Главный режиссер Казанского ТЮЗа Радион Букаев: Никакие виртуальные миры не заменят живого театра

В ноябре приступил к своим служебным обязанностям новый главный режиссер Казанского государственного театра юного зрителя Радион Букаев. Мы рады, что Радион Тимурович принял наше приглашение на дружеское чаепитие и приехал в редакцию «Казанских ведомостей».

Каким видит будущее ТЮЗа новый главреж? Кто они, сегодняшние зрители театра? Есть ли запретные темы для детей? Сможет ли живой театр противостоять смартфону? Об этом наша беседа с гостем редакции.

Представляем гостя 

Радион Букаев родился 11 октября 1976 года в Казани. В 1994 году окончил Казанское суворовское военное училище. Затем учился в Московском военном университете, но заинтересовался театром. Незадолго до окончания военного университета подал заявление об увольнении из вооруженных сил и поступил в Театральный институт им. Б.Щукина. Работал в студенческом театре МГУ монтировщиком, осветителем, заведующим постановочной частью, выходил в массовых сценах. Вместе с единомышленниками организовал театр «Сакраментум». Принимал участие во многих фестивалях в разных странах. С 2013 по 2016 год был главным режиссером Елецкого драматического театра «Бенефис» Липецкой области. Ставил спектакли в Краснодарском академическом театре драмы им. М.Горького, театрах Москвы, Санкт-Петербурга, Омска, Екатеринбурга, Ростова-на-Дону. Являлся главным режиссером Магаданского драматического театра. Спектакль по книге Григория Остера «Дети и Эти», поставленный в казанской творческой лаборатории «Угол», был номинирован на российскую национальную театральную премию «Арлекин».

Ствол, ветви и веточки репертуара

— Радион Тимурович, вы работали во многих театрах. Легко находить общий язык с новым коллективом?

— В первый день приезда собрал весь актерский состав. После начал встречаться с каждым артистом. С каждым беседовали по 1,5 — 2 часа. Это важно — выслушать человека. Познакомился со всеми службами театра, техническими цехами.

Актеры создают культурный код театра. Сейчас в труппе 38 человек. Есть старожилы — например, Нина Ивановна Калаганова работает в ТЮЗе с 1970 года. Есть сильное поколение, пришедшее в театр в 80 — 90-е годы, сильное среднее поколение, очень интересная, энергичная молодежь. Редкий театр имеет такой профессиональный коллектив. Я пришел с добрыми намерениями и думаю, мы найдем общий язык.

— Главного режиссера часто сравнивают с капитаном корабля. В каком направлении поведете любимый всеми ТЮЗ?

— В ближайшем будущем хочу видеть театр реконструированным. Его здание требует серьезного ремонта. Эти проблемы хоть и не входят в компетенцию главного режиссера, но все равно его касаются. Ими так или иначе придется заниматься.

Конечно, когда приходишь в уже сложившийся коллектив, необходимо учитывать традиции театра. Я изучил историю ТЮЗа, знаю, что пережил театр за последние 10 лет. Это и безвременный, неожиданный для всех уход из жизни в 2013 году главного режиссера Владимира Чигишева, и смена директора, и приход молодого талантливого режиссера Туфана Имамутдинова… Исходя из всех этих предлагаемых обстоятельств, как говорят в театре, я бы сформулировал задачу на ближайшие годы так: создать репертуар, который можно было бы сравнить с деревом. Ствол дерева — это спектакли для семейного просмотра, а уже от него отходят ветви и веточки — экспериментальные постановки. Какая-то веточка крепче, какая-то тоньше и изящнее. Театр сегодня обязан предлагать разнообразные формы работы со зрителями. Да, появились новые технологии, которые погружают в виртуальную реальность. Использовать их очень заманчиво. Но надо помнить, что ничто не заменит живой игры актера. Какие бы виртуальные миры не создавали программисты, ни один из этих миров не сможет дать такого чувства сопричастности, какое дает живой театр.

ТЮЗ — театр для всей семьи

— Сейчас редко в театр приходят семьями…

— Истории, которые я предложу, будут в формате театра для семьи, чтобы было понятно, интересно и детям, и взрослым. Именно на таких спектаклях возникает диалог между поколениями, родителями и детьми. Иногда это спор, иногда полемика, иногда диспут. Но это всегда общение, которое помогает людям лучше понять друг друга, наладить взаимоотношения в семье.

В советские годы была хорошая практика: детей классами водили в театры. И это правильный подход. По статистике, в театр ходит всего 6 — 7% населения. На самом деле редкий ребенок по собственному желанию придет в театр. Если у школьника в кармане есть 100 или 200 рублей и возможность потратить их по своему усмотрению, думаю, он не побежит в театр. Скорее всего, сходит в кино или в какую-нибудь кафешку, купит что-то сладкое… Пока ребенок маленький, выбор за него делают взрослые. И взрослые платят. Поэтому театр для всей семьи — это верное направление для ТЮЗа.

— Есть ли запретные темы для детской и юношеской аудитории?

— Все запретные темы прописаны в законодательстве: запрет пропаганды насилия, жестокости, курения на сцене, оскорбления чувства верующих. В 2009 году я был на театральном фестивале в Иране. Это мусульманская страна, но, представьте, театр там существует! Причем много и профессиональных коллективов, и студенческих. При этом женщине на сцене запрещено появляться с открытым лицом. Открыты только кисти рук, глаза. На сцене мужчине нельзя прикасаться к женщине, женщине — к мужчине. Огромное количество запретов. И при этом полная свобода актеров в том, какие необычные, интересные художественные средства они используют для выражения своих мыслей, чувств. Например, смотрел спектакль по Оскару Уайльду — иранские актеры играли сцену обольщения, не касаясь друга. Или в спектакле «Макбет» Шекспира роль леди Макбет играл мужчина.

— А можно говорить с детьми о смерти?

— А кто с детьми может разговаривать на эту непростую, философскую тему? Только литература, театр. Запретная ли эта тема? Надо ли об этом говорить? Надо. И в репертуаре ТЮЗа есть спектакль «Оскар и Розовая Мама», он как раз об этом.

Зритель эпохи смартфона и интернета

— Правда, что современные дети совсем другие, чем были еще недавно?

— Да. Допустим, вот человек XIX века. Сколько событий он пережил, сколько людей знал, какое количество информации усваивал? Были проведены научные исследования, и ученые пришли к выводу, что 60-летний человек XIX века за всю свою жизнь пропускал через себя столько информации, сколько наш современник пропускает за один день. Максимум за два. И мы не можем с этим не считаться.

Не понимать зрителя, который родился и растет в эпоху смартфона, нельзя. Дети даже в театре не могут оторваться от телефона. Они продолжают с кем-то общаться, просматривать сообщения, свои страницы в соцсетях… Актеры со сцены видят подсвеченные экраном лица зрителей. Играть в такой обстановке очень неуютно… Конечно, можно в зале отключить интернет. Но телефон не отключишь, а там всегда есть чем заняться.

— Можно привлечь внимание зрителей, используя в спектакле возможности интернета, соцсетей…

— Кстати, у меня есть такой спектакль. В театре «Поиск» города Лесосибирска я поставил «Лесосибирск Лойс». Это спектакль-чат. Его действие проходит в сети «ВКонтакте». Актеры практически не появляются на сцене. Со зрителями они взаимодействуют через цифровые технологии. И зрители становятся участниками этого чата с помощью своих мобильных телефонов. Два года назад спектакль номинировался на российскую национальную театральную премию «Золотая маска».

Лесосибирск — далекий город, куда не так просто добраться. Чтобы туда попасть, необходимо из Казани приехать в Москву, из Москвы дождаться рейса до Красноярска. Это почти 9 часов полета, а потом еще больше трех часов ехать по тайге до Лесосибирска. И можете себе представить, в такой глуши живет театр! Он базируется в торце жилого дома. Зал на 90 мест. В «Поиске» работают 12 человек. И на сегодня это один из самых знаменитых театров России. Его фестивальной жизни может позавидовать любой драматический театр крупного города.

Как преподать детям «науку о взрослых»?

— Есть объективные критерии успешности или неуспешности театра?

— Есть критерий — посещаемость. Но можно ли его считать качественным? Сложный вопрос. Я видел спектакли, которые «устали», но они собирают полные залы. Второй критерий — количество денег, которые собирает театр. Но, например, театр играет всего два-три спектакля в неделю. Остальные дни он сдает сцену в аренду для проведения концертов, праздничных мероприятий. Наверное, такой театр хорошо зарабатывает, но можно ли этот критерий считать качественным? Или участие в фестивальной жизни. Но и этот критерий неоднозначный — фестиваль фестивалю рознь.

— Радион Тимурович, интересно, какой первый спектакль вы поставите на сцене ТЮЗа?

— На сегодняшний день есть определенные планы. Еще до приезда в Казань хотелось сделать спектакль по книге «Папамамалогия — наука о взрослых» замечательного писателя Григория Остера, автора остроумных «Вредных советов». Тема взаимоотношения детей и родителей как раз отлично вписывается в концепцию театра для всей семьи.

Давно появилась мысль поставить «Миф о Сизифе» по мотивам древнегреческого мифа. Когда знакомился с актерами театра, присматривался, кто какую роль мог бы сыграть…

В 2022 году грядет 90-летний юбилей ТЮЗа, и к этой дате надо начинать готовиться уже сейчас. Есть идея сделать серию проектов, посвященных юбилею театра.

КВ
Лента новостей