Сто фильмов за один сеанс

Ровно 115 лет назад в Казани состоялся первый кинопоказ.
О том, как это происходило, можно узнать из отрывков готовящейся к изданию книги доцента, завкафедрой киновидеотворчества Казанского университета культуры и искусств Елены Алексеевой. 
Датой рождения кино принято считать 28 декабря 1895 года, когда в Париже в помещении «Гран кафе» состоялись первые коммерческие сеансы синематографа. На них демонстрировались картины «Прибытие поезда», «Разрушение стены», «Завтрак ребенка», «Выход работниц с фабрики Люмьера», «Политый поливальщик» и другие ленты продолжительностью не более трех минут.
Сегодня нам трудно представить тот шок, который испытали первые кинозрители, глядя на экран с ожившими картинками. Синематограф братьев Люмьер был технической игрушкой, и сами создатели не предполагали, что вскоре весь мир охватит сеть кинотеатров, а их изобретению уготована долгая и счастливая жизнь.
В России «Синематограф братьев Люмьер» был впервые показан в петербургском опереточном театре «Аквариум» 4 мая 1896 года и имел громадный успех. Несколько дней спустя к синематографу приобщились москвичи в летнем театре «Эрмитаж», а уже через месяц - нижегородцы.
В конце ХIХ века Казань с населением свыше 160 тысяч человек считалась крупнейшим центром культурной жизни Поволжья. Эстетические вкусы и художественные приоритеты здесь всегда определяла университетская аудитория. Достаточно велика была роль интеллигенции в культурной жизни города. Расширение зрительского контингента местных театров происходило и за счет «продвинутого» купечества и мещанства.
И вот 2 мая 1897 года и в Казань пришел синематограф. «В городском театре в пятницу, 2 мая, первый сеанс настоящего СИНЕМАТОГРАФА ЛЮМЬЕРА (живая движущая фотография). Первый раз в Казани! Интересное зрелище!» - такие анонсы печатали казанские газеты.
Самое полное описание увиденного на этом сеансе можно прочитать в газете «Казанский телеграф» от 4 мая 1897 года: «Демонстрирование нового СИНЕМАТОГРАФА (Люмьера) в городском театре 2 мая можно назвать более чем безукоризненным... Сеансы синематографа, повторяем, удались превосходно (за некоторыми маленькими исключениями), зрительный же зал совершенно пустовал (сбор достиг такой мизерной цифры, как 130 рублей с копейками!)...»
И далее репортер подробно освещает программу первого киносеанса: «Хороши картины «Коронационные торжества», особенно картина «Красное крыльцо. Торжественное шествие Их Императорских Величеств на коронацию». Наиболее интересным было третье отделение программы, составленное из новых картин и весьма разнообразно. Картины «Прибытие поезда», «Купание негров», «Купальня Дианы в Милане», «Горящие растения», «Разрушение стен», «Кавалерия» производили полную иллюзию.
Лучше всех удались картины «Детский бал» и особенно «Малороссийский трепак». Это танцующая в тесном бальном зале детвора с веселыми, непринужденными личиками, это разудалое исполнение хохлацкого казачка...У публики синематограф этот имел большой успех, и большинство нумеров были бисированы. Такие удобные случаи бывают не часто, а в Казани до сих пор не было ни одного (кроме названного выше) хорошего демонстратора».
По оставленным впечатлениям можно сделать вывод, что появление кинематографа в Казани было приравнено к очевидному культурному событию и первый сеанс прошел на хорошем техническом уровне: под него отдан лучший театр, а демонстрация шла под театральный симфонический оркестр.
Следующая демонстрация синематографа Люмьера состоялась 6 мая на утреннем сеансе в городском театре, и его программа состояла из тридцати коротких сюжетов картин, показанных в трех отделениях. Трехминутный сюжет плюс перемена роликов в аппарате - сеансы составляли по времени не менее двух часов. Утренний показ был адресован детям.
Продолжительность вечерних сеансов для взрослой публики впоследствии увеличилась до шестидесяти восьми картин в четырех отделениях.
«Синематограф Люмьера заслужил полного доверия публики. Третьего дня театр был полон и сбор достиг почти 800 рублей. Явление для такого месяца, как май, довольно редкое. И спектакль происходил еще в душном городском театре», - так резюмировал хроникер первые сеансы синематографа Люмьера («Казанский телеграф», 1897, 13 мая).
В мае 1897 года казанский городской театр закрывается до начала будущего сезона, и программу картин «знаменитого и единственного в мире аппарата движущейся живой во весь рост фотографии Синематографа Люмьера» теперь можно увидеть в театре сада господина Панаева в течение всего лета.
В газетах сообщалось: «Сегодня в Панаевском саду для учащихся дан будет сеанс движущейся живой фотографии Синематографа. Цена назначена 42 копейки в партере или ложах».
В очередном сообщении рекламируется кинетофон Эдисона, представляющий собой деревянный ящик с глазком и предназначенный для просмотра фильма одним человеком: «Ежедневное представление на сцене известного чревовещателя г. Донского со своими десятью поющими и говорящими автоматами».
Это время обозначается как период «ярмарочного», «балаганного» кино. Однако следует отметить, что синематографу в Казани отводится весьма привилегированное место: демонстрация вновь возвращается в городской театр и проходит под музыку симфонического оркестра.
Типичный анонс синематографа Люмьера в местной прессе: «В 2 часа дня 11 апреля в городском театре по уменьшенным ценам: представление для детей. В 8 часов вечера по обыкновенным: большой сеанс из 5 отделений. СТО картин. Масса новостей!»
Хроникер газеты делится своими впечатлениями от просмотра: «На первых днях Пасхи в городском театре демонстрировался синематограф Люмьера. Программа составлена интересно, из четырех отделений». Далее журналист сообщает, что особенно хороша панорама дороги от Яффы в Иерусалим: «Любуясь картиной, снятой с площадки вагона отходящего от станции поезда железной дороги, совершенно забываешь, что сидишь в театре. Кажется, что куда-то едешь, вот и станция все дальше и дальше... Полная иллюзия!»
Начиная с 1898 года - с апреля по октябрь - в Казани активно работали летние киноплощадки в садах «Русская Швейцария», «Аркадия», в летнем театре Панаевского сада.
А затем полтора года в прессе не появлялось никакой информации о новых сеансах. Это был период своеобразного кризиса раннего кинематографа: однотипные сюжеты уже не представляли интереса для зрителя.
Январь 1900 года. «Музей Шульце-Беньковской» на Николаевской площади анонсирует сеансы на актуальную тему: «Самая интересная новость! Война между бурами и англичанами, которая в высшей степени интересует весь свет, только что получена из-за границы и выставлена в панораме». Более трех месяцев казанцы могли видеть «Много новостей! Каждый час большое представление без доплаты. Бурская война. Новые картины. Входная плата - 10 копеек». После того как программа исчерпывала себя, деревянный «лес балагана-музея» продавался, а хозяева со своим скарбом переезжали в другой город...
Надо отметить, что анонсы кинопоказов давались в это время нерегулярно и не во всех газетах. Так, следующее упоминание о кинематографе произошло только через два года: в цирке братьев Никитиных в августе 1902 года состоялось «Большое галло-представление. Участвуют лучшие артисты и 11 китайцев, также выход 16 японских собак под управлением г-на Киахото. В заключение кинематограф».
Кинематограф проник не только в театры и цирки - он стал неотъемлемой составляющей питейных заведений. Ресторан казанской гостиницы «Славянский базар» славился отменной кухней. А под яства и музыку дамского венгерского оркестра - «Американская живая фотография показывает сюжеты последнего сражения русско-японской войны, а также новости, оперы, балеты и драмы, исполненные в парижских театрах». Так на рубеже веков кино утверждалось в театральной «провинциальной столице» России Казани.

КВ
Лента новостей