Неординарное предложение, высказанное на мероприятии для профильных специалистов, вызвало живую реакцию в российском обществе. На федеральном радио и телевидении тема «мелькает» на протяжении 4 месяцев, а в популярных интернет-поисковиках информацию об изменениях, связанных с переходом на «четырехдневку», ищут десятки тысяч человек.

Тема оказалась настолько резонансной, что потребовала дополнительных разъяснений от Дмитрия Анатольевича. Через месяц после обнародования предложения по изменению условий труда в РФ, председатель правительства отмечал в интервью: «Переход на четырехдневную рабочую неделю – не сиюминутный вопрос, и его не нужно воспринимать буквально. А главное – такой шаг не должен снизить зарплаты людей».

На чем зафиксировалась ситуация? Вопрос четырехдневной рабочей недели, поднятый Дмитрием Медведевым, новый не только для России, но и для мира, неоднозначный, затрагивающий большое число сограждан. В обществе запущена дискуссия, власть в том или ином виде собирает и анализирует мнение россиян по этому вопросу. Предполагается, что в некоторых регионах страны будут проведены эксперименты по введению рабочей недели из четырех будней и трех выходных дней.

Вполне вероятно, что одной из тестовых площадок может стать Татарстан, как привычная площадка для общероссийских экспериментов. На фоне всего вышеописанного становится понятно, почему «ПромРейтинг» не мог обойти тему стороной и провел собственное исследование отношения казанцев к четырехдневной рабочей неделе.

Что нам хотелось узнать в ходе исследования?

Первое, и самое главное – отношение к самой идее введения четырехдневной рабочей недели. Хотелось понять, как к этому новшеству относится усредненный казанец, а также отдельно работники коммерческих и государственных структур, начальники и подчиненные, производственники и офисные сотрудники. Какие альтернативы сокращенной рабочей неделе видят сами казанцы.

Вторая по важности задача – сбор информации о минусах и плюсах предлагаемой четырехдневной рабочей недели. Это важно для анализа препятствий на пути «трудовой реформы». Забегая вперед, нужно отметить, что большая часть респондентов выделяет главной проблемой обман со стороны государства в виде сокращения оплаты труда, тезис, который уже был отдельно опровергнут председателем правительства.

Третья часть работы касалась положения дел на текущей работе казанцев. «ПромРейтинг» через опросы исследовал запасы ресурсов для повышения производительности труда, структуру профессиональной утомляемости работников, их взгляды на отдых.

Четвертая, наиболее абстрактная ввиду имеющихся ресурсов, задача, связанная с оценкой возможных результатов введения четырехдневной недели. Нас в данном случае интересовали предполагаемые стратегии поведения работников, имеющих в распоряжении 3 выходных дня.

Вывод

Главный вывод, который объединяет данные, полученные в ходе исследования: казанцы наслышаны о появлении «сверху» идеи введения в России четырехдневной рабочей недели, но не понимают сути предложения и предпринимаемых шагов, направленных на реализацию выдвинутой концепции. Отсутствие информации вызывает распространение безосновательных предположений и слухов.

Справка. История вопроса

Условия труда в развитых странах мира улучшаются год от года на протяжении последних двух столетий. От круглосуточного труда с небольшими перерывами на сон работа превратилась в занятие, непосредственно отнимающее 20-30% от 168 недельных часов.

Авангардная в начале XIX гипотеза о том, что отдохнувший работник может быть эффективнее «полураба», подтвердилась в том числе в экспериментах капиталистов-промышленников, умеющих считать собственные деньги и не задумывающихся о чужом благе.

Эволюция условий труда, перманентно отражающаяся на его качестве, сократила рабочий день до 8 часов в день, а рабочую неделю до 5 дней. К середине XX века именно эта модель получила наибольшее распространение в мире и была признана на наднациональном уровне стандартом.

В начале XXI-века, на фоне бурного развития информационных технологий и автоматизации производственных процессов, уместность сохранения 40-часовой рабочей недели оказалась поставленной под сомнение. Если мы все стали в разы эффективнее за счет роботов и интернета, но работаем все те же 40 часов в неделю, как и наши деды, значит работодатели вновь выступают в роли эксплуататоров.

К тяготам перегруженной событиями рабочей недели можно добавить всеобщую коммуникативную доступность. Ситуацию, при которой начальник может отчитать или нагрузить дополнительной работой подчиненного в любое время дня и ночи в любом месте. Если все так, улучшилась ли ситуация с правами трудящихся с XXI-века?

Впрочем, и с сокращением рабочей недели не все так просто. Расчёт эффективности работника, исходя из времени, проведенного за столом или у станка, также безнадежно устарел. Куда важнее для страны и мира производительность труда – то, за сколько долларов или евро можно продать плоды работы труженика, выполненной за отрезок рабочего времени. По этому показателю Россия сейчас отстает от ведущих стран в 2-2,5 раза.

Что лучше для страны «налечь на станки» и обогнать весь мир на пятидневке или восстановить силы в дополнительный выходной, чтобы усерднее работать в оставшиеся 4 дня? Дискуссия в России по этому вопросу открыта.

Обследование мнения казанцев, связанного с планами введением четырехдневной рабочей недели, проводилось со 2 сентября 2019 года по 18 октября 2019 года. Методика исследования включала полевые опросы по анкетам-опросникам с частично открытыми вопросами и интернет опросы, созданные на основе обработки информации полевых исследований. Обработанные данные легли в основу инфографики, представленной на сайте «ПромРейтинг». Обследование мнения казанцев предусматривало работу с выборкой, репрезентативной для Казани по половозрастному составу.