Из серии романов «Я - вор в законе». Продолжение...

- Спросить у тебя хотел, почему нашего человека в кабаке обидел? Ай, нехорошо! - закачал кавказец головой.

- Плохо, видно, себя вел, вот поэтому и обидел, - беззлобно огрызнулся Ростовский.

- Нам с тобой дружить надо, а ты слова такие произносишь. Как бы потом жалеть не пришлось.

- Жалеть, говоришь? - переспросил Ростовский. - Это ты меня попугать, что ли, решил, сутер ты жалкий?!

С минуту Резван молчал, а потом произнес, четко выговаривая каждое слово:

- А ты думаешь, если я сутер, так меня и обидеть можно? Как бы кровью умываться не пришлось.

- Вот мы уже и о крови заговорили, - заметил Ростовский. - Ты Ладу продавал? Деньги за нее получал? - резко спросил он.

- Послушай, ты мне что, судья, да? - небрежно махнул рукой сутенер. - Ну, получил деньги, и что с того?

- Расписку писал, что позабудешь о ней?

- А тебе-то что за дело?

- Так вот, мразь! Я и есть тот человек, который ее выкупил! - зло проговорил Ростовский. - Вот она, твоя расписка! - махнул он листком бумаги.

Резван переваривал смысл сказанного, и когда наконец он до него дошел, протянул, растягивая слова:

- Ах, вот оно что, только ведь она тебе больше не принадлежит.

- А вот здесь ты ошибаешься, - жестко проговорил Ростовский, взмахнув рукой.

Пружина инерционного кинжала зловеще щелкнула, и выброшенный клинок безжалостно разорвал его пах. Резван дернулся и сложился пополам, прикрывая рану рукой.

- Кажется, у тебя неприятности? - с издевкой спросил Ростовский. - Ах, извини, чуть не забыл, - Илья сунул руку в карман и вытащил из него лист бумаги. - А вот это тебе расписка, - порвав ее на клочки, он запихнул бумагу ему в рот: - Жри, мразь! Плохо переваривается? Ну ничего, сейчас я тебе помогу, - и он извлек пистолет с глушителем.

* * *

Пошел второй месяц, как Бес был не один. Впрочем, он и раньше не был одинок и его холостяцкую квартиру посещали самые разные девушки. Но всякий раз это был проходной вариант, так сказать, на ночь. С Верой же он встречался второй месяц. И что самое удивительное, не раздражался по утрам, когда обнаруживал ее спящей на соседней подушке.

Чертанов открыл глаза и посмотрел на спящую Веру. Брови ее слегка дрогнули, на губах промелькнула шаловливая улыбка.

Неожиданно зазвонил телефон. Михаил посмотрел на будильник - пять часов утра.

- Слушаю, - недовольно буркнул он, взяв трубку.

- Это тебя беспокоит некто полковник Крылов. Если ты забыл, напоминаю - это твой непосредственный начальник.

- Слушаю, Геннадий Васильевич, - Чертанов присел на край кровати.

- На Ленинградском проспекте, дом номер восемь, обнаружен труп мужчины, опять два ранения: одно в голову, другое в пах. Так как ты уже занимаешься подобным делом, забери и это себе.

- Хорошо, выезжаю...

* * *

...Труп был найден в маленьком зеленом скверике, спрятанном в глубине высотных домов. Народу, как это ни странно, было совсем немного. Так, четверо зевак, проходивших мимо по каким-то своим делам, два старлея, стоявших немного в стороне, и трое в штатском. То свои, из «уголовки».

Место убийства было аккуратно огорожено красными ленточками, а в самом центре, среди сочной зеленой травы, будто бы застыв в прыжке, лежал худощавый мужчина.

Странно, но у Михаила было такое ощущение, что он видел где-то эту старенькую джинсовую куртку. И причем сравнительно недавно.

Подошел Шевцов, сдержанно поздоровался.

- Что-то Балашина не вижу, - высказал удивление Чертанов, - обычно он раньше всех появляется.

- Его в Питер на прорыв направили, - поделился информацией Шевцов, - там какой-то маньяк объявился, режет женщин в черных колготках.

- А тут, по-твоему, не маньяк? - удивился Чертанов. - Три трупа с одинаковыми ранениями. Его никто не осматривал?

- Ждали тебя, так Крылов приказал.

Техник-криминалист, вооружившись видеокамерой, терпеливо снимал место убийства. Несколько раз щелкнул фотоаппаратом, запечатлевая труп в разных ракурсах, после чего отошел к экспертам.

Труп перевернули на спину. Лицо убитого показалось Чертанову знакомым. Присмотревшись, он невольно крякнул. Бог ты мой! Не далее как два дня назад он сидел с убитым за одним столом вместе с Кузей. Брюнет тогда не издал ни звука, только тихо улыбался и лукаво посматривал на своего патрона.

Сверкнула фотовспышка, зафиксировав заметно удивленное выражение лица покойного.

- Теперь давай пулевое ранение... Странно. У покойника во рту клочки бумаги, - слегка разжал челюсти эксперт, показывая их подошедшему Чертанову. Достав пинцетом несколько клочков, он попытался прочитать. - Нет, не разобрать. Чернила слюна разъела. Соберем на всякий случай, может, все-таки что-то удастся прочесть. Такое ощущение, что он не ожидал выстрела, а следовательно, этот человек был ему хорошо знаком или, по его мнению, не представлял для него опасности.

Эксперт осторожно сунул руку в карман убитого и медленно стал выворачивать его наизнанку.

На траву полетело несколько пачек презервативов.

- Так, что там, в другом кармане? - в руках оказалась пачка долларов, заботливо перетянутая тоненькой желтой резинкой.

- Внутри куртки у него что-то торчит, - показал пальцем Чертанов. - Взгляни.

Эксперт слегка откинул в сторону полы куртки. Действительно, из внутреннего кармана торчал белый уголок. Опустив руку, выудил пачку фотографий, на которых были засняты женщины.

Снимков оказалось несколько десятков. На них были запечатлены женщины самых разных возрастов на любой вкус. В основном средней внешности, но встречались и очень красивые. Одеты тоже были по-разному: в целомудренной одежде и красивых соломенных шляпах и в откровенном неглиже; кокетливо поднимающие платья выше колен и совсем без одежды.

- Лопатник! - вытащил эксперт бумажник. - Так, ключи... Наверняка от квартиры. Еще одна фотография, - и, насмотревшись, с некоторой теплотой в голосе протянул: - Красивая баба. Приобщим и это к делу.

* * *

Когда Варяг сказал, что отправляется по грибы, Тарантул сначала воспринял эту фразу как удачную шутку и вместо ответа гортанно хохотнул.

Вышли за околицу, а дальше начинался реденький лес, полный кокетливых лисичек.

- Ого! Гриб, - ковырнул Варяг длинной суковатой палкой под елью. - Груздь! И совсем недалеко от дороги. Значит, к удаче! На следующей неделе намечаются серьезные дела, так что я воспринимаю это как добрый знак.

Тарантул понимающе кивнул. На следующей неделе в Уганду должны быть отправлены три «Антея» с опечатанным грузом в металлических ящиках. По документам в них проходило оборудование для буровых нефтяных скважин, и только трое могли знать, что там находятся ракетные установки «земля-воздух».

Напряженные переговоры о переправке оружия Варяг вел на протяжении последних двух недель и за посредничество рассчитывал получить пятнадцать процентов комиссионных. Весьма слабым звеном в длинной цепочке по-прежнему оставался глава думского комитета Селиван Артурович Ремизов, отвечавший за наличие самолетов и имевший одну скверную привычку - брать больше, чем можно проглотить. Своей неумеренной жадностью он мог поставить под удар четко спланированную многоходовую операцию. А потому Селивана Артуровича следовало предостеречь от возможных глупостей, чтобы в дальнейшем он не заболел несварением желудка.

(Продолжение следует.)