Об этом рассказали сын и дочь летчика-героя Александр Девятаев и Нэлли Девятаева на встрече с казанскими школьниками, которая состоялась не так давно в Центральной городской библиотеке Казани.

Злая шутка «Аэрокобры»

Александр Михайлович - патофизиолог, иммунолог, доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент Российской академии естественных наук, Нэлли Михайловна - музыкальный педагог. Они изучают архивные материалы военных лет, чтобы восстановить неизвестные страницы жизни своего отца. Александру Михайловичу удалось познакомиться и с материалами личного дела летчика Девятаева в Центральном архиве Министерства обороны РФ. 

- После окончания Казанского речного техникума Михаил Девятаев, всегда мечтавший о небе, поступил в Первое Чкаловское военное авиационное училище летчиков им. К.Е.Ворошилова в Оренбурге, окончил его в 1940 году. Его первый бой состоялся 24 июня 1941 года под Минском. Там он сбил первый немецкий пикирующий бомбардировщик Junkers Ju 87, - рассказал Александр Михайлович. - 23 сентября 1941 года под Киевом во время воздушного боя отец был ранен в ногу. Чудом дотянул самолет до аэродрома. Ранение оказалось серьезным. У летчика-асса, командира эскадрильи Владимира Ивановича Боброва была та же группа крови, что и у отца, и он согласился перелить свою кровь умирающему товарищу. Это спасло отцу жизнь. 

После госпиталя врачебная комиссия запретила Девятаеву летать. Он ходил на двух костылях, учился в спецшколе Генштаба Красной Армии. В конце 1942 года отпросился на фронт и его определили в тихоходную авиацию. Он летал на У-2, потом на бомбардировщиках. 

В мае 1944 года произошла вторая судьбоносная встреча отца с Владимиром Бобровым. Бобров уговорил подполковника Александра Покрышкина, который к тому времени был дважды Героем Советского Союза, взять летчика Девятаева к себе, в 104-й авиаполк. Они летали на новых истребителях - американских «Аэрокобрах». Самолет обладал многими достоинствами, но у него была одна конструкторская особенность - дверца кабины открывалась сбоку, как в автомобиле, и когда пилот вываливался из кабины с парашютом, он ударялся о стабилизатор задней части самолета. Говорили, что «Ааэрокобра» не любит, когда летчики ее покидают. 

Вот эту злую шутку «Аэрокобра» сыграла и с отцом. 13 июля 1944 года в бою под Львовом он был ранен, его самолет полыхал. Бобров, нарушая инструкции, вместо позывного Девятаева «Мордвин» кричал: «Миша, прыгай, прыгай!» Он выпрыгнул. Удар о стабилизатор, потеря сознания. Но отец все-таки успел рвануть кольцо парашюта. Когда приземлился, попал в плен. 

Обманувший смерть

- После допроса Михаила Девятаева перебросили в разведотдел Абвера, потом - в Лодзинский специальный лагерь военнопленных летчиков. Там поддерживался порядок, был медицинский уход, пленных хорошо кормили. Так немцы старались любым способом переманить советских летчиков на свою сторону. 

Мы ничего не знаем о жизни в концлагере. Когда начинаешь знакомиться с документами, несколько дней не можешь заснуть, потому что страшно это все… Но люди там жили, и самое главное - хотели вырваться на свободу. 
Отец был одним из организаторов побега. Они из своего барака делали подкоп под колючую проволоку. Но в их группе оказался предатель. Побег не удался. Были пытки, допросы. Отца и еще двух товарищей после суда отправили в лагерь смерти Заксенхаузен. 

Он должен быть погибнуть, но повезло. При санобработке лагерный парикмахер на робе отца заменил бирку смертника на бирку умершего заключенного, у которого был статус штрафника. И отец стал не смертником - летчиком Девятаевым, а штрафником Степаном Григорьевичем Никитенко. Это еще один судьбоносный поворот судьбы. 

Отец вместе с другими 800 узниками был отправлен на остров Узедом. Там в секретном центре Пенемюнде под руководством барона Вернера фон Брауна шли разработки нового оружия Третьего рейха - крылатых ракет «Фау-1» и баллистических ракет «Фау-2». Сейчас там военно-исторический музей, но все-таки остров Узедом хранит свои главные тайны. Точно известно, что заключенные работали по 12 часов в сутки. Их рацион составлял 800 килокалорий, и то не каждый день. А что такое 800 килокалорий для взрослого человека, если для элементарного поддержания организма необходимо минимум 1200? Люди были истощены. Отец весил всего 36 килограммов. 

Побег

8 февраля 1945 года Михаил Девятаев с группой военнопленных захватили немецкий бомбардировщик Heinkel He 111 H-22 и совершили на нем побег из концлагеря на острове Узедом. Об этом Михаил Петрович сам рассказал в своих двух автобиографических книгах «Побег из ада» и «Полет к солнцу». 

Только факты. Их было 10 человек. Побег готовили несколько месяцев. В тот день, воспользовавшись моментом, что механики ушли на обед, беглецы проникли в самолет и в кабину пилота. Девятаев попытался завести мотор, но оказалось, что в самолете нет аккумулятора. На то, чтобы найти и подключить аккумулятор, потребовалось несколько минут. Михаил Петрович завел оба мотора и выкатил самолет на взлетную полосу. Но машина не взлетала. Немцы не сразу поняли, что происходит, и удивленно наблюдали за ожившим самолетом. Девятаев предпринял вторую попытку взлететь. Техника незнакомая, в приборной панели управления приходилось ориентироваться по ходу дела. Все включено, все работает. Штурвал на себя. Но у человека, весившего 36 килограммов, не хватило сил справиться со штурвалом. Ему помогли товарищи. Взлетели! 

На аэродроме была объявлена тревога, но беглецам удалось уйти от погони в облаках. Можно назвать это чудом, но на самом деле - мастерство пилота.

Встал вопрос: куда лететь? Напрямую к своим - опасно, потому что немецкий самолет с символикой Люфтваффе просто бы сбили. Они изменили направление, повернули на юг, чтобы сесть за линией фронта. Самолет все-таки подбили. Девятаеву удалось сбить огонь и совершить жесткую посадку на лесной поляне. Все остались живы, только у одного человека была сломана рука, один легко ранен. К упавшему самолету очень быстро подбежали военные. Это были наши. 

12 лет под прицелом

Встреча была не радужной. Под конвоем группа бывших заключенных концлагеря была передана особому отделу «СМЕРШ». Допросы были жестокими. Первый вопрос, который задали Девятаеву: «В какой немецкой авиашколе ты учился?» Никто не мог поверить в то, что он сумел поднять тяжелый бомбардировщик, на котором никогда не летал, уйти от погони и потом еще приземлиться. Это на самом деле было невероятно. 12 лет Михаил Девятаев находился под подозрением, на нем висел ярлык врага народа. Совершить побег или достойно выдержать то, что пришлось пережить после, - в чем больше подвига? Ответить на этот вопрос очень сложно. 

Счастливый вираж судьбы

В 1957 году к Михаилу Девятаеву пришел корреспондент газеты «Советская Татария» Ян Винецкий. Ян Борисович сам в прошлом был военным летчиком, и история побега его потрясла. Но как опытный журналист он предполагал, что с публикацией материала могут быть проблемы. Так и произошло. Тогда он отправил статью в Москву, в «Литературную газету». Там ее опубликовали только через несколько месяцев, в марте 1957 года. С этого момента для Девятаева началась новая жизнь.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 августа 1957 года Михаилу Петровичу Девятаеву присвоено звание Героя Советского Союза. О награждении ходатайствовал лично генеральный конструктор Сергей Павлович Королев. Так случилось, что именно в том самолете, угнанном Девятаевым, были найдены секретные разработки программы «Фау-2». Эти технические документы дали мощный толчок развитию советской ракетной и космической программ. Позже Михаил Девятаев был награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны I и II степеней, медалями. Он стал почетным гражданином Республики Мордовия, города Казани, а также немецких городов Вольгаста и Цинновица. 

Встреча 57 лет спустя

Позже почти каждый год немцы приглашали Михаила Девятаева в Германию, и он рассказывал немецким солдатам, летчикам о той истории. Немецкие документалисты сняли несколько фильмов о Девятаеве. А первый фильм о Михаиле Петровиче был снят в 1960 году Алексеем Высоцким - полковником Советской армии, журналистом, писателем, режиссером-документалистом. Кстати, Алексей Владимирович - родной дядя легендарного автора-исполнителя, актера Владимира Высоцкого. 

Интересный факт. В 2002 году российские кинодокументалисты снимали фильм о подвиге Девятаева «Догнать и уничтожить». Они разыскали Гюнтера Хобома - того самого летчика-асса, который в 1945 году преследовал угнанный самолет, но упустил беглецов. Сложно ли было организовать историческую встречу двух летчиков, неизвестно. Но она состоялась в 2002 году на аэродроме в Пенемюнде. Гюнтеру Хобому тогда уже исполнилось 92 года, Девятаеву - 84. Несмотря на возраст, они были бодры, энергичны. Мужчины прогулялись по той самой взлетной полосе, посидели, выпили водки, пообщались. Что они чувствовали, какие эмоции их переполняли… Но в конце встречи они обнялись в знак примирения.