У нас отбирают еще одно озеро

Пока экологи вместе с городской прокуратурой бьются за сохранение остатков природы в душном мегаполисе, коммерсанты мощными бульдозерами засыпают озеро Марьино.

Да и рыба здесь водится не абы какая - караси! Об этом рассказал Рифкат, сидевший с удочкой у воды в зарослях кустарника.

- Я часто прихожу сюда, чтобы просто удовольствие получить. Живу во-он в том доме. Посидишь часок-другой - и так отдохнешь от городской суеты!

Рыбак неодобрительно косится на подъехавший к другому берегу самосвал. Кузов машины поднимается, с грохотом вываливая огромную груду песка. Бульдозер плюхает ее в прибрежную воду. Озеро уменьшается на метр. В течение получаса подъезжают еще три самосвала – размеры Марьино меняются прямо на глазах.

За работой техники лениво наблюдают рабочие, вышедшие из строительного вагончика.

- И какую часть озера вам предстоит засыпать? – интересуюсь у них.

Один из них машет рукой: по линии вон от того столбика на одном берегу до кустов на другом. Ого! Почти треть водоема. Работяги пожимают плечами: не все же целиком, че волноваться-то?..

Однако экологи бьют тревогу. Как рассказала профессор кафедры прикладной экологии КГУ, доктор биологических наук, руководитель муниципальных работ по инвентаризации водных объектов и зеленых насаждений Нафиса Мингазова, если даже часть водного объекта засыпается, то нарушаются гидрологический режим, водный баланс озера, круговорот веществ и процесс самоочищения. Когда три года назад засыпали пятую часть озера (0,25 га), песок разошелся по всему озеру и вызвал сильное заиление водного объекта, нарушение грунтового питания. Гнезда ондатр завалило песком, их мертвые тельца потом находили на берегу.

Тогда мэрия отменила свое же постановление о засыпке озера. Однако коммерсанты от своих планов не отказались (здесь хотят построить 10-этажный дом с автостоянкой) и теперь добились получения документов на землеотвод для строительства за счет территории водного объекта.

- Каким образом получают эти разрешения, - возмущается Нафиса Мингазова, - остается только догадываться. Причем не принимается во внимание, что водный объект находится под защитой в качестве федеральной собственности. Озеро Марьино в 2006 году включено в федеральный Водный кадастр. В Казани под застройку продаются земли, на которых находятся либо водные объекты, либо зеленые насаждения. Почему организации, отвечающие за продажу земель, распоряжаются землями, которые не должны продаваться? Почему в нашей столице не обращают внимания на водное законодательство?

Эколог привела противоположные примеры: в Москве запланировано благоустройство и восстановление 36 водоемов, создание на территории города 18 новых охраняемых природных территорий. Неужели, вопрошает профессор, мы хотим жить в Казани среди сплошных каменных стен, автотранспорта и помоек?! Разве мало в столице бесхозных пустырей для строительства?

...Мужчина с маленьким пуделем на поводке остановился на берегу Марьино, с улыбкой наблюдая, как парочка юрких ондатр, скользя по воде, ловко ловит брошенные им кусочки хлеба, и посетовал:

- Раньше их больше десятка здесь водилось, да такие больши-ие! А сейчас только эти малыши остались. Мы тут и на пикеты против застройки выходили, и строительный забор ломали, но все продолжается по-прежнему. Неужели они не понимают, что все равно вода будет стоять в подвале построенного здесь дома, а жильцы станут страдать от миазмов и комаров? Озеро-то не убьешь, оно просто под землю уйдет!

КСТАТИ

Благодаря Казанской межрайонной прокуратуре и Росприроднадзору состоялось несколько судов по делу вокруг озера Марьино, правда, пока они заканчивались с переменным успехом. А тем временем «КАМАЗы» продолжают сбрасывать в воду тонны песка, превращая водоем в зыбкий фундамент будущей высотки.

КВ
Лента новостей