Сколько стоят настоящие ичиги?

Традиционные татарские ичиги, домашняя обувь, пояса, кошельки и даже кожаные лошадки – все это представлено на выставке в рамках II Международного фестиваля «Кожевенное дело в тюркском мире».
На него съехались в Казань этнографы, историки, искусствоведы, музейные работники и, конечно же, мастера художественной обработки кожи из тюркских стран и регионов.Кожаную национальную обувь, изготовленную по старинным технологиям, можно увидеть сегодня не только в музее. Она пользуется спросом у ценителей старины. Так, узорчатые сапоги из бараньей и козьей кожи стоят от 10-30 тысяч рублей и выше (эксклюзивные модели). И все же настоящих мастеров, создающих такую обувь, в Татарстане не так много - не больше десятка. С одним таким мастером народных промыслов, заслуженным деятелем искусств РТ Наилей Кумысниковой нам удалось побеседовать перед открытием фестиваля в Национальном музее РТ. 
Наиля Халитовна – необычайно разноплановый художник, на ее выставках можно увидеть картины, кожаные панно, калфаки, национальные платья, и, конечно, традиционные татарские сапоги, любовь к которым у нее началась почти двадцать лет назад. «Помню, было это в 94-м году, - рассказывает Наиля Халитовна. – Я купила маме татарские ичиги, изготовленные в Арске, но они оказались очень жесткими. Когда я их сравнила с теми, что хранились в музее, стало понятно – отличаются они кардинально. И тогда я пообещала маме сделать настоящие ичиги. Для изготовления первой пары самостоятельно искала материалы, находила различные сведения по изготовлению, разговаривала с мастерами. С тех пор занимаюсь их созданием профессионально». 
В прошлом году прошла ее персональная выставка в Москве – своеобразный итог двадцатилетней работы. «К сожалению, национальная одежда и обувь пользуется сегодня небольшим спросом в республике, - продолжает художница. - Хорошие, качественные вещи, изготовленные мастерами, стоят недешево, поэтому купить их могут не все. А те, у кого есть деньги, зачастую пренебрежительно относятся к национальному костюму, предпочитая брендовые вещи в бутиках. Поэтому всегда приятно видеть, если молодежь использует какие-то национальные, этнические мотивы в одежде – значит, интерес к этой теме еще не угас». 
По словам Кумысниковой, сегодня не хватает не только покупателей традиционной татарской одежды, но и тех, кто ее создает: «Остается все меньше мастериц-вышивальщиц, которые владеют нужной техникой, и большинство из них уже перешагнуло пенсионный возраст. Раньше их тщательно обучали профессии, начиная с 12 лет, теперь же в этой области уже никого не готовят. Знаменитая Арская фабрика, которую старались сохранить и в военное время, сегодня закрыта. Если так пойдет дальше, через несколько лет создавать национальную обувь станет просто некому. То, что существовало веками и ценилось во всем мире, мы можем потерять в мгновение ока – останутся лишь экспонаты в музее. Для того, чтобы этого не произошло, нужна государственная программа по сохранению этого промысла». 
Будем надеяться, что печальный прогноз Наили Халитовной все же не сбудется. Ну а пока художникам и мастерам еще есть, чем удивить своих почитателей. Убедиться в этом можно было на выставке, проходившей в рамках фестиваля. Представленные на ней сапоги-ичиги поразили разнообразием красок и орнаментов: от старинных узоров, корнями уходящих еще во времена древнего Булгара, до совсем уж оригинальных мотивов, вдохновленных творчеством художников парижского Монмартра начала XX века.Кстати, пока во Франции творили Матисс и Пикассо, на другом конце света татарские мастера также удивляли мир своим творчеством. «В конце XIX-начале XX века изготовлением традиционной татарской обуви занимались до ста тысяч мастеров, - рассказал нам старший научный сотрудник сектора этнографии Национального музея РТ Ильнур Газизуллин. - Есть данные, что в то время было изготовлено около двух миллионов пар обуви. И обувь эта пользовалась спросом далеко за пределами Поволжья и даже России». Интересно, что ичиги традиционно являлись парадно-выходной обувью, изначально они даже не имели твердой подошвы. Узоры обычно наносились лишь на женские сапоги, мужские же отличались строгостью оформления.
По словам Ильнура Рашитовича, производство ичигов было организовано по принципу разделения труда: «Для начала организатор «бизнеса» выделяет деньги на изготовление партии сапог. Затем мастер кроит кожу – физически это тяжело, поэтому на этом этапе обычно работает мужчина. Затем эту кожу везут в деревню, и там мастерица вышивает на ней узоры. В финале идет черед сапожника, который из заготовок делает сапоги. Всего на изготовление одной пары обуви уходила примерно неделя. Надо сказать, что, как и практически в любом бизнесе, в деле изготовления ичигов большая часть дохода уходила организатору. А вот женщинам-вышивальщицам доставалось совсем немного. Впрочем, в итоге в выигрыше оказывались все участники процесса, ведь дело это в те времена приносило большую прибыль. Одна пара ичигов могла стоить двадцать пять рублей – столько же стоила, к примеру, корова». 
Побывав на выставке еще какое-то время и послушав доклады участников симпозиума «Художественная обработка кожи у тюркских народов», мы окончательно уверились в том, что традиция изготовления традиционной татарской обуви сегодня жива как никогда, это часть духовной культуры народа. И пусть художественной обработкой кожи профессионально занимаются сегодня немногие, есть надежда, что промысел не затеряется во времени хотя бы потому, что он уже живет столетиями. И до сих пор работают мастера, абсолютно ему преданные.

КВ
Лента новостей