Анна Берсенева: Мои герои понимают ценность семейных чувств

«Капитанские дети», «Слабости сильной женщины», «Ермоловы», «Гадание при свечах» - эти сериалы сняты по книгам известной писательницы Анны Берсеневой. Недавно их автор побывала в Казани и пообщалась со своими читателями. Встреча состоялась в Национальной библиотеке РТ.

Синдром второй книги
Вообще-то написать первую книгу могут очень многие. У людей есть опыт, они проживают интересную жизнь и хотят выплеснуть впечатления на бумагу. Часто получается очень удачно. Особенно врачи интересно пишут. А потом становится сложнее - должно заработать воображение. И многие писать прекращают.

Мой жанр - городской роман
Что такое мои книги по жанру? Для себя я называю их городским романом. Это книги, герои которых живут в городах. Они не заняты чем-то экзотическим, живут обычной жизнью: женятся, разводятся, работают, дружат, растят детей, путешествуют. Мои герои - это люди, понимающие ценность семейных чувств. Причем не только любви, но и других сильных чувств. Их окружает целый яркий мир. Особенно в молодости видишь мир ярким. Ты проснулся - внутри все кипит, тебе все интересно, ждешь от каждой минуты чего-то необыкновенного, все чувства очень сильные. А с возрастом это начинает проходить. К сожалению, само собой это не работает, человек должен научиться эту способность поддерживать.

У моих героев есть история
Мне интересно не только то, каковы мои герои сами по себе и что происходит непосредственно в их жизни. Важнее понять, почему они такие, как их воспитывали, кто были их бабушки, дедушки, как в их семьях хранились и передавались семейные традиции или, наоборот, на каком-то этапе терялись. Мне стали интересны их биографии в более широком, глубоком смысле. И стали появляться циклы книг, когда герои переходили из книги в книгу. И действие происходило и в прошлом, и в настоящем.

Кино - коллективное искусство
Мне было приятно, когда кинематографисты проявили интерес к моему творчеству. Первым фильмом по моим книгам стал сериал «Капитанские дети». Меня тогда спросили: «Хотите сами взяться за сценарий?» Я сомневалась: «Может быть, и хочу, но не умею. Понятия не имею, как это делается: где должен быть разговор, а где описание погоды, сколько места занимает эта сцена в тексте, а сколько на экране, как донести на экран то, что они задумали...»

Был миллион вопросов, о которых я совершенно не имела представления, поэтому отказалась. Потом продюсеры стали присылать мне серии, написанные группой сценаристов из пяти человек. Посмотрев, что получилось, я пришла в ужас и поняла, что зря отказалась. Некоторые из них явно не ставили перед собой вопрос: а умею ли я? Например, он пишет про дочь, у которой был инцест, потому что это якобы будет интересно зрителю. Я говорю: "Остановитесь. Может, кому-то это и будет интересно, но не надо рассчитывать на такой специфический зрительский круг". И тут я поняла, что надо учиться самой. Это оказался тот случай, когда, чтобы поплыть, надо сразу окунуться в воду. Дальше уже стала учиться, ходить на занятия и очень много разговаривать на съемочных площадках. Это важный момент: то, что ты видишь у себя в голове, твой умозрительный кинематограф в реальности может оказаться совсем другим. Тут надо учитывать, что может сыграть актер, а что не может, какую режиссер ставит задачу, что в связи с этим написать в сценарии. Пока дойдет до съемок, сценарий переменится тысячу раз. Кино - коллективное искусство, и можно сойти с ума, когда каждый, кто в этом участвует, вносит свою лепту.

Роман или сценарий?
Когда спрашивают, что больше нравится писать - книги или сценарии, почему-то ожидают, что второе. Потому что кино - это же актеры, впечатления, интересный мир. Все это так, я ездила много на съемки, в экспедиции, и это действительно очень интересно. Но с книгами я не могу сравнить ничего. Вот эта первоначальность, когда ничего не было, а ты взял и придумал, сделал так, как считаешь правильным, необходимым. Ты не подгоняешь себя, ни под кого не подстраиваешься, не думаешь, сможет ли актер показать вот это и сыграть вот то, как режиссера заставить делать так, как ты написал, а в чем тебе надо пойти с ним на компромисс.

Откуда приходят сюжеты
Я с детства была «фантазеристая». Но здесь есть еще один момент. Каждый пишущий человек знает, что реальная история не может стать основой книги полностью, заиграть всеми красками, если с ней ничего не сделать. У меня этот путь получается следующим образом. Сначала есть какой-то важный вопрос, который я себе задаю. Однозначного ответа на него нет. Ответы дают люди своими жизнями, хотя порой они диаметрально противоположны. В поисках появляется характер, который я выдумываю. Потом я начинаю думать, в каких обстоятельствах он мог бы раскрыться, и появляется сюжет. Но когда я придумываю характер, в него, хотя человек и вымышленный, начинают вливаться разные люди, которых я знаю.

Семья писателей
Мы с мужем познакомились в 1980 году. Поженились через 3 года. Если бы нам было сложно друг с другом, то все это выглядело бы иначе. А нам интересно: и разговаривать, и что-то обсуждать. В этом есть сходство с семьями наших родителей. Родители мужа - учителя, у меня оба инженеры. И я с детства привыкла, что дома родители разговаривают о работе. Причем если учителя что-то обсуждали, это хотя бы было понятно, но когда мои родители начинали обсуждать устройство телефонной станции, то я, конечно, ничего не понимала. Но я видела, как увлеченно они это обсуждают, как им интересно друг с другом. И еще, слушая родительские разговоры, я с самого детства понимала, что работа - это очень важно, это то, чем человек живет.

Классика навсегда
Читаю очень много. У нас дома и своя большая библиотека, и родительская. Сама я читаю с четырех лет. Дня не проходит, чтобы я не читала. И когда я возвращаюсь к классике - к Чехову, Толстому, к зарубежной классике, то всегда открываю для себя что-то новое, даже если эту книгу перечитываю в двадцатый раз. А вот современную книгу, которая бы тебя захватила, найти трудно.

КВ
Лента новостей