите храм, продолжаете целительскую практику, при этом находя время на рисование, спорт, медитацию. Как все успеваете?

- Для меня недели пролетают как секунда. Это в молодости думаешь: «У меня еще столько лет впереди!» Я возраста своего не ощущаю. Наоборот, сейчас у меня столько планов и идей, что хочется успеть как можно больше. Сегодня 90% моей энергии уходит на лечение приходящих ко мне за помощью. Когда есть время, утопаю в живописи, поэзии и музыке. На сон остается часа три. Медитация, занятия йогой, музыка помогают восполнять энергию.

- Вы занимаетесь йогой почти полвека. Откуда у вас знания о йоге, если в Советском Союзе и слова такого не знали?

- Из самиздата. У меня много литературы на эту тему. Потом изучал цигун, буддизм, тибетскую и индийскую медицину в Тибете, Индии. Вернувшись домой, занялся целительством. Стараюсь помочь всем, особенно ребятам, страдающим от наркомании. Для них планирую построить реабилитационный центр.

- Ильдар Мансавеевич, а отчего люди болеют?

- Причины заболеваний абсолютно разные. Многие болезни – от плохой экологии. Разве нашу воду можно пить? А каким воздухом мы дышим? Еще одна причина болезней и стрессов – агрессивная архитектурная среда, которая нас окружает. Сплошные стены, углы, мало зелени, плавных линий - все это подавляет человека, делает его агрессивным, слабым и уязвимым.

- Вы начали писать книгу. О чем она?

- Это история моей жизни под условным названием «Воспоминания о будущем». Пока не могу определить ее жанр. Стараюсь сделать книгу афористичной, интересной. После смерти мамы мы нашли тетрадь с ее стихами на татарском языке. Они вошли в альбом «Древо жизни Ильдара Ханова». Это особая, святая для меня тема...

- Вы даже планировали создать Партию Мамы…

- Да, и надеюсь, что в недалеком будущем президентом у нас станет женщина. Только женщина может проводить в мир политику добра, мудрости и взаимопонимания. Мать никогда не пойдет убивать сама и не пошлет на войну сына. Она рожает ребенка в муках, поэтому дорожит жизнью больше, чем мужчина. Хотя сейчас у власти грамотные, адекватные люди, которые поддерживают возрождение национального самосознания. Но хотелось бы, чтобы они больше внимания обращали на воспитание и образование детей. Хорошо, что возрождаются традиции благотворительности. Помогать другим – это естественное состояние человека. Чем больше отдаешь, тем больше получаешь. Солнце бескорыстно светит. Его тепла и энергии хватает на всех.

СПРАВКА. Идея храма у Ханова возникла в студенческие годы. Прежде всего это культурологический проект, где представлены все мировые религии. Здесь планируется открыть театр, философскую школу, художественную школу, детскую консерваторию, школу ремесел, школу йоги. Уже открыты зал, где проходят литературно-музыкальные вечера, и выставочная галерея. В центре храма художник бережно сохранил старый деревянный родительский дом. Здание похоже на сказочный остров, который привносит в городскую архитектурную среду яркие краски, необычные формы и линии. Люди сразу назвали этот дом Вселенским храмом, и название прижилось.